Исполнились ли Ваши новогодние желания, загаданные в канун 2016 года?
Да, мои желания всегда исполняются
Да, и даже круче, чем загадывалось
Частично
Жду исполнения, до конца года еще есть время
Нет, не исполнилось
Не успела ничего загадать, исправлюсь в этом году
Не верю в подобную ерунду
 
 
Новости Жизнь Владмамы Материнство Дети Здоровье Образование
Женский мир Семья Дом Путешествия Форум

Чанша: радостная столица горячей провинции Хунань

Часть 2

Встреча с этим городом поразила. Город рек, островов и гор. Мегаполис с особым характером, историей, репутацией. Столица «красного туризма». Место становления молодого Мао и его превращения из юноши в революционера, несущего ответственность за действия других людей.

Но об этой исторической ипостаси Чанши при встрече с ней хотелось думать меньше всего.

Едем в столицу

«…Мы — из столицы…», «…а вот приедем в столицу…», «…нет, здесь не то, что в столице…», «…а вот у нас в столице…».

Словно звонкие монеты, рассыпала вокруг меня слово «столица» переводчица Тоня, то тут, то там вставляя его в свои рассказы. Тоня — молоденькая 23-летняя сотрудница компании СТS (China Travel Service), бегло говорящая на русском языке, сопровождала нашу группу в поездке. Ее монологи про легенды, традиции и известных людей провинции Хунань занимали наше внимание на протяжении многочасовых переездов из одного города в другой.

«Ты так часто говоришь о столице, ты настолько любишь Пекин?» — спрашиваю, остановив ее на секунду в холле гостиницы. Тонины глаза округляются. В это мгновение читаю в ее глазах мысль на китайском языке, не требующую особого перевода: «Русские, вы такие странные!» «Почему ты спрашиваешь меня о Пекине?» — удивленно задает мне встречный вопрос Тоня. «Так ты же все время о столице говоришь!» — изумленно вопрошаю я. «Ой, нет, нет! Я о Чанша говорю! Это — наша столица. Столица провинции Хунань!» — с гордостью ставит меня на место Тоня.

В этом диалоге — все! Непередаваемая, сумасшедшая, искренняя любовь жителей города Чанша к «своей столице».

Еще до прилета сюда (а мы прилетели в Чаншу из Пекина на исходе первых суток нашего путешествия), название этого города цепляло внимание и заставляло воображение переключаться на представление того, какой он.

Для меня многие слова «говорят», и в написанном, и в произнесенном виде. Я их «слышу» и «читаю» не так, как многие люди. Иногда особое звучание слова или то, как оно выглядит в напечатанном или написанном ручкой варианте, добавляет к его прямому лексическому значению какой-то свой, дополнительный смысл, особую окраску.

В названии «Чанша» почему-то все время слышится «Ча-ша». Вот он, особый смысл! «Город-дом», «город-полная чаша». Да, именно такой я представляла себе Чаншу до въезда на ее улицы.

Справка ВМ

«Чанша (Changsha) —
административная столица провинции Хунань. Численность населения, живущего непосредственно в городе — 3,6 миллионов человек. Вместе с пригородами — около 7 миллионов. Входит в 20 наиболее экономически развитых городов КНР. Считается одним из инвестиционно-привлекательных городов Китая. Крупнейший транспортный узел, соединяющий железнодорожными направлениями северные и южные провинции, в том числе и высокоскоростными маршрутами. Международный аэропорт Чанша, Хуанхуа (Huanghua) принимает рейсы из 18 городов мира, признан одним из наиболее загруженных аэропортов КНР.

Чанша, которую увидеть не удалось, но почувствовать — посчастливилось

Судя по всем рассказам, путеводителям, официальным буклетам Чанша — город радости. Яркий, амбициозный, драйвовый мегаполис, город молодых и веселых людей, умеющих развлекаться и развлекать. Его территорию дробит на десятки островов и районов река Сянцзян, мосты через которую дополняют городской пейзаж Чанши ажурными воздушными перекрытиями, вантами, опорами и леерами.

Мост через реку Сянцзян в городе Чанша Мост через реку Сянцзян в городе Чанша

Город активно строится. Мы застали его в тот самый момент, когда типовое архитектурное прошлое (в виде последней линии одно-двухэтажных домишек, прилегающих к оживленным магистралям) стиралось с лица земли. На их месте в считанные дни-месяцы взлетают ввысь двадцатиэтажные комплексы современных зданий из стекла и бетона, самой замысловатой конфигурации.

Сегодняшняя красота Чанши совсем скоро дополнится неповторимыми архитектурными сооружениями: самым высоким небоскребом в мире Sky City, драматическая история постройки которого будоражит знатоков уже пару лет и уникальным Международным центром культуры и искусств Meixihu.

Оба проекта завораживают! И оба — не оставляют сомнения в том, что они все-таки превратятся в реальность. Ничуть не уступающую красивым презентационным картинкам дизайнеров.

В стотысячный раз и по разным поводам следует отдавать должное китайцам. С 2010 года они выбирают самые счастливые города в своей стране! Чанша из списка самых счастливых городов ни разу не выбывала.

Жители Чанши счастливы в любое время суток. Днем — радуются возможности учиться, работать, растить детей, оберегать стариков. Вечером — возможности общения, отдыха, развлечения.

Чанша — город весёлых людей Жители Чанши счастливы в любое время суток

Мэр Чанши, с гордостью представляя свой город на нашем официальном двустороннем китайско-российском мероприятии, поделился, что каждую субботу столица Хунани радует всех горожан и гостей фейерверком. Просто так, без повода, чтобы подарить людям счастье. И статус «радостной столицы» поддержать.

Именно это состояние ее жителей — состояние счастливого умиротворения — мне удалось зафиксировать, несмотря на то, что ту Чаншу, о которой пишут туристические порталы, пишут официальные буклеты и многоязычные путеводители, я не увидела.

Только по фотографиям в интернете и из содержания туристических буклетов я знаю и об оранжевом острове Цзюйцзычжоу, «всплывшем» посреди реки Сянцзян, вся территория которого заполнена апельсиновыми и мандариновыми деревьями, усыпающими оранжевыми плодами тропинки в сезон созревания этих цитрусовых фруктов; и об истории высшей школы Юелушуюань, в течение двух тысяч лет напитывающей знаниями великих сынов Китая; и о Хунаньском музее, в выставочном зале которого взоры людей притягивает фигура хорошо сохранившейся женщины — мумии времен Ханьской династии.

К сожалению, мы провели в Чанше всего лишь несколько часов. Основную часть времени заняли официальные протокольные мероприятия. Задержавшись на «красном» маршруте «Шаошань — Дишуйдун — Наньюе», мы опоздали на официальный банкет по случаю двусторонних переговоров китайской и российской делегации участников конференции по Красному туризму. В итоге вечерняя официальная программа закончилась в 21:40. А утренняя началась в 8:30, по окончании которой нас сразу же увезли в Нинсян, в дом-музей Лю Шаоци — еще одной легендарной личности маршрутов «красного туризма».

Официальный банкет для участников конференции по Красному туризму Официальный банкет для участников конференции по Красному туризму — официанты на готове

Но у меня было два часа раннего утра — с 6 до 8 — время для того, чтобы «побродить рядом с гостиницей»! И это время стало личным подарком.

Моя Чанша оказалась другой, отличной от своего портрета в буклетах и интернетах, но, без сомнения, такой же счастливой и радостной.

И в 6 утра Чанша не спит

Выскользнув из уютного номера 5-звездочной гостиницы Empark Grand Hotel (обо всех гостиницах тура обязательно напишу отдельный топик, ибо они все заслуживают отдельного описания), спустившись на лифте с 43-го (с ума сойти!) этажа, я вышла на улицу.

5-звездночаня гостиница Empark Grand Hotel 5-звездночаня гостиница Empark Grand Hotel

Над городом висел утренний туман. Прямо перед гостиницей его усиленно притягивала к своим берегам река. Напротив, на стрелке реки — расположился удивительный микрорайон Kaifu Temple Area. Его главная достопримечательность — высотное здание комплекса 5-звездочного Intercontinental Hotel.

Этот объект накануне вечером, когда световой день уступил место ночному освещению, удостоился названия «Башня Саурона» (меткого эпитета одного из моих коллег, увидевшего на крыше похожий на «красный глаз Саурона» логотип компании-владельца здания). Увы, в 6 утра «Башня Саурона» ну совсем никак не могла претендовать на звание «обители зла». Может быть, потому что «глаз» уже не светился?:)) На самом деле, это было просто очень интересное по форме здание. В комплексе с другими объектами этот маленький кусочек Чанши представлял собой весьма интересный пейзаж современного мегаполиса, магнитом притягивающего туристов в свои отели.

Микрорайон Kaifu Temple Area и его главная достопримечательность Intercontinental Hotel утром Микрорайон Kaifu Temple Area и его главная достопримечательность Intercontinental Hotel вечером

И больше всего, конечно же, меня поразило утреннее слияние футуристического облика Чанши, с ее интереснейшей современной архитектурой, с той Чаншой, которая когда-то видела своими глазами молодого Мао. Город, за всю свою историю ни разу не менявший название, восстановившийся после разрушительного пожара 1938 года, выживший после 4 попыток японского захвата, Чанша из прошлого предстала передо мной как на ладони.

В этой картинке, врезавшейся в память, вся она — Чанша, полная чаша, радостная столица, в которой уютно каждому.

Ее история и дух — в этом обилии старых джонок, сконцентрировавшихся рано утром в притоке реки Сянцзян, прямо напротив современных многоэтажных отелей из стекла и бетона.

Джонки в притоке реки Сянцзян Современный микрорайон города Чанша

В рыбаках, невозмутимо вытягивающих сети и никуда не торопящихся. В рыбацкой семье, живущей в лодке и явно не представляющей свою жизнь в многоквартирном доме.

Дом на реке Семья рыбаков

В тех любителях удочек, что сливаются с пейзажем реки на ее берегу по утрам или облюбовывают для своей забавы высокие перила моста с шестиполосным автомобильным движением. В любителях бега и утренней зарядки тайцзи, что располагаются в уютных скверах и на широких тротуарах жилого микрорайона.

Если вы когда-нибудь останавливались при виде того, как пластично и медленно пожилые китайцы достигают гармонии внутренней с внешним миром в движениях тайцзи, вы поймете мою завороженность ими.

Утренняя зарядка тайцзи Утренняя зарядка тайцзи

Такую же сильную, как завороженность этим городом, в который просто нельзя не влюбиться. И нельзя не вернуться снова.

_ _

Вернувшись домой, нашла в Интернете стихи о Чанше. Они в достаточной степени выражают те чувства и ощущения, что наполнили мою душу во время утренней прогулки по маленькой и уютной набережной реки Сянцзян в районе Кайфу.

У реки

Чанша

В день осенний, холодный
Я стою над рекой многоводной,
Над текущим на север Сянцзяном.
Вижу горы и рощи в наряде багряном,
Изумрудные воды прозрачной реки,
По которой рыбачьи снуют челноки.
Вижу: сокол взмывает стрелой к небосводу,
Рыба в мелкой воде промелькнула, как тень.
Всё живое стремится сейчас на свободу
В этот ясный, подёрнутый инеем день.
Увидав многоцветный простор пред собою,
Что теряется где-то во мгле,
Задаёшься вопросом: кто правит судьбою
Всех живых на бескрайной земле?
Мне припомнились дни отдалённой весны,
Те друзья, с кем учился я в школе…
Все мы были в то время бодры и сильны
И мечтали о будущей воле.
По-студенчески, с жаром мы споры вели
О вселенной, о судьбах родимой земли
И стихами во время досуга
Вдохновляли на подвиг друг друга.
В откровенных беседах своих молодёжь
Не щадила тогдашних надменных вельмож.
Наши лодки неслись всем ветрам вопреки,
Но в пути задержали нас волны реки…

Автор этого стихотворения — Мао Цзэдун.

Удивительно! Никогда бы не подумала, что у меня будет что-то общее с Мао…

Но о нем — только в следующем очерке.


См. также:
 
Рейтинг: Рейтинг статьи: Отлично (голосов: 45)
Ваша оценка:
1753 просмотров
Напечатать
..........................................................................................................................................................................