Как вы отмечаете окончание четверти своих детей-школьников?
За хорошие отметки — поощряем рублем
За хорошие отметки — поощряем подарком
За плохие отметки — наказываем или ругаем
При любых отметках — устраиваем семейный праздник
Просто поздравляем на словах, отмечая пройденный этап
Никак не отмечаем
 
 
Новости Жизнь Владмамы Материнство Дети Здоровье Образование
Женский мир Семья Дом Путешествия Форум

Игорь Олейников. Запечатлённое мгновение

«Лабиринт» продолжает цикл летних акций для всех любителей иллюстрированной детской книги. Каждую неделю мы «открываем» для вас одного из художников-иллюстраторов. И каждую неделю будет действовать дополнительная скидка 8% на его книги. Срок действия скидки — с понедельника по воскресенье.

Игорь Олейников — современный художник, рисунки которого можно узнать сразу. По смелому движению кисти, по объему каждой детали и уникальной фактурности, по цветовой насыщенности, создающей смелый, динамичный и яркий образ.

Игорь Олейников начал рисовать благодаря своей матери-художнице и многому научился у нее. В 1979 году он стал работать на студии «Союзмультфильм» («Тайна третьей планеты», «Сказка о царе Салтане» и другие мультфильмы), после — работал и в других анимационных студиях. Рисовать иллюстрации Олейников начал в середине восьмидесятых, сначала — для журналов («Трамвай», «Куча мала» и другие), потом — проиллюстрировал первые книги.

Иллюстрации к детским книгам принесли Олейникову невероятную популярность. Сегодня в свет вышло около семидесяти книг с его иллюстрациями, очень разных, от отечественной и зарубежной детской классики до современных повестей, в том числе — для подростков.

Игорь Олейников. Запечатленное мгновение.На его картинах кипит жизнь. «Все бегут, летят и скачут», как в стихотворении Хармса (которое Олейников, кстати, тоже проиллюстрировал), каждая полностраничная иллюстрация — мизансцена, похожая на остановленный кадр, каждая небольшая зарисовка — ярко выраженная эмоция. Чем длиннее строфа — тем больше персонажей несется вниз на санках. В его работах виден опыт не только мультипликатора, но и художника-постановщика: важно каждое движение, каждая поза, мимика персонажей, и, конечно, мелочи, окружающие героев. Титульный лист «Баллады о маленьком буксире») проводит маленький кораблик под разведенными мостами в бескрайнюю даль — в соответствии со всеми законами режиссерского замысла. «Книга как сценарий,— говорит сам художник.— Иллюстрации как кадры. Рисуя иллюстрацию, я знаю, что происходило до и что будет происходить после этого кадра».

В двухтысячные Игорь Олейников много работал для зарубежных издательств. Создал пронизанные духом Востока иллюстрации к «Соловью» Андерсена для тайваньского издательства и выстроил огромный мир вокруг маленькой мышки Махалии, которая отправилась учиться в Гарвард (книжка-картинка вышла в США). А книг с его иллюстрациями, выпущенных российскими издательствами, еще больше, и он не устает радовать своих почитателей новыми работами.

Игорь Олейников. Запечатленное мгновение.Волшебство стиля создается и техникой рисования. Игорь Олейников использует гуашь и сухую кисть, создавая фактурность, шероховатость, которая может сыграть по-разному, в зависимости от замысла художника. Так возникают упорный и трогательный мышонок Десперо и смешные, эмоциональные коты из «Котобоя»; возвышенное и страстное пламя («Жар-птица») и спокойные, немного нереальные, словно приснившиеся пейзажи («Панда Конфуций»).

Олейников любит подчеркивать, что рисует не для малышей, а для ребят постарше. И дело не только в самих книгах, многие из которых — повести для читателей от семи-восьми лет («Путешествие на Тандарику», «Сказки дядюшки Римуса», «Как слониха упала с неба». Это заметно и по непростой для маленького зрителя технике, и по количеству деталей, и по мысли, заложенной в каждую картину. Чем больше разных эмоций, сложных, не всегда однозначных, заложено в книге, тем интереснее ему работать над ней. Так появились иллюстрации к притче Жюля Сюпервеля «Вол и осел при яслях» и иллюстрации к философским китайским притчам.

Но тем не менее этот художник умеет почувствовать детскую логику и запечатлеть ее, что хорошо видно по иллюстрациям к стихам Хармса, Бродского, Лира. Олейников играет с парадоксами и абсурдом, но раскрывает их ясно и изящно. «Рабочая азбука» Бродского, которую легко посчитать слишком политизированной, мало понятной ребенку, оживает, благодаря созданным художником образам. Каждый разворот «раскрывает» букву в каждой своей детали: под дождем из роз рыбаки тянут невод, в который чудом попал рояль, над ними раскинулась радуга с дремлющей на ней рысью; в обычном дворе затесался динозавр, но дворник, подметающий улицу, даже не замечает его. Фантастические допущения привлекают внимание и вовлекают в поиск: важно не забыть заглянуть во все уголки, вдруг в шкафу найдутся предметы на букву Ш?

Игорь Олейников. Запечатленное мгновение.В книге «Про то, чего не может быть», сборнике лимериков Эдварда Лира, художник поставил перед собой интересную задачу: обыграть на одном развороте, в одной иллюстрации, сразу два стихотворения. Стоящие рядом и объединенные изображением, сами лимерики приобретают новые грани. Буквальное обыгрывание поэтического текста позволяет развернуться комическим и забавным нелепостям, которые детям обязательно придутся по душе: кузнечики скачут по картинной галерее, шляпа с чайными пакетиками и греческие совята оказываются на одном столе, а с космической станции видно огромную панаму, закрывающую целый полуостров, и всадника, уносящегося далеко в космос.

Игорь Олейников. Запечатленное мгновение.Но буквализм — редкий художественный прием в творчестве Олейникова. Большая часть книг, проиллюстрированных им, открывают читателю больше, чем сказано в самом тексте, передают его личное восприятие мира книги.

Больше всего художнику нравится работать над книгой целостно, от начала до конца, от обложки до оформления. «Баллады о Робин Гуде», «Нос» и другие книги, вышедшие после двухтысячных — это целые продуманные миры, а не просто рассказ о героях. Олейников создает пейзажи, которые в некоторых случаях оказываются даже важнее персонажей. И вот перед нами то изумрудно-зеленый лес, то промозглое серое небо над английскими городами; или Петербург, занесенный снегом, и тревожный ветер с Невы, пригибающий к земле даже дворцы и дома… На другую планету переносят иллюстрации к «Аэлите» А. Толстого, открывая фантастические пейзажи, невероятные машины и показывая марсианский мир таким, каким его видит художник. Мы узнаем о Марсе то, что даже не сказано в самом романе — то, как видит его Олейников. Важнее всего для него сохранить саму атмосферу — что ему, безусловно, удается.

Игорь Олейников. Запечатленное мгновение.Игорь Олейников — художник, чувствующий красоту, динамику, пространство иллюстрации и не ставящий границ. Рисунок может передать что угодно — эмоцию любой силы: радость, страх, предвкушение, задумчивость. Иллюстрируя новую книгу, он всякий раз создает волшебный мир, неповторимый и притягательный. Потому эти книги и можно разглядывать бесконечно.


См. также:
 
Рейтинг: Рейтинг статьи: Хорошо (голосов: 6)
Ваша оценка:
1033 просмотров
Напечатать
..........................................................................................................................................................................