Как вы отмечаете окончание четверти своих детей-школьников?
За хорошие отметки — поощряем рублем
За хорошие отметки — поощряем подарком
За плохие отметки — наказываем или ругаем
При любых отметках — устраиваем семейный праздник
Просто поздравляем на словах, отмечая пройденный этап
Никак не отмечаем
 
 
Новости Жизнь Владмамы Материнство Дети Здоровье Образование
Женский мир Семья Дом Путешествия Форум

Еще раз про любовь!…

 Мама, бабушка и дочь

Цок, цоц, цок…Стучат каблучки по лестнице. Я пришла из школы, жду маму на обед, и узнаю ее походку за два этажа. В 10 лет мне очень сильно нужна мама! Во-первых, она лучше всех готовит. Во-вторых, мама — выпускница физмата, легко решает ненавистную математику. А еще мама где-то достает интересные книжки, и можно после школы лежать на диване, грызть конфеты, читать, покуда на лестнице в шесть вечера не послышится такой знакомый стук каблучков…

— Какие красивые ноги! — иногда я слышу, как незнакомые мужчины улыбаются моей маме, и говорят нам вслед эти странные слова. «Вот глупые дядьки! — думаю.— Ноги как ноги. Разве они могут быть красивыми?»

Потом я оценила значение этих слов. Когда я выросла, выяснилось, что мама подарила их мне. Красивые, длинные ноги. И я, разумеется, немедленно этим воспользовалась, и убежала от нее куда подальше. Иногда возвращалась, не скрою.

— Мама, мне надо выходить на работу. Внучку — тебе!

Каждый день к восьми часам в детский сад. Потом — на музыку. Через день — на танцы. И так по кругу. Туфли уже без каблуков… А ноги все равно болят. Но разве можно сказать дочери — извини, не могу, устала?

А я все бежала, не останавливалась. Одна работа, вторая. Надо поменять квартиру, надо сделать ремонт, надо купить машину… И еще надо постараться найти эту пресловутую личную жизнь!

— Ну, почему ты не звонишь? — робко раздается в телефонной трубке мамин голос.

— Ты можешь понять, что я замоталась? — рычу в ответ.— Меня тошнит от разговоров. У меня три десятка собеседников за день. Можно мне вечером помолчать?

— Можно,— соглашается мама.— Но все-таки, может, ты со мной поговоришь, хотя бы пять минуточек?

— Знаешь, давай завтра. А еще лучше, в субботу. Вот я приеду, и разговаривай, сколько хочешь!

Мама вздыхает, в трубке раздаются гудки. Мне становится стыдно ровно на пять минут. Потом я уже думаю, где найти дочери репетитора, и сколько мне это будет стоить в месяц…

А потом мама заболела. Ее ноги сдали окончательно. Сначала были натирки. Потом — уколы. Потом какие — то безумные, якобы, исцеляющие кровати… Перед артрозом, сожравшим коленные суставы, все оказалось бессильным. Выход был один — операция. В перспективе — две. А это значит — два наркоза, на одно, не слишком уже молодое сердце.

Под нож хирурга ложились мы вдвоем.

И этот нож как-то разом отсек у меня в голове всю эту ненужную суету. Какая-то работа, какие-то деньги, какое-то перспективы… Господи, да пропади оно все пропадом, когда я могу потерять маму!

Слава Богу, обошлось. Замечательная в Санкт-Петербурге клиника, врачи — золотые. И вот — о, чудо! — мамины ноги вновь стали стройными. Уродливая кривизна ушла, как не и не было. Теперь я в шутку зову ее Терминатором. Когда она проходит рамку в Аэропорту, в коленях звенит металл.

— Знаешь, надо мне пальто новое купить! — придирчиво разглядывает себя в зеркало.— И вот эти морщины… Ты к какому косметологу ходишь? Может, меня отведешь? И вот эти суставы, которые мне поставили. Они же, говорят, сносятся через двадцать лет? И что потом?

В 68, оказывается, жизнь может начаться в очередной раз.

Мне просто нужно, чтобы она была рядом.

— Поехали ко мне, обои будем клеить!

— Да какой из меня клейшик, — улыбается, довольная. — Ты ж меня зовешь просто потому, что в моем присутствии у тебя энергия рабочая включается!

Точно, включается. Пусть сидит в кресле, и командует. Я буду спорить, ругаться, но когда мама рядом — обои в комнате наклею за день. А без нее на неделю растянется. Почему — загадка природы.

Почему мамин свекольник вкуснее, чей мой? Варим — то по одному рецепту…

Почему у мамы абсолютно все спрашивают дорогу? А у меня не так, чтобы очень… Впрочем, я езжу на машине, и у меня нет времени улыбаться встречным прохожим, так, как это делает она.

Почему моя собака чует ее приход с первого этажа, и прыгает по этому поводу чуть ли не до потолка? … Наверное, потому, что собаки иначе, чем люди реагируют на абсолютную, всепрощающую, ничего взамен не требующую, любовь.

А еще мама, разумеется, тысячу раз была права, когда иногда говорила мне, в сердцах:

— Вот вырастет у тебя дочка, и ты все поймешь!

Я отмахивалась. У меня-то, разумеется, будет все по-другому.

— Алло, Даша! — Наконец-то, дозваниваюсь дочери, которая радостно сбежала после 11 класса в кампус ДВФУ.— Почему ты мне уже два дня не звонишь? Что значит — зарядка поломалась? Совести у тебя нет, я же волнуюсь. Вот будет у тебя дочка, она за меня отомстит!

Мама пьет чай в кресле, и вроде бы смотрит сериал. Но я — то вижу, краем губ она улыбается. Интересно, у меня когда-нибудь достанет смелости сказать, как сильно я ее люблю?

 
Рейтинг: Рейтинг статьи: Отлично (голосов: 50)
Ваша оценка:
955 просмотров
Напечатать
..........................................................................................................................................................................