Невыдуманная история

Автор: Barbara (Елена Котова)

Путь к двум полоскам

Ребенок всегда был для меня неотъемлемой частью семьи. И как только из ранга парня и девушки мы перешли в ранг супругов, несмотря на молодость, по обоюдному согласию начали стараться побыстрее осуществить эту мечту. Однако проходили цикл за циклом, месяц за месяцем, а ничего утешительного не наблюдалось. Как-то сразу в неудачах я стала обвинять себя, хотя особых причин не было.

Мои мыканья по нашей частной и муниципальной медицине продолжались почти год. Все бы ничего, но имея сама медицинское образование, я иногда просто не могла слушать то, что мне говорили врачи. Я постоянно сдавала анализы, пила таблетки, опять сдавала анализы. И так по замкнутому кругу. Лечила что-то вроде дисбиоза. В одной из клиник в мазке как будто обнаружились хламидии: я ухватилась за это. Вот она, причина нашего бесплодия, однако меня смущало, что при моей приверженности к профилактическим осмотрам ничего такого у меня никогда не находили. Пересдав в независимой лаборатории все виды анализов по этому возбудителю, вплоть до белка теплового шока, реактив на который я ждала почти месяц, я успокоилась, что у меня все в порядке.

На карте у меня стояло грозное слово «бесплодие», а я мрачнела с каждым месяцем. Уже не могла смотреть на деток на площадке возле дома, очень уж душа болела… И все корила, корила себя: какая-то я не такая, забеременеть не могу. А тут еще по закону жанра все подруги стали вдруг пузатенькими. В таких мрачных мыслях я и пребывала. Ходила с упорством каждый месяц делала фолликулометрию, где выдавали черным по белому: доминантный фолликул нормальных размеров и отсутствие патологии. Мы с упорством с супругом продолжали стараться зачать ребенка. Секс стал не удовольствием, а работой, полностью подчиненным дням овуляции, наилучшим для зачатия позам и т. д. и т. п. Думаю, многие меня поймут…

При одном таком «старании» я даже попала в больницу с болевой формой апоплексии… Слава богу, все обошлось без последствий. Потом был отпуск, я немного забылась, посетила много святых мест, где просила, чтобы Боженька дал мне ребеночка. Разрядившись и «привезя» веру, начали стараться и обследоваться с новой силой. И тут я подумала, что за все это время никто не предложил мне обследовать мужа. Странно, подумала я, ведь обследование мужчины стоит на первом месте при выяснении причины бесплодного брака.

Сказано — сделано, отправила я супруга на спермограмму. Тут он приносит странный анализ, который мы расценили как ошибку и отсутствие подготовки к сдаче спермы: в бланке на месте числа сперматозоидов стоял просто нуль. Я подумала и успокоила себя и его, что так не бывает. Договорились пересдать через несколько дней в другом месте, перед этим соблюдя все нужные условия сдачи анализа. Но уже тогда на душе начали потихоньку скрести кошки… Еще и медобразование из головы не выкинешь, сразу всплыли в голове все возможные расклады и диагнозы.

Но вот подошел день второй пересдачи спермограммы. И тут самые мои худшие опасения подтвердились, и нашу семью настиг злой рок, иначе не могу сказать, так как это был коренной поворот во всей нашей жизни. В полной удрученности супруг принес анализ с идентичными показателями…

Не буду описывать все последующие месяцы, они мне помнятся только в черных красках, и сейчас есть только одно желание: спрятать их подальше в дальний уголок памяти и не вспоминать. Как я тогда совсем не поседела, не знаю… Сначала мы обращались в частный центр, к андрологам, где мужу назначили пересдачу гормонального профиля и и предлагали сомнительные операции.

Никогда в жизни я не видела до этого, что мужчина может так рыдать, и увы, этим мужчиной был мой муж. Он рыдал, говорил бессмысленные фразы. А я сидела рядом, пыталась его успокоить, что-то говорила про лечение, хотя все поняла сразу: детей от моего мужа у меня никогда не будет. И поэтому было так горько в эти дни: кое-как справившись с его истерикой, отправляла его на работу, затем встречала с дежурств, опять гладила по голове, утешала, укладывала спать, а сама ночами в ванной, включив воду, ревела навзрыд от безысходности… а что оставалось делать? … Главное, надо было как-то жить и ходить на работу, притворяться перед близкими и друзьями, что все хорошо, и это было самым сложным.

Придя в себя после первого удара, я начала думать, как жить дальше. Муж кричал: бросай меня, зачем я тебе такой нужен! Я, конечно, задумалась: молодая, могла бы найти другого мужа. Но… Как я брошу его, того мужчину, который завоевал мое сердце? В любом случае, я бы не смогла так поступить. Наверное, он бы, сделав я такой шаг в ту пору, просто свел счеты с жизнью. Еще я подумала о его маме, о его семье. Они все такие чудесные люди, я не могу их так подвести. Я должна что-то сделать…

К тому моменту мой муж уже сходил в ЦОМиД, там сделали «генетику» и официально поставили ему диагноз. Уже позже, прочитав про это заболевание, я поняла, что встречается оно очень часто. Один случай на сто мужчин, и его коварность в том, что проявляться оно может только бесплодием (я говорю о видимых признаках). Главное, что никто так и не застрахован от него, и прожив всю жизнь, мальчик, а потом мужчина так и не узнает, что чем-то болел, ведь нередко мужчины не хотят разбираться в причинах бесплодных браков.

Думала, я думала… Мужу в это время тоже приходили весьма «оригинальные» идеи: отправить меня в санаторий или на курорт, чтобы я завела там роман и «привезла» ребенка. Признаюсь, я тоже думала найти мужчину и забеременеть от него, ничего ему не сказав. Но как-то с трудом это представлялось при живом муже, тем более в таком его психологическом состоянии. Про диагноз мужа мы сказали только свекрови. Думаю, она имела право знать.

В интернете я наткнулась на информацию о банках спермы. Правда, про Владивосток особо ничего сказано не было, но подумалось: может, связаться с таким донором. Но для начала я решила все-таки узнать, есть ли такие услуги у нас, хотя признаюсь — сомневалась. Сразу оговорюсь, что предложив идею о донорской сперме, я встретила только понимание со стороны мужа. А у меня, как ни странно, не было никаких беспокойств по поводу того, чужой это человек или не чужой: на тот момент я просто шла к цели и очень хотела верить, что шансы есть.

Я внимательно изучила информацию о том, кто и как проходит отбор на донорство. Но в ЦОМиД нам ответили, что таких услуг у них нет, и посоветовали обратиться в «Святую Марию». Так эта клиника стала для меня последней надеждой. Идя туда, я осознавала, что может так случится, что и у них нет донорской спермы, а что тогда… нет… об этом думать не хотелось, и я пошла. Как я выбрала врача? Не знаю. Наверное, сердцем. Просто сидела на форуме «Владмамы», читала про клинику, и кто-то из девочек написал: Голицына Стелла Анатольевна — у нее счастливая рука. Я и записалась к ней.

Пришла на первый прием с кипой своих бесчисленных анализов. Стелла Анатольевна мне сразу очень понравилась манерой поведения, обращением. Она очень тактично отнеслась к моей проблеме, за что я ей очень благодарна, ведь нередко просто неделикатное отношение врача к твоей проблеме отталкивает от него. Стелла Анатольевна меня обрадовала, сказав, что возможно нам помочь путем искусственной инсеминации мне донорской спермы, и если в городе ее не окажется, то можно будет заказать из Новосибирска. Это уже была кое-какая победа для меня. В тот же день, посмотрев меня на УЗИ, она сказала, что все хорошо: зреет фолликул, и назначила дату для инсеминации.

Этот день наступил, и мне сделали две подсадки: в первый и второй день. Сразу скажу, что как бы ни хотелось, но в тот раз ничего не получилось… Сильно уж я, наверное, этого хотела, и навязчивые мысли преследовали меня весь месяц после этой процедуры. Думаю, это и было причиной неудачи. Конечно, я расстроилась, поплакала снова. Кроме того, надвигались новогодние праздники, которых хотелось меньше всего при таких обстоятельствах. Да и клиника уходила на новогодние каникулы, а это означало, что в следующем цикле повторить попытку не получится.

В клинике я вновь появилась во второй половине января. Решили мы со Стеллой Анатольевной проделать еще раз ту же самую манипуляцию. Также сделали две подсадки, и тогда же она мне сказала: «Отключай голову, иначе ничего не получится. Перестань об этом ежечасно думать». Я так и старалась поступать: работала, отдыхала побольше в свободное время, старалась гнать мысли от себя. Потихоньку приближался день Х. Я стала потихоньку думать, что ничего не вышло: признаков никаких нет, грудь не болит, не тошнит, в сон не клонит и т. д… Тест решила пока не делать, придут месячные, так придут.

За два дня до предполагаемой менструации мне надо было выпить сильное противовирусное средство. Я на всякий случай глянула в инструкцию. Там написано, что беременным нельзя принимать. Ну что ж, подумала я, придется сделать тест, а то вдруг… Пошла купила тесты, сделала. Сижу, глаза закрыла, считаю до 30. Открываю, а там одна жирная и вторая тоненькая полосочка, я прямо опешила. Оставила тест на стиральной машине, походила по комнате в полуобморочном состоянии минут пять, взяла себя в руки. Вернулась в ванную, пересмотрела тест. Вторая полоска стала толще. Сомнений не было: я добилась этого. Я — беременна!!!

На всякий случай для верности я купила еще штук семь упаковок тестов от разных производителей и перепроверила. Меня аж трясло от мысли, что я беременна. Боялась даже просто думать об этом, чтобы не спугнуть. Позвонила мужу и выпалила: я сделала тест, там две полоски, по-моему, я беременна. Муж затих и вымолвил: скоро буду. Приехал, глянул на меня, на тест и просто крепко обнял меня, ничего не сказав. Теперь я думаю, он просто не хотел ничего говорить, чтобы не сглазить, просто хотел лелеять эту новость у себя в сердце и не спугнуть.

{PAGEBREAK}

Беременность

Через пару недель я пришла к своему врачу, подтвердилась маточная беременность, я даже увидела маленький кругляшок у себя на стенке матки. Помню, как радовалась за меня врач, не меньше меня. Так и стала я носить свой кругляшок, очень боялась первых неделек, чтобы он там крепко прикрепился и правильно развивался. Старалась беречь себя, но с установившимся образом жизни это было сложно. Наблюдаться я решила там же, в клинике.

До постановки на учет ходила к Стелле Анатольевне, каждый раз ненадолго смотрела по УЗИ, как там эмбриончик. Все шло хорошо. Неделе на десятой мне показалось, что выделения какие-то коричневатые. Я очень испугалась, взяла отгул на работе, легла и не двигалась. Позвонила доктору, она назначила препараты. Все, слава богу, обошлось, может, и не было ничего, а просто это мое воображение разыгралась. Но с лекарствами мне стало спокойней как-то, принимала я минимальную дозу и контролировала прогестерон, который, кстати, был никак не низкий, а даже выше нормы при беременности.

Вот так потихоньку потекла моя долгожданная беременность. В первом триместре очень мучила изжога, я никогда не думала, что она бывает настолько сильной, как будто пожар в пищеводе. Ну, и обычные для 1-го триместра мигрень и сонливость тоже посещали. Ходила я в прекрасном настроении, пока не сдала первый анализ гормонов на патологию плода. А там ХГЧ повышен почти в четыре раза, я слезами обливалась целые сутки. Побежала буквально сразу к генетикам, они рассказали про все риски и предложили хорионбиопсию (на тот срок возможно было сделать только ее). Я согласилась. Назначили дату, я уехала домой переживать дальше.

Очень было страшно за ребеночка. Спасибо моим врачам — успокаивали. Через пару дней решили все-таки с мамой дождаться второго анализа на патологию плода, а уже потом делать выводы, и от хорионбиопсии отказались. И вот сдаю я второй анализ (уже в Центре охраны материнства и детства), а там еще хуже: ХГЧ выше в 5 раз. Опять поход к генетикам, опять бессонные ночи… Генетики предлагают уже кордоцентез, но сделать можно только через месяц, когда плод будет побольше. Я соглашаюсь. Этот месяц мне помогла пережить только работа и поддержка близких…

Накануне этой процедуры я сильно заболела. Кашель жуткий, насморк, настроение ужасное. Но мама, которая видела все мои страдания, просто сказала: в любом состоянии идем на кордоцентез, даже не думай отказаться, идем до конца. Откапали меня за два дня, поставили на ноги. В день процедуры я пришла туда на твердых ногах. Все сделали хорошо, я была спокойна и успокаивала малыша, чтобы он не барахтался в животике во время укола. Попали быстро, безболезненно. Осложнений не было. Ждать результат недели три.

Сделав эту процедуру, я как-то успокоилась и даже больше не вспоминала про эти злополучные анализы. И когда через 3 недели подтвердили, что у нас будет здоровый мальчик, я приняла это так, как будто давно знала.

Дальше все шло как по маслу: меня ничего не беспокоило и не болело, вес набирался более-менее равномерно. Лето пролетело стремительно в бесконечных поездках на море. И живот-то уже был ого-го, но это меня не останавливало, часто и одна ехала на электричке, автобусе. И так мне все это нравилось — высшая гармония. Чувствовала себя по-настоящему счастливой. А потом и осень наступила, теплая такая, солнечная. Время родов приближалось.

Я решила рожать бесплатно, хотя поначалу думала заключать договор, но посмотрела на своих подруг, которые только родили и все хорошо было, тоже решила идти так. На третьем УЗИ у Ширина все еще раз получше рассмотрели, он сказал, что малец будет не маленький, за 3800, и срок поставил — интервал в 5 дней, срок, кстати, сходился с акушерским сроком. Правда, плод лежал упорно в тазовом предлежании. Я, конечно, расстроилась немного, хотела сама родить, и стала себя потихоньку настраивать на КС. Делала, конечно, гимнастику, плавала на досточке пузом вниз, чтоб ему там больше пространства было для маневров. Уже и врач сказала: через недельку дам направление в роддом на КС.

Прихожу я к ней, ложусь на осмотр. Мы с ней болтаем обо всем подряд. Она и говорит: «Ну, головка еще не прижата». Я: «Как головка, там же попа?» Она спохватилась: как так, срок-то уже 37 недель почти, неужто перевернулся мой ленивка? Побежали на УЗИ, одним глазком глянуть, на всякий случай: точно, лежит мой слоник головой вниз. И такие чудеса бывают.

Успокоилась я и настраивалась теперь на естественные роды. Ходила последние деньки в хорошем настроении, километры пешком нахаживала, ничего меня особо не беспокоило, спина только побаливала. Каждый понедельник приходила на осмотр, где мне выдавали очередное направление в роддом. А решила я рожать в 1-м роддоме.

Никаких предвестников, ничего почти. Уже и родить как-то побыстрее хотелось! И вот прихожу я на прием в 39 недель и 3 дня. Врач посмотрела: головка еще не опустилась, родовые пути готовы. Говорит, еще ходить неделю будешь точно. Ну, я и ходила еще два дня.

В среду, сходив за покупками, притащилась с пакетами домой. Думаю: что-то давно не пекла я ничего, ремонт был, жара, не до этого, и раз уж целая неделя еще впереди, надо побаловать мужа каждый день выпечкой. Завела теста дрожжевого на пирог и пошла в туалет, а там-то, похоже, слизистая пробка отошла. Но я себя успокоила: не факт, что в ближайшие дни рожу, это, может быть, так, просто… И пошла с собакой погулять, по косогорам, часа полтора. Тут что-то поясницу стало ломить периодически, несильно. Поясница — не живот, подумала я, наверное, куда-то уткнулся там ляль мой. Да и непостоянные эти боли были…

Нагулялась, пришла, а спину все потягивает. Думаю: если роды начались, так еще долго, так сказать, до основной части, тесто стоит, не пропадать же добру. Напекла два противня. Сижу, не удержалась, схомячила ого-го сколько. Ем и размышляю: а вдруг точно роды, а я наелась сдобы, клизмить долго придется… Ну и черт с ней… и еще кусок умолола. А спину все тянет и тянет. Муж пришел с работы в девятом часу. Я, естественно, ему ничего не говорю, вдруг ложная тревога, схватки тренировочные. Сходила в душ, думала, пройдут, нет, все так же. Легла, решила заснуть, может, так пройдут. А уже больновато, заснуть так и не удалось. Лежу, муж напротив за ноутбуком. Я его постоянно спрашиваю, сколько времени, схватки засекаю, а он даже не догадывается. И непонятно как-то они идут: то через 7 минут, то через 10. Я еще полежала. Потом известила мужа о схватках. Он, бедный, переполошился, решил прямо сразу в роддом бежать. Я успокоила, говорю, с такими схватками из роддома погонят, полежим, еще, может, и не то. Пролежали так до пол второго ночи, позасекали. Все равно как-то нерегулярно получалось. Во втором часу я говорю: все, поехали в роддом, что-то уже и больновато. Собралась я с горем пополам, и покатили мы в ночь темную.

{PAGEBREAK}

Собственно роды

В роддоме мы появились где-то около двух. Я, надо сказать, с опаской стояла возле двери приемного покоя, думала — вдруг не примут… Но мне повезло, женщина такая хорошая попалась, оформляла меня быстро. Говорю ей: а это точно роды? Она: «Ну, вам виднее, вы же тоже медик». Я: «Так я теоретически знаю, а практически не испытывала еще». Приложила она руку к моему животу, говорит: «Похоже на роды». Переодели меня в рубашку, мужу отдала пакет с одеждой, он в панике: «Ты куда? Я с тобой в палату?» Я ему отвечаю: «В какую палату, милый, ты что, я рожать пришла сюда, а не лежать».

И… сколько я этого ждала… подняли меня в родзал. А там тишина, я-то представляла: прибуду — а там аншлаг. Акушерка из приемного отделения меня на прощание даже приобняла и сказала: не бойся, глаза от страха круглые и дрожишь вся. Все хорошо будет. Я прямо от этих слов сильнее себя почувствовала. А дрожала, надо сказать, я не от страха, а от холода: отопление еще не включили в то время, а ночи прохладные уже были и душ не сильно теплый приняла. Колотило меня будь здоров.

Пришла дежурная врач, посмотрела меня. Сначала не очень дружелюбно спросила: зачем так рано приехали, еще все в самом начале, шейка раскрыта на один палец, и дома надо было сидеть. Я виду не подала, что обиделась, понимаю ведь, что такое, когда тебя поднимают ночью с постели, сама так часто дежурила. И дружелюбно продолжала вести с ней беседы. Она сказала, что если родовая деятельность затихнет, спустят меня в дородовое. Я сникла, конечно: никогда не хотела валяться в дородовом, ждать родов, да и выходные приближались. Поругала себя: надо было дома сидеть. Однако в конце нашей встречи с врачом она уже сказала: молодец, что приехала, похоже, точно роды. Давай ложись, поспи до утра, если воды отойдут, разбудишь акушерку.

И осталась я одна. Ну, спать-то, конечно, не получалось, уже прихватывало — будь здоров. Иногда между схватками я припадала на кушетку и забывалась на пару минут. К счастью, нашла ветродуйку, включила ее и прыгала возле нее, грелась, так как в остальных частях родзала организм от холода приходил просто в оцепенение. Так и накручивала круги по родзалу, дабы согреться и боль перенести. Чтобы сократить время, изучила любопытным профессиональным взглядом, что там из препаратов в стеклянном шкафчике лежит. А тут веселье началось: на каждую схватку на утку летишь, и рвать меня стало желчью горькой, бегом к раковине, и поясницу ломит. Так и провела в беготне до 6 утра. Наутро пришла другая врач, посмотрела: открытие 3 см, все хорошо, сердцебиение отличное. Сказали, дадут сон-отдых, ночью же не спала, да и пересменка, пока суть да дело. Добрые друзья анестезиологи ввели все, и я часика два спала, практически ничего не чувствуя, еще часа полтора лежала в полудреме, так как спать еще сильно хотелось, но на схватке елозила всем телом по кровати.

В 9:30 пришла новая смена, осмотр: открытие 5 см, все идет по плану, вскрывают плодный пузырь (я-то думала, что это больно, а оказалось — пустяк). Потом сделали КТГ. Дали мяч, сказали качаться. И понеслась самая трудная часть моих родов. После вскрытия пузыря схватки стали действительно сильные, я перепробовала все рекомендуемые способы пережить боль, типа: петь песни, расслабить нижнюю челюсть и плечи, ходить на носках; все это особо не помогало, кроме мяча. Я поглядывала на часы на стене и с ужасом думала: когда же все закончится и есть ли какой-то предел боли. Сама себе рассчитала, что рожу не ранее 18 часов. Конечно, начали посещать глупые мысли, столь часто приходящие в родзале многим женщинам: да чтобы я еще раз пошла на роды, чтобы еще раз забеременела, да лучше кесарево, и т. д., и т. п…

В соседнем зале к тому моменту появилась соседка, и вместе мы так на схваточках поскуливали: вспоминали мамочку, Боженьку; я старалась скромненько, хотя от боли, конечно, уже вконец озверела и не знала, куда залезть. Пришла врач и при очередном осмотре решила подтянуть шейку, вот тут я точно от боли чуть до потолка не взлетела. Спросила может, анестезию тебе, я с перекошенным от мук лицом и со слезами что-то промычала. Она потом сказала: хотя осталось-то тебе совсем чуток, потерпи, дорогая, в ответ я все так же промычала…

Два последних сантиметра открытия я помню как постоянную боль, как будто поясницу и бедра кто-то раздирает в разные стороны. Врачи ушли принимать роды у моей соседки, а мне сказали: начнет тужить — тужься потихоньку стоя. Я бегала вокруг моей кровати-трансформера, и что-то меня не тужило. А надо сказать, в студенчестве нас частенько водили на роды, естественно, заводили на период изгнания плода, как раз на потугах. По этим самым воспоминаниям потуги представлялись мне как нечто непереносимое: на них женщны жутко кричали, и ребеночек никак не мог появиться. Поэтому как-то я их опасалась, но знала, что жалеть себя нельзя, надо думать только о малыше. Тут наконец подошла первая потуга, да сильная такая. А бригада-то вся в другом родзале! Я с криками «тужит!» вылетаю в коридор. А в родильном отделении в то время шел ремонт. И вот я натыкаюсь только на двух китайцев в халатиках, мерно скребущих стены. Да уж — кричащая девушка, только что тут вывшая, рубашка задранная — картина маслом…

Я аж присмирела, и обратно к себе в родзал. Еще немного мучений, и пришла бригада врачей. Посмотрели и приступили: кровать трансформировали в кресло, и я мигом туда взлетела. Врачи сказали тужиться на схватке. Оказалось, это такое облегчение: тужишься и боль как будто уменьшаешь. Тужилась я по три раза на схватку. Немного меня поругали, что я рычала на третьей потуге, но мне просто воздуха не хватало. Тут я справилась с собой и родила под дружные команды врачей и голову, и всего моего крохотульку, оказалось, у него было нетугое обвитие.

Помню я, как на грудь мне выложили такое теплое, слегка синеватое тельце, прочистили дыхательные пути, и он закричал. Я взяла его за ручку и не отпускала, все пыталась разглядеть, какие у него глазки, а он отворачивался от меня. У меня было непередаваемое ощущение счастья, эйфория. Я что-то говорила врачам без остановок и просто не верила, что то, чего я так долго ждала, осуществилось. Спасибо всей бригаде: порвалась совсем чуть-чуть. Три маленьких шовчика, и те рассасывающимся шовным материалом.

Родился мой малыш 3870 г и 55 см. Я теперь самая счастливая на свете, и очень рада, что помогла своему мужу тоже почувствовать радость отцовства. И если мне еще раз в жизни предоставится шанс родить второго ребенка, я обязательно им воспользуюсь. Всем желаю огромного счастья, и помните: «Если ты чего-нибудь хочешь, вся Вселенная будет помогать тебе способствовать тому, чтобы желание твое сбылось», П. Коэльо.

  • 19.04.2012
  • 14759 просмотров

Поделиться с друзьями