Как вы отмечаете окончание четверти своих детей-школьников?
За хорошие отметки — поощряем рублем
За хорошие отметки — поощряем подарком
За плохие отметки — наказываем или ругаем
При любых отметках — устраиваем семейный праздник
Просто поздравляем на словах, отмечая пройденный этап
Никак не отмечаем
 
 
Новости Жизнь Владмамы Материнство Дети Здоровье Образование
Женский мир Семья Дом Путешествия Форум

Так родилась Маруся

Эта моя беременность была гораздо сложнее первой. В основном психологически. Практически все время я переживала: как примет сестренку Настя, как смогу я разделить свое внимание между ними двумя, ни будет ли кто-то ущемлен. Я почти чувствовала себя предательницей: боялась полюбить второго ребенка и обделить первого, и боялась не полюбить второго, потому что тогда мне казалось, что я не смогу полюбить еще кого-то так, как люблю я Настю.
Время летело незаметно, ведь я постоянно старалась забыть о своей беременности, спрятаться от нее. Только на первом УЗИ я расплакалась от умиления – зайчик внутри меня подложил ладошку под щечку и спал. Она была такой трогательной и беззащитной…
В этот раз я подготовилась более основательно, чем в первый. Заранее приготовила все детские вещи, все перегладила, собрала сумки в роддом, это сейчас я понимаю, что старалась я в первую очередь занять свою голову. Оставалось только ждать часа Х. Мне казалось, что как в первый раз роды начнутся раньше срока и всю 37 неделю я безвылазно сидела дома и прислушивалась к себе: «началось – не началось?». Но ничего так и начиналось. Пришлось мне в 38 недель отправить ребенка к бабушкам и сдаться в роддом, т.к. муж мой теперь работал по ночам, и я боялась, что роды начнутся именно в какую-нибудь такую рабочую ночь, и придется мне брать Настю с собой.
Интересное это место роддом. Вроде бы больница, но собрались все здоровые и все чего-то ждут. Врачи вроде бы и понимают, чего все ждут, но привычке пытаются от чего-нибудь лечить. Периодически та или иная счастливица со страдальческим выражением лица приползает к акушерке и отправляется на определенные гигиенические процедуры, а дальше в родзал. И многие вздыхают с завистью: «ну почему не я?» Пожалуй, по интенсивности и остроте ожидания роддом можно было сравнить с вокзалом.
Мы с соседкой по палате так же изнывали от ожидания и с периодичностью в полчаса – час стонали «ну когда же?» и клялись не простить друг другу, если кто-то пойдет первым. И у нее и у меня дома было по маленькому ребенку, что прибавляло нам переживаний.
Прошла неделя. Живот периодически потягивало и отпускало. Мы с соседкой донимали врачей своим любимым вопросом: «Доколе?» пока одна акушерка не посоветовала мне поехать домой на свидание к мужу. Может это совпадение, может действительно помогло, но в час ночи мне стало что-то подозрительно, что потягивания живота приобрели некую периодичность. В два часа ночи я сдалась на уговоры мужа вызвать такси. Ха, мне видите ли было неловко будить приемный покой, а вдруг я невзаправду рожаю. Шипя и ругаясь я стала в темноте собираться, т.к. ребенок спит и свет включить возможности нет. Представьте изумление нашей консьержки, когда в полтретьего ночи из лифта вынырнула сильно беременная дама и радостно размахивая пакетиком побежала к такси. Представьте чувства таксиста, когда я стала ему объяснять, где находится четвертый роддом. Показательно то, как он газанул от порога роддома. В приемном меня встретила как раз та самая сестра, которая и посоветовала мне свидание с мужем в качестве стимуляции. «Ну что, помогло?» только и спросила она, увидев мое сияющее лицо. Только в палате я и осознала, как не хочется мне покидать ее, в миг ставшие уютными, стены. Я еще позасекала схватки, посомневалась, а вдруг не оно и выдохнув пошла будить дежурную акушерку.
В родзале меня снова, как и в первый раз обрадовали, что у меня раскрытие уже пять – шесть сантиметров, поэтому колоть мне ничего не будут, а будут только ждать. Я весело беседовала с врачом, шутила, улыбалась, только иногда придерживая поясницу. Наверно, поэтому врач и все остальные так спокойно удалились на покой, а я осталась шутить с креслом и кроватью. В общей сложности я утаптывала им линолеум около трех часов. Ходила от одного окошка к другому, гладила себя по пузику, разговаривала с лялей, ползала от скуки в туалет. Только в моменты схваток я опиралась ладонями о подоконник и повисала на руках, наблюдая жизнь за окошком. А за окошком была апрельская ночь и жуткий ураганный ветер. Светилась вывеска кафе напротив, какой пьяный на углу пытался поймать машину, покачиваясь и почти падая, а я завидовала ему, завидовала водителям машин, изредка проезжающих мимо. Что нет у них в отличии от меня этих донимающих волн боли, которые накатывали все чаще и потихоньку становились ощутимей. Как и в прошлый раз я дала себе депутатский наказ – родить в шесть утра. В шесть утра я выкатилась в коридор, посмотрела на большие часы и поинтересовалась у них «и сколько можно?», разбудила какую-то сестру и попросила посмотреть, как же у нас прогресс, после чего она радостно сообщила мне, что проколем сейчас пузырь и быстренько родишь, раскрытие-то практически полное. Проснулись все остальные действующие лица. Засуетились, прокололи мне пузырь, уложили меня на кровать, ходить больше нельзя, и ушли на перекур, или по каким-то своим делам. Вот тут-то я и поняла, что такое, когда женщины рожают, познала так сказать всю прелесть и мощь этого процесса. И пожалела, что я еще не потопталась между окнами, но было уже поздно, меня нес поток схваток, сила которых была на порядок выше прежних. Видимо, продолжалось это недолго, я почувствовала, что кто-то очень целенаправленно двигается к выходу (а воспоминания-то еще свежи). Сначала я мяукнула, мол, меня тужит, повторила погромче, мне не поверили, заорала, что у меня головка прорезывается. Наверно, их удивила моя осведомленность в терминах, потому что сразу же прибежали. Глянули и тут же потащили на кресло. Причем так быстро, что даже не успели подставить мне ступеньку, пришлось мне с моим ростом 158 каким-то невероятным образом, упираясь пятками в какую-то трубу взлетать на кресло, не садясь при этом на пятую точку. И во второй раз не удалось мне с достоинством, с чувством, с толком, с расстановкой взгромоздиться на трон. А голове билась паника, мне было так стыдно, что я второй раз рожаю, а тужиться не умею. Но ничего. Взялись за ручки, пару раз потужились и вот я уже вижу в туманной дымке перед своим лицом маленькую рыженькую девочку. Мне положили ее на живот и я поняла, это моя Марусечка, моя девочка, моя любовь.
В 6.25 я родила. В 7 утра я уже переползла на кровать и обзванивала мужа, маму свекровь и преодолевая комок в горле, рассказывала, что у нас теперь есть Марусечка.
А в девять утра я уже спустилась в палату и попала как раз на самый обход. И еще раз словила кайф от общения с врачами! Вот только этого мне и не хватало. Мне даже предложили сходить позавтракать, но что-то мне не хотелось после долгой и плодотворной ночи.

 
Рейтинг: Рейтинг статьи: Отлично (голосов: 3)
Ваша оценка:
521 просмотров
Напечатать
..........................................................................................................................................................................