Как вы отмечаете окончание четверти своих детей-школьников?
За хорошие отметки — поощряем рублем
За хорошие отметки — поощряем подарком
За плохие отметки — наказываем или ругаем
При любых отметках — устраиваем семейный праздник
Просто поздравляем на словах, отмечая пройденный этап
Никак не отмечаем
 
 
Новости Жизнь Владмамы Материнство Дети Здоровье Образование
Женский мир Семья Дом Путешествия Форум

Власть параграфа. Государство раскалывает население, не думая о последствиях

СМИ в свое время шумно отметили начало выплат приемным матерям по 8 тыс. в рамках нацпроекта. А вот одно письмо Минфина осталось ими незамеченным. И  получилось: вроде как схема распределения денег на воспитание чистая, а все равно выглядит как откат. Воспитывать приемных детей стало невыгодно. Есть такая форма— вы не усыновляете ребенка из детдома, а просто берете его навоспитание. Государство оплачивает такой труд, выделяя 8 тыс. рублей в месяц.

Власть параграфа. Государство раскалывает население, не думая о последствияхОднако эти выплаты оказались вне правового поля. Видимо, из-за спешки с нацпроектами. И тогда чиновники из Минфина решили трактовать их как прибыль. А как же иначе? Человек составляет договор о воспитании ребенка и получает за это деньги. То есть плату за работу. А значит, государство должно взять с нее единый социальный налог— 26%. Об этом говорится в письме Минфина от 28 июня 2007 года №03-04-07-02/31.

СМИ в свое время шумно отметили начало выплат приемным матерям по 8 тыс. в рамках нацпроекта. Но вот это письмо Министерства финансов осталось ими незамеченным. И получилось: государство дает пряник, но тут же откусывает от него четверть. Вроде как схема распределения денег на воспитание чистая, а все равно выглядит как откат.

Конечно, чиновники Минфина не сами по себе вдруг озаботились «доходами» семей, берущих детей на воспитание. Они просто отреагировали на обращение Федеральной налоговой службы. И действовали строго в соответствии с законами. Я так понимаю, что наши самые лучшие, самые трезвомыслящие налоговики ушли в правительство. И оставшимся не хватило здравого смысла, чтобы вынести решение вопроса за пределы своего ведомства. Там, за этими пределами, наверняка нашлись бы люди (в первую очередь партийные), которые поняли бы, что в предвыборный период такое издевательство над людьми и самой идеей нацпроектов совершенно недопустимо. Ни в ФНС, ни в Минфине не нашлось ни одного человека, который бы остановил эти сложные бюрократические механизмы и попытался действовать не в интересах ведомств, а в интересах людей. Ради которых эти ведомства и были (в идеале, конечно) созданы.

Страх брать на себя ответственность, страх инициативы— одна из главных болезней России. Инструкции и законы принимаются для того, чтобы чиновник мог действовать, как раз избегая ответственности и необходимости проявлять инициативу. Политические интересы, ведомственные интересы, финансовая целесообразность… А вопрос-то простой: когда и кто отменит решение Минфина о взимании единого социального налога с денег, которые выплачиваются семьям с приемными детьми? При том, что после перестановок в правительстве все чиновники в Минфине остались при своих. Можно понять, что сегодня думают члены многодетных семей и все им сочувствующие о Министерстве финансов и о государственной машине в целом.

Раньше реклама обращалась к большим массам покупателей. Но потом светлые головы стали дробить массы покупателей по очень небольшим сегментам. Чтобы более адресно впаривать им прокладки или что там еще. Эту практику, похоже, взяло навооружение и государство. Сегодня оно редко обращается к народу в целом (он ведь и так многонациональный и поликонфессиональный, то есть какой-то не целый), но предпочитает иметь дело с отдельными группами граждан. Например, власти щедро одарили молодые семьи. Особенно тех, кто решил завести второго ребенка. Никто не подумал, как это воспримут семьи немолодые, у которых тоже вечная проблема с жильем, но которым льготы по приобретению квартир не положены. Тем, кто родит второго ребенка, дают материнский капитал. А тем, кто родил уже троих? Они никакого капитала не увидят. Формальный подход, конечно, может выглядеть эффектно. Но…

Казалось бы, хорошая идея— повысить рождаемость среди молодежи с помощью материальных благ. Однако разве сами молодые люди готовы пожертвовать своим временем, здоровьем и карьерой, родив двоих и более детей? Я в этом более чем не уверен. Тут даже специальные исследования не нужны. По опыту знаю, что второго ребенка супруги заводят, как правило, не сразу, а уже устоявшись как семья, построив свой быт, обеспечив минимальное материальное положение. Разве молодежь берет детей навоспитание? Нет. Это делают люди уже взрослые. Таким образом, государство демонстрирует поддержку меньшей части населения, которая не готова дать то, чего от нее ждут, в то время, как большинство, готовое рожать и воспитывать, остается в недоумении. Так же и в других случаях: власти отделяют бюджетников от небюджетников, врачей общей практики от специалистов, классных руководителей от предметников, ученых-прикладников от «фундаменталистов» и так далее. Рождая нервозность там, где ее не было.

Мы можем модернизировать бюрократический аппарат, но он никогда не станет идеальным. В его основе лежит неследование здравому смыслу, несочувствие народу, а исполнение инструкций и указаний. Лежит и на том лежать будет! И через 100 лет ситуация с деньгами на воспитание сирот и отказников может повториться абсолютно в ноль. И через 100 лет основным девизом граждан по отношению к государству может сохраниться зэковское «не верь, не бойся, не проси». Правило, идеально подходящее для современной жизни. Очень грустное правило, которое когда-нибудь нам аукнется.

У нас есть теория, которой мы описываем Россию иностранцам. Это— суверенная демократия. Теория, которая объясняет особенности российской политической культуры и ее отличия от политической культуры других стран.

Но у нас нет теорий, которые описывали бы взаимоотношения внутри России. Между народом и государством. Между богатыми и бедными. Между этносами— раз уж мы  многонациональная страна. У нас нет внутренней идеи и нет правил поведения, которые были бы приняты большинством. Ведь нельзя же всерьез считать, что деньги или конкурентоспособность могут стать мерилом внутренних отношений. Но кто будет разрабатывать эту внутреннюю идею? Где найти еще одного влиятельного политика уровня Владислава Суркова, который не дал бы этой идее умереть от ожидания в приемной?

 

Журнал «Профиль

 
Рейтинг: Рейтинг статьи: Отлично (голосов: 10)
Ваша оценка:
1670 просмотров
Напечатать
..........................................................................................................................................................................