Владмама.ру Перейти на сайт Владмама.ру Просто Есть

Часовой пояс: UTC + 10 часов


Ответить на тему [ Сообщений: 145 ]  Страница 6 из 8  Пред.1 ... 3, 4, 5, 6, 7, 8След.

Автор Сообщение
СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Автор темы
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 9987
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1461 раз
Поблагодарили: 1209 раз
Много полезных материалов на сайте Проекта "К новой семье"
http://infamily.org/menu2.htm

Хорошие статьи на сайте патронатного детского дома №19:
http://pro-mama.ru/library/

В частности публикация "Взять ребенка из детского дома… " психолога Татьяны Губиной:
http://pro-mama.ru/project/nasha-metodi ... iteratura/ (или по этой ссылке: http://faqconf.narod.ru/Posobie_dla_semei.doc )

Обсуждения важных вопросов в конференции "Приемный ребенок" на 7ya.ru
http://faqconf.narod.ru/
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.


Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Автор темы
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 9987
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1461 раз
Поблагодарили: 1209 раз
Чего боятся приемные дети?
о некоторых особых страхах, возрастных и тематических
http://www.katryndemina.ru/article/140
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.


Вернуться к началу
  Профиль  
 

 Заголовок сообщения: Re: Вопросы по медкарте ребенка
СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Ищу друзей и единомышленников
С нами с: 06 авг 2013
Сообщения: 482
Откуда: Россия
Благодарил (а): 174 раза
Поблагодарили: 50 раз
Здравствуйте,
Посоветуйте, пожалуйста, тему, в которой можно почитать про РАД (расшифровка, симптомы и т.п.).
Спасибо.


Вернуться к началу
  Профиль  
 

 Заголовок сообщения: Re: Вопросы по медкарте ребенка
СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Автор темы
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 9987
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1461 раз
Поблагодарили: 1209 раз
We can
Грамотных специалистов по РАД практически нет, так что толку с тех симптомов никакого, на мой взгляд. Каждый у себя самого такие симптомы найдет.
Попугаться можно здесь: http://www.attach2me.ru/

Добавлено спустя 3 минуты 28 секунд:
Расшифровка: RAD - reactive attachment disorder.

Добавлено спустя 7 минут 33 секунды:
Некоторые советы из темы про адаптацию относятся как раз к терапии привязанности:
Адаптация ребенка и родителей при усыновлении
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.



За это сообщение автора Marigel поблагодарил: We can
Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Автор темы
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 9987
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1461 раз
Поблагодарили: 1209 раз
Некоторые статьи с сайта "Родные люди"


Что в имени тебе моём?
Джессика Франтова, детский и семейный психолог, сказкотерапевт
Имя человека — одна из неизменных величин, которые сопровождают человека в течение всей жизни. По сути, это первый ответ на вопрос «Кто я?» — или даже «Что я из себя представляю?».
Когда в семью приходит приёмный ребёнок, у некоторых родителей может возникнуть желание вместе со сменой места жительства, фамилии и новой одеждой сменить ему и имя.
http://www.mydears.ru/n/613

Добавлено спустя 1 минуту 11 секунд:
В ловушке наказаний
Елисей Осин, детский психиатр
Поразительно, каким громким может быть неповедение. Как много звуков сопровождает несобытие, неделание чего-то, непослушания кому-то, особенно если это не делает ребёнок. Громкие крики, плач, угрозы, хлопанья дверьми, топанья ногами — всё это происходит тогда, когда ребёнок не слушается.
http://www.mydears.ru/n/599

Добавлено спустя 43 секунды:
Похвальная грамота
Елисей Осин, детский психиатр
Продолжаем тему детского непослушания, начатую в статье «В ловушке наказаний». Мы уже научились понятию положительное противоположное как альтернативе традиционным наказаниям, а теперь поговорим о похвале, которая творит с детским поведением чудеса, и соединим на практике эти два инструмента.
http://www.mydears.ru/n/610
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.



За это сообщение автора Marigel поблагодарил: Светоч
Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Автор темы
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 9987
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1461 раз
Поблагодарили: 1209 раз
We can писал(а) 09 июн 2014, 13:55:
Посоветуйте, пожалуйста, тему, в которой можно почитать про РАД


Вот здесь еще примерно об этом писали:

Marigel писал(а) 09 июн 2011, 15:31:
Любовь не лечится
Почему сироты из России становятся героями плохих новостей из Америки
«Русский Репортёр», 1 июня 2011
Изображение
http://www.rusrep.ru/article/2011/06/01/love/


Обсуждения этой статьи
- на конференции усыновителей: http://conf.7ya.ru/fulltext-thread.aspx ... &trd=64691

- в журнале Людмилы Петрановской:
http://ludmilapsyholog.livejournal.com/103910.html
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.



За это сообщение автора Marigel поблагодарил: We can
Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Автор темы
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 9987
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1461 раз
Поблагодарили: 1209 раз
Перевод (пересказ статьи)
Что происходит с психикой в случае детской травмы и как обрести цельность
Источник: Juanita Ryan. Recovery from Childhood Abuse. http://www.nacr.org/ru_video/jryan_abuse/audio.shtml

...
Сильная детская трама приводит к тому, что Я распадается на несколько частей. Автор выделяет три основные - Раненое Я, Критикующее Я и Наблюдающее/Сострадающее Я (Observing, Compassionate Self). Путем такого расщепления психика пытается справиться с пережитым травмирующим опытом.

Раненое Я содержит в себе всю боль, стыд и отчаянье, а также верования насчет себя ("я никчемный", "я не заслуживаю любви"), которые возникли в результате травмы. Как правило, это Я - того возраста, в котором случилась травма. Как правило, это Я живет в глубоком подполье и на поверхность выходит редко. Не смотря на то, что эта часть обитает в подполье и не всегда даже осознаваема, она оказывает огромное влияние на нашу жизнь и поступки. Эта реактивный, очень запуганный ребенок, который живет в состоянии отчаянья, и который изголодался по любви и теплу, а также носит в себе непосильную и невыносимую ношу "знаний" о том, какой он плохой, мерзкий, отвратетельный, грязный и во всем виноватый сам. Насколько жизненно необходима ему любовь, настолько же глубоко он уверен, что у него нет никакой надежды ее получить.

Критикующее Я выполняет функции контроля и защиты. С одной стороны, оно стремится контролировать мир и окружающих, чтобы травма больше не повторилась. С другой стороны, оно контролирует самого человека, а особенно его Раненое Я, которое может в любой момент вырваться наружу. Критикующее Я воспринимает Раненое Я как большую проблему, как капризного, надоедливого, отнимающего время ребенка. Который, ко всему прочему, и виноват в "том, что с нами случилось тогда". Часто воспоманиня и само осознание травмы вытеснено полностью.
...
Ссылка с переводом и обсуждением:
http://transurfer.livejournal.com/99442.html
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.


Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Автор темы
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 9987
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1461 раз
Поблагодарили: 1209 раз
Трудности в образовании у приемных детей
13.03.2014
Капилина М.В., Дорохова Е.Т., Переладова А.

Каждый родитель, родной или приемный, хочет своему ребенку добра. И старается приложить максимум усилий для того, чтоб ребенку было хорошо. Чтоб он или она выросли умными, добрыми и нашли свое место в жизни. «Место в жизни» обычно означает способность адаптироваться в обществе, т.е. получить образование, освоить какую-либо профессию, и уметь ладить с людьми.
И школа, по идее, как раз и создана для того, чтобы дети получали там необходимые знания и умения — как в образовательной сфере, так и в социальном общении. Но поскольку «набор знаний» и методы обучения являются «стандартными», то дети с особыми потребностями, не умеющие быстро «вписаться» в систему общих правил, сталкиваются с огромными трудностями в процессе школьного обучения.
Для семей с приемными детьми образование зачастую становится очень серьезным испытанием на прочность.
Учеба – основное занятие ребенка на протяжении всего сознательного детства. Любознательность, исследовательский интерес заложены в каждом ребенке самой природой. И большинство детей, поступающих в школу, полны энтузиазма и гордости. Однако с течением времени ситуация для многих из них может измениться.
Систематическое обучение требует хорошего самоконтроля, устойчивой работоспособности, собранности и внимания – то есть всего того, что называется «психологической зрелостью». На школьные успехи организованность в процессе деятельности влияет иной раз больше, чем интеллектуальная одаренность!
Более того, именно восприимчивые и сообразительные дети могут быть невнимательными и неусидчивыми. При этом они вполне в состоянии оценить тот факт, что их результаты хуже, чем у других. А делать то, что не получается, не хочется никому.
Также у детей эмоциональное состояние непосредственно влияет на успешность интеллектуальной деятельности. В некоторых случаях именно эмоциональные проблемы и жизненные неприятности приводят к неуспеваемости у детей, а вовсе не плохие способности.
Все вышеизложенное справедливо в отношении детей, которые росли в обычной семейной ситуации.
Для детей, чье детство было неблагополучным, проблемы «на старте» школьного обучения усиливаются многократно.

Три аспекта обучения
В педагогической практике принято выделять три сферы, в которых оценивается успешность обучения ребенка:

Навыки и умения
Способности (одаренность)
Социальные отношения

Причем при оценке успешности ребенка в образовательном процессе рассматривается не только потенциал или наличный уровень сформированности вышеперечисленных сфер («результативность»), но и характер динамики в их развитии – поступательный либо регрессивный.

В данной статье мы хотели бы обсудить, как проявляются возникающие у приемных детей трудности обучения применительно ко всем трем сферам.
Социальные отношения
Для ребенка отношения с другими людьми служат основой любой деятельности. Ребенок нуждается в оценке, помощи и эмоциональной поддержке со стороны близких взрослых и ровесников, чем бы он ни был занят. Так он учится и развивается.
Традиционный стереотип в отношении детей из детских домов – «все они умственно отсталые и потенциальные преступники».
Излишне говорить, что дети, попавшие в детский дом – это не особая «разновидность», принципиально отличающаяся по своим качествам от других человеческих существ. Это дети, пережившие в самом начале своей жизни глобальную катастрофу – утрату семьи, отсутствие родительской любви и заботы, не имевшие необходимых условий для нормального развития и зачастую подвергавшиеся дополнительным травмам – жестокому обращению и насилию. Зная историю некоторых из них, удивляешься, как они вообще выжили в тех обстоятельствах, в которые попали.
Именно родительская депривация и последствия жестокого обращения являются основной причиной диспропорционального развития детей-«социальных сирот», а не «наследственность» и органические нарушения.

Очевидно, что предубеждения в отношении таких детей – это тоже форма насилия, эмоционального насилия, результатом которого является социальное отвержение, априори лишающее этих детей шансов на восстановление.

В силу эгоцентризма детского мышления плохие события в жизни часто предстают для детей как наказание за что-то. Дети, пережившие разлуку с родителями, воспринимают себя как отвергнутых и отличающихся от других в худшую сторону – потому что с другими такого не произошло, а «меня бросили», «я — лишенный родительских прав!». Низкая самооценка, чувство вины, душевная боль и порождаемая ею агрессия – все это характерно для самочувствия и поведения как малышей, так и подростков в трудной жизненной ситуации. Эти дети очень чувствительны к критике и несправедливости, обидчивы и конфликтны, иногда — мнительны. Сама по себе ситуация обучения, основанная на оценке результатов и неизбежном сравнении с успехами других для них – стресс. Потому что любая, даже мелкая неудача, подтверждает существующий у них глобальный тезис : «я –хуже других, я — плохой (плохая)».
Такому ребенку требуется гораздо больше терпения, поддержки и индивидуального внимания со стороны педагогов, чем детям, которые изначально росли в стабильной семейной ситуации и были защищены любовью и заботой родных родителей.
Но у педагогов, у которых в классе по 30 учеников и большая учебная нагрузка, зачастую просто не хватает сил на дополнительное внимание к «трудному» ребенку. И вместо желания помочь у учителя может возникнуть раздражение и желание «вытеснить» такого ученика. Доказать, что ученик безнадежно плох, совсем не трудно: для этого учителю достаточно разговаривать с ним ледяным тоном, обращаться преимущественно по фамилии, отчитывать за каждую провинность, принципиально и строго оценивать все учебные результаты, сосредотачиваясь на недостатках, и обсуждать их в присутствии других детей или приемных родителей. Очевидно, что желание предпринимать не то что дополнительные, а даже минимальные усилия для достижения результатов в такой обстановке у ребенка исчезает. Кроме того, для маленьких детей авторитет взрослого высок, и ко многим вещам они относятся так, как к ним относятся взрослые. Неприязнь педагога передается соученикам — и начинается конфликт «одного со всеми».
Причем формы «боевых действий» могут быть весьма разнообразны. В ответ на неприязнь ребенок с неблагополучным прошлым для начала сплачивается с другими «отщепенцами» в классе. Во-первых, общие неприятности легче пережить вместе, во-вторых, на фоне друг друга они не так уж плохи, и, в-третьих, они дают друг другу принятие, которого не могут получить от остальных. Драки и обзывательства, порча вещей и демонстративное воровство – вот обычный «арсенал» средств, который используют приемные дети, когда сталкиваются с негативным отношением. Если взрослые – педагоги, родители, психологи – объединяют в этот момент свои усилия для снятия напряжения, для того, чтоб помочь ребенку вести себя иначе, а не просто бесконечно наказывать его (ее) – тогда есть вероятность исправления даже тяжелой ситуации. Но если между взрослыми нет единства, и конфликт распространяется на отношения между родителями и педагогами – то результат предсказуем: «неудачнику» приходится покинуть школу, которой он (она) «не соответствует». При этом неудачи ребенка не только ухудшают его отношение к себе, но и создают эмоциональное напряжение в отношениях с приемными родителями, вплоть до разрушения этих отношений.
К счастью, бывают и другие ситуации. Когда педагогические усилия школы, поддержка семьи и приемного ребенка, терпение и понимание учителей позволяет «вытянуть» учебную ситуацию из кризиса и укрепить отношения ребенка с его семьей. Потому что успех в учебе социально значим, и помогает ребенку поверить в свои силы, почувствовать себя «на равных» с другими, больше доверять взрослым и надеяться на лучшее.
Безусловно, внутриличностные проблемы приемного ребенка могут быть достаточно тяжелы сами по себе, а не спровоцированы извне. Но в таких случаях службы сопровождения обычно рекомендуют альтернативные формы обучения. В массовые школы психологи и педагоги этих служб направляют детей с сохранным интеллектом и с позитивным опытом адаптации на предыдущих ступенях образования: детский сад, подготовительные группы, занятия с педагогами в детском доме и т.п.
Формирующая роль среды в развитии и обучении очень высока. Ребенок, интегрированный в нормальную социальную среду, получает не только равные возможности в образовании, но и альтернативный жизненный опыт: достойные примеры для подражания и шанс для построения позитивных межличностных отношений.

Одаренность либо ограниченные способности
«Неспособных детей не бывает». Неизвестно, кому принадлежит это высказывание, но любой человек, работающий с детьми и любящий их, знает, что это действительно так. Поскольку у каждого ребенка есть какой-то свой талант, свои способности. И есть то, что может заблокировать их проявление: отсутствие любящей семьи и жестокое обращение.
Благополучное формирование привязанности в раннем детстве непосредственно связано с интеллектуальным развитием. Отвергаемые дети неблагополучны эмоционально – и это гасит их интеллектуальную и познавательную активность. Вся внутренняя энергия уходит на борьбу с тревогой и приспособление к поискам эмоционального тепла в условиях его жесткого дефицита. Кроме того, в первые годы жизни именно общение со взрослым служит источником развития мышления и речи ребенка. Отсутствие адекватной развивающей среды, плохая забота о физическом здоровье и недостаточность общения со взрослыми приводит к отставанию в интеллектуальном развитии у детей из неблагополучных семей.
Дети, растущие в отсутствии родительской любви, отстают в физическом и психическом развитии, даже не имея органических нарушений. Тогда как дети, родившиеся с органическими нарушениями, приводящими к интеллектуальной недостаточности, но растущие в любящих семьях, лучше адаптированы социально и имеют возможность скомпенсировать свои проблемы путем развития дополнительных способностей. То есть движущая или сдерживающая сила развития любого ребенка – это родительская любовь и условия жизни, а не сами по себе врожденные способности. Способности – это потенциал, реализация которого зависит от условий существования.
Одаренность еще не служит гарантом того, что она будет реализована. Очень многие приемные родители знают, что их дети талантливы: хорошо рисуют, обладают музыкальным слухом и голосом, имеют гуманитарные или математические способности. И при этом больше половины из них учатся значительно хуже своих способностей, бросают институты, в которые поступили, не хотят развивать свой дар и не придают ему значения.
В чем же дело?
Стремление к достижениям, уровень притязаний, способность к преодолению трудностей и систематическим усилиям (т.е. постоянство и упорство – свойства, противоположные бессмысленному упрямству, которого у этих детей бывает хоть отбавляй!) – все эти качества обеспечивают развитие природных способностей. Но само действие этих качеств требует наличия воли и энергии. Мы уже говорили о том, что опыт отвержения родными родителями разрушает представления ребенка о том, что он – хороший (хорошая) и нужен на этом свете. Это пробивает своего рода «брешь» в жизнеспособности ребенка, через которую начинают «утекать» жизненные силы ребенка. Причем разлука с родителями или их смерть в равной степени воспринимаются ребенком как отвержение, и для изменения этих убеждений требуется специальная работа. Индивидуальные особенности, степень близости с приемной семьей, духовная поддержка (церковь) и наличие профессиональной помощи (психотерапия) влияют на восстановление жизнеспособности травмированного ребенка.
Проблема сломленности жизненной воли – это скорее проблема «духовного наследства», полученного ребенком от своих кровных родителей. Физиологическая зависимость при алкоголизме и наркомании обычно носит вторичный характер, первичными являются безволие и личностная несостоятельность, признаки которых – инфантилизм и эгоцентризм, жизнь по принципу удовольствия, душевная апатия, стремление игнорировать проблемы вместо того, чтоб их решать, безответственность и потребительство, отсутствие глубоких чувств. Те задачи, которые не были решены родителями, двойным грузом ложатся на плечи их ребенка: и как реальный результат несостоятельности родителей, и как отсутствие внутреннего опыта и ресурса, когда приходит время учиться тому, чему не смогли научиться они. Именно формирование волевых качеств у приемного ребенка зачастую становится самой трудной задачей приемных родителей. Но это и есть самая трудная задача с объективной точки зрения в процессе воспитания – после задачи формирования доверия и близости в отношениях.
Наконец, для любого человека мерилом успеха служат координаты его существования – семья, друзья, социальное окружение. Достижения родителей часто служат «стартовой площадкой» для детей. Когда в семье поколениями никто не получал высшего образования, ребенок, даже если не знает об этом на «сознательном уровне», испытывает сильное внутреннее сопротивление в отношении подобного «шага вверх». Причина тому – бессознательная лояльность к родной семье – «все наши это не делали, и я не буду». (см. статью «Психологические проблемы детей, переживших разрыв с семьей. Идентичность»). Знание о каких-либо успешных предках из «кровного рода», любовь и позитивные примеры приемной семьи и близкого социального окружения, личный опыт достижений могут помочь ребенку «прыгнуть выше головы» в такой ситуации.
Таким образом, мы видим, что именно психологические проблемы и последствия жизненной травмы мешают проявиться творческому потенциалу приемных детей, а вовсе не отсутствие одаренности или «отсталость».

Навыки и умения
Мир вокруг стремительно меняется, предъявляя к детям все новые требования в знаниях и умениях. В наше время многие дети приходит в школу, уже умея читать и считать. Потому что этому их научили родители.
Низкая общая эрудиция, задержка психического развития, эмоциональное неблагополучие, гиперактивность и дефицит внимания как следствие разбалансированности нервной системы – то, с чем приходят в школу дети, имеющие опыт жизни в неблагополучной семье с последующей институционализацией. Потому что этим их «обеспечили» родители.
Привычка спокойно сидеть на месте, сосредотачиваться на восприятии информации от взрослого (слушать и смотреть), умение действовать по инструкции и соблюдать правила, способность планировать свою деятельность и корректировать ее результаты (произвольность) – все это входит в понятие «учебные навыки и умения» наравне с формирующимися в процессе обучения навыками в отдельных школьных дисциплинах (письмо, чтение, счет и т.д.).
«Неусидчивость», «невнимательность» становятся первым «камнем преткновения» таких детей в школе.
Систематическая и правильная забота взрослого об удовлетворении потребностей лежит в основе процесса стабилизации нервной системы младенца и уравновешиванию процессов возбуждения-торможения. Причем эмоциональная составляющая заботы о ребенке играет не меньшую роль в формировании ЦНС, чем систематическая забота. Доказательством тому служат проблемы с нервной системой у детей из домов ребенка, где с медицинской точки зрения соблюдены все необходимые условия ухода за ребенком. «Эффект госпитализма», «аутистическое раскачивание», возбудимость и неврозы – источником всех этих проявлений служит эмоциональная депривация, или попросту – отсутствие материнской любви, дать которую не может ни один детский дом с самым лучшим персоналом, а таблетками это не лечится.
Другая проблема – слабая произвольность и недостаток самоконтроля. Дети, о которых плохо заботились, не умеют заботиться о себе сами. Самостоятельными (не одинокими и одичавшими, а именно самостоятельными) они бывают крайне редко. Потому что изначально благодаря правильному уходу, по реакциям взрослых, дети учатся распознавать свои потребности и запоминают, что нужно делать, чтобы их удовлетворить — так формируются основы навыков самообслуживания, которые в дальнейшем закрепляются непосредственным обучением, опять-таки со стороны взрослых. Соответственно, дети из неблагополучных семей, где их нуждами пренебрегают, значительно отстают в навыках самообслуживания от сверстников, о которых хорошо заботились. Они не в состоянии организовать себя и свою деятельность, им трудно приспособиться к школьным правилам и дисциплине.
Когда родители читают ребенку сказки, рассказывают истории, разучивают с ним стихи и песенки, занимаются рисованием и конструированием — это не только предоставляет ребенку новую информацию и развивает его внимание, память и мышление, но и служит базой для восприятия будущей ролевой дихотомии «учитель-ученик» в ситуации школьного обучения. Несформированность внутренней позиции школьника затрудняет сознательное участие ребенка в учебном процессе и даже может привести к «выпадению» из этого процесса.
Ограниченность знаний и навыков в начале школьного обучения мешает усвоению новой информации, ребенок отстает от соучеников – и начинает избегать неудач, т.е. самого обучения. Негативная учебная мотивация – еще один «цветок в букете» образовательных проблем приемных детей.
Очевидно, что со всем этим «комом» трудностей ребенок не в состоянии справится в одиночку, и даже помощи приемных родителей может оказаться недостаточно.
☼ ☼ ☼
Трудные дети трудны в первую очередь для самих себя, и без помощи социального окружения им не преодолеть тех препятствий, с которыми они сталкиваются на пути к нормальной жизни. И в это окружение попадают не только родители и специалисты, но и дети в классе, и родители этих детей, и педагогический состав школы, и соседи по дому… Интеграция приемных детей в общество важна не только для приемных детей – она важна и для самого общества. Если мы не будем воспитывать в наших детях и в себе самих нормальные человеческие чувства — терпимость, способность к принятию и поддержке, сочувствие, а будем относиться к детям с трудной судьбой как к «источнику проблем» и отторгать их, то рано или поздно ситуация обернется против нас. Потому что дети вырастают и становятся взрослыми. И нам придется общаться с ними, и нашим детям тоже. Общаться с людьми, которые благодаря нашему отношению узнали, что в жизни – «каждый сам за себя», «вытесняй того, с кем тебе трудно», «спасение утопающих – дело рук самих утопающих»…. Наверное, никому не хотелось бы жить в обществе, в котором все люди придерживаются таких убеждений. А значит, работу по борьбе со стереотипами и воспитанию терпимости надо начинать с себя. И тогда жизнь станет лучше не только для приемных детей…..

Рекомендации
А что же все-таки делать родителям и чем могут помочь специалисты?
В первую очередь – поддерживать позитивный профессиональный контакт между собой ради достижения единой цели – помочь успешно адаптироваться к школе ребенку из приемной семьи!

Что могут сделать специалисты?
- Выяснить жизненную историю ребенка, хорошо знать источники его проблем
- Выявить степень эмоциональных проблем ребенка
- Проводить реабилитационную работу (психотерапия и коррекция поведения)
- Провести хорошую медицинскую диагностику и коррекцию (помощь детского невролога)
- Провести грамотную диагностику уровня развития ребенка и степени его отставаний.
- Разработать систему развивающих и коррекционных занятий в соответствии с особыми потребностями в образовании для данного ребенка – индивидуальных или групповых.
- Дать рекомендации родителям относительно домашних занятий с ребенком.
- Проводить регулярный мониторинг развития ребенка и знакомить родителей с его результатами, отражающими динамику развития ребенка.

Что могут сделать родители?
Кроме создания развивающей среды и занятий с ребенком, важно следующее:
- Помните – «аффект тормозит интеллект». Отставание в развитии детей из неблагополучных семей связано прежде всего с недостатком любви и вызванной этим тревогой, которая блокирует природную любознательность ребенка. Только после того, как ребенок в вашей семье обретет стабильную привязанность и эмоциональную защиту, начнется поступательный процесс его развития.
- «Не сравнивать с другими». Каждый ребенок уникален, кроме недостатков есть еще и особенности. Только эмоциональная поддержка и постепенное движение от одного маленького успеха к другому помогут преодолеть неуверенность ребенка в своих силах и боязнь потерпеть неудачу.
- «Терпение», Получить все и сразу невозможно. Быстро – не всегда значит «хорошо». Ни одному садовнику не придет в голову разворачивать бутон, чтоб цветок быстрее раскрылся и стал красивым! Когда между родителями и ребенком сформировалась привязанность, темп развития ребенка начинает определяться природной любознательностью и индивидуальными способностями.
- «Разумные нагрузки». Учебные нагрузки должны быть посильны и для нервной системы, и для интеллектуального потенциала ребенка. Посоветуйтесь со специалистами (педагог, психолог), разработайте индивидуальную гибкую систему занятий с вашим ребенком. Приготовление уроков «до ночи» — не бывает продуктивным!
- «Искать позитив». Не хочется делать то, что не получается. Научите своего ребенка замечать пусть небольшие, но улучшения. Успех – лучший мотив в обучении.
- «Хвалить за усилия, а не за результат». В любом деле важны последовательные усилия и преодоление трудностей. Научить ребенка этому – наверное, основная задача. Которую приемным детям решать сложнее, чем родным, по двум причинам: во-первых, опыт отвержения родными родителями подрывает веру в себя, а она лежит в основе настойчивости и упорства (не путать с упрямством – это вещи прямо противоположные!). Во-вторых, именно воля и терпение – качества, которые отсутствовали у кровных родителей этих детей, и формировать их приходится «с чистого листа».
- «Верить в ребенка». Вера родителей в своего ребенка – это источник его жизненных сил и две трети будущего успеха.


http://pro-mama.ru/article/trudnosti-v- ... nyh-detej/
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.


Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Автор темы
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 9987
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1461 раз
Поблагодарили: 1209 раз
Статья не про приемных родителей, но думаю, что всем в трудные минуты полезна

Эмоциональное выгорание
Состояние, когда нет ни сил, ни чувств, ни радости в жизни, — это бич нашего времени. К счастью, с этим можно бороться.
http://www.adme.ru/svoboda-psihologiya/ ... ie-817560/
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.



За это сообщение автора Marigel поблагодарил: Светоч
Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Автор темы
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 9987
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1461 раз
Поблагодарили: 1209 раз
Посты, на основе которых написана эта статья, уже в этой теме были, но повторить не помешает.


Можно ли воспитать ребенка без ремня?
Людмила Петрановская | 03 декабря 2014 г.
Почему мы до сих пор можем физически наказывать детей? Чем отличаются физические наказания в разных семейных моделях, при различных взаимоотношениях между родителями и ребёнком? Что делать тем, кто принимает подобный способ наказания, но хочет остановиться? Об этом рассказывает педагог – психолог Людмила Петрановская.
http://www.pravmir.ru/bez-remnja/
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.



За это сообщение автора Marigel поблагодарил: Светоч
Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Автор темы
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 9987
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1461 раз
Поблагодарили: 1209 раз
ПОМОГАЮТ ЛИ РЕБЕНКУ НАКАЗАНИЯ?
17.12.2014

Можно ли воспитывать ребёнка без наказаний? Есть ли дети, которых воспитывать легко? От чего это зависит? Что делать, когда ребёнок ведет себя не так, как нам хотелось бы?

Наши поступки в отношении детей, способы взаимодействия и решения конфликтов, приемлемость наказаний и их количество напрямую зависит от того, что мы видим в ребёнке. То, что мы видим в ребёнке — это определяющий фактор всех наших дальнейших поступков.

Если мы видим перед собой хулигана, желающего досадить родителям или сделать больно брату или сестре, или ленивого ребёнка, не желающего учиться, то мы выбираем один план действий. Чаще всего это наказания («если ещё раз так сделаешь — останешься без мультиков на весь день»), манипуляции («если сам не оденешься — останешься дома, мы уходим»), пристыживание («ты уже такой большой и не можешь сам надеть штаны?») и многое другое.

Все эти действия лишь ожесточают сердце ребенка, делают его более сложным для воспитания и случаются от бессилия родителей, когда нет понимания, что происходит с ребёнком на определённом этапе развития.

Кроме того, нам кажется, что наказания действуют. Ещё бы, ребёнок ведь больше всего боится потерять связь со значимым в его жизни взрослым, оказаться непринятым и непонятым. Для сохранения этой связи ребёнок сделает все, что угодно. Однако внутри ребёнка зреют тревожность, агрессия, страх и беспокойство. Всё это проявится в другой ситуации, когда родитель меньше всего ожидает этого.
Если в этом же ребёнке мы видим незрелую личность, которой ещё по возрасту несвойственно иметь взрослые реакции, которая находится в процессе становления и овладевания своими эмоциями, и видим, какой большой вклад мы сможем внести в психологическое взросление ребенка своим участием и принятием его эмоций, наши действия будут совершенно иными.

Предлагаю вам посмотреть на эту картинку айсберга, на которой наглядно видно что произойдет, если мы будем воздействовать на поведение, и что произойдет, если мы будем воздействовать на причины этого поведения.

Изображение



Поэтому, когда с ребёнком становится сложно, есть большой смысл в том, чтобы не закручивать гайки и ужесточать наказания, не манипулировать ребёнком. Плохое поведение — это лишь последствия и верхушка айсберга. Если мы будем искать и видеть причины, которые спровоцировали такое поведение, будем смотреть глубже, если мы будем работать с причинами, а не с последствиями, тогда уже не будет такой большой необходимости в наказаниях, чтобы воспитать ребёнка.

Статья написана на основе разработок канадского психолога Г.Ньюфелда (http://www.neufeldinstitute.org)

Юлия Варлакова

http://alpha-parenting.ru/2015/01/12/po ... akazaniya/

Перепост от Натальи Медведевой.
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.



За это сообщение автора Marigel поблагодарили: 2 berkytСветоч
Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Автор темы
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 9987
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1461 раз
Поблагодарили: 1209 раз
из фейсбука коррекционного психолога Ольги Неупокоевой

Ольга Неупокоева
Из практики.
Ребенок 8 лет, в семье 1,5 года, пережил повторный возврат в дет.дом в 3 года.
Работаем с нестабильным эмоциональным состоянием, драчливостью. Он как будто "вызывает огонь на себя" - окрики взрослых и конфликты с ровесниками.
Про кровных родителей он снова все "забыл", хоть приемная мама много говорила с ним на эту тему, показывала имена в свидетельстве о рождении.
На занятии придумывает историю про королеву с сыном. В их замке завелись скорпионы-пауки-убийцы. Пока королевич воевал с пауками, они убили королеву в замке. Потом он победил их всех, вернулся в замок и стал "жить поживать и добра наживать". О королеве он забыл совсем.
Я: Почему он забыл о королеве?
Ребенок: Если бы он о ней помнил, то тоже убил бы себя.
Я: Зачем же ему убивать себя?
Ребенок: Да потому что это самый дорогой человек для него! Он не может одновременно жить и помить о ней!
.....
https://www.facebook.com/photo.php?fbid=348159915378591

Изображение
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.


Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Автор темы
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 9987
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1461 раз
Поблагодарили: 1209 раз
Ссылки из группы "Приемные родители Приморского края" - посты психотерапевта Екатерины Сигитовой.

Как разговаривать с детьми о сексе
"Начнем с того, что это не просто разговоры с детьми о сексе. Это разговоры о беременности и родах, об отношениях, о человеческом теле и его устройстве, о поведении и пр. И это обычно непросто для родителей, как начинать такие беседы – так и продолжать их. Давайте попробуем вместе нащупать какой-то приемлемый алгоритм."
http://f3.livejournal.com/92403.html
Как разговаривать с детьми о сексуальном абьюзе
"Продолжение серии «Как разговаривать с детьми о…». Тема детского абьюза настолько мучительна, что писать спокойные инструкции очень сложно. Но нужно, почему – перечислю ниже."
http://f3.livejournal.com/94544.html

Марина Данилова
"Сексуальная тема для воспитанника детского дома особа важна, так зачастую бывает, закрыта для обсуждения, что лишает полноценной картины восприятия мира. Для того чтобы тема была ясна и понятна проведу ее через личный опыт."
http://sirotinka.ru/ravnovesie/7564.html
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.


Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Автор темы
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 9987
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1461 раз
Поблагодарили: 1209 раз
Читаю сейчас как развивается ситуация в журнале Анастасии anfisa912

Она открыла записи за прошедший год - с тех пор как в ее семье оказалась маленькая Люся:
http://anfisa912.livejournal.com/283839.html , сначала под предварительной опекой, потом опеку продлевали. Сейчас суд решил отменить лишение родительских прав и предполагается, что Люся вернется к матери, которую она уже не помнит: http://anfisa912.livejournal.com/
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.


Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Автор темы
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 9987
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1461 раз
Поблагодарили: 1209 раз
Marigel писал(а) 07 апр 2015, 20:40:
Психолог и приемная мама Татьяна Губина рекомендует новую книгу своих коллег:
Книга. "Приемный ребенок: жизненный путь, помощь и поддержка"

Друзья, коллеги, у нас вышла из печати книга в издательстве «Никея»:
Капилина(Пичугина) М.В., Панюшева Т.Д. «Приемный ребенок: жизненный путь, помощь и поддержка».
Ниже привожу оглавление, чтоб легко было представить, какие темы рассматриваются в книге.
18 апреля в 14.00 в большом книжном магазине «Библио-Глобус» на Лубянке (прямо рядом с метро, выход к магазину) состоится презентация книги. Мы будем рады видеть всех, кто захочет прийти. Книгу можно купить там, или заказать через издательство «Никея» (контакты издательства есть в интернете), либо обратиться в БФ «Волонтеры в помощь детям-сиротам», они тоже будут распространять экземпляры.
С уважением. Мария Пичугина (Капилина)

Содержание:

предисловие 12
полюбить чужого 14
обращение к читателю 16
введение 18

Часть I Что происходит с ребенком в результате жизни в неблагополучных условиях и расставания с кровной семьей 21

Глава 1 Потребность детей любить своих родителей 23

Глава 2 Формирование и нарушения привязанности 25

Как формируется привязанность 25
Типы нарушенной привязанности 29

От чего зависит тяжесть последствий травматического опыта? 37

Глава 3 О поведенческих моделях 40

Что влияет на поведение 40
Почему взрослые иногда не могут заботиться о детях 43
Отношение к кровной семье 47

Глава 4 Интеллектуальное развитие и привязанность 52

Глава 5 родительская депривация. жестокое обращение 58

Жестокое обращение. Формы насилия 58

Глава 6 Как происходит отобрание ребенка из семьи и как его воспринимают дети 63

Отобрание ребенка из семьи 63
С точки зрения ребенка: «виноват и наказан» 66

Глава 7 Дети-«отказники» или дети из неблагополучных семей — «что лучше?» 70

Важен ли для успешного усыновления опыт жизни в семье? 70

Что на самом деле происходит с детьми, от которых отказались при рождении? 71

Глава 8 утрата семьи: Что теряют дети? 80

Глава 9 Горе и потеря 82

Стадии переживания 82


Часть II Ребенок в учреждении 87

Глава 1 Адаптация ребенка в учреждении 88

Первый тип реакции — «ничего не происходит» («замирание») 88
Второй тип реакции — «терминатор» («конфликт») 91
Третий тип реакции — «адаптивная стратегия» («активная ориентировка») 93

Глава 2 «столько горя в одном месте»: детская иерархия внутри учреждений 95

Глава 3 «игра в семью» на уровне учреждения. перенос родительских ролей на воспитателей 98

Глава 4 «неадекватное» поведение детей как реакция на стресс 101 глава 5 идентичность детей в учреждении: особенности формирования 105

Контакты детей из учреждений с кровными родственниками: почему это важно? 111
Почему родители не навещают своих детей? 113
Общение ребенка с семьей: чем могут помочь или помешать представители детских домов и социальных служб? 115
Что делать, если родственники не приходят? 117
Что делать, если родственники приходят не вовремя или ведут себя агрессивно? 117
Что делать, если ребенок плохо себя ведет после визитов родственников? 119

Глава 7 Детское «желание» и «нежелание» попасть в приемную семью 124

Глава 8 Приемная семья: «за» и «против» 126

Часть III Ребенок в приемной семье 129

Глава 1 Почему важна подготовка 131

Глава 2 Переход ребенка в новую семью: как это должно быть организовано 136

Трудности для ребенка и для родителей на этапе знакомства 136
Предварительная подготовка родителей 139
О безусловном принятии 142
Какой ребенок станет новым членом семьи? 144
Возраст и пол ребенка 145
Информация о ребенке 145
Еще раз о кровной семье 148
Первая встреча с ребенком 150
Фаза принятия решения о переезде ребенка в семью 156

Глава 3 Первые дни вместе 159

Правила 159
Как называть друг друга? 159
Если ребенок просится обратно в детский дом 160
Разногласия в воспитании 161

Глава 4 Адаптация ребенка в приемной семье 163

Переживание утраты кровной семьи ребенком 163
Рекомендации приемным родителям, столкнувшимся с переживанием их приемными детьми утраты (в том числе в период адаптации) 165
три стадии адаптации 167

Глава 5 еще раз про любовь... 170

Глава 6 место кровной семьи в жизни приемного ребенка 173

Глава 7 работа с последствиями преждевременного расставания с семьей 178

Глава 8 работа с жизненной историей ребенка в интересах приемных родителей 182

Глава 9 работа с «Книгой жизни» 191

почему? (что вынуждает) 192
зачем? (желаемая цель) 193
что такое «Книга жизни»? 194
кто? 194
где? 195
когда? 195
как? (порядок работы) 196
«белые пятна», отсутствие информации 202
общие правила при работе с «Книгой жизни» 207
право на конфиденциальность 209
трудности при составлении «Книги жизни» 218

Глава 10 Задача приемного ребенка — «совмещение» своих статусов, как члена двух семей 234

Глава 11 тайна усыновления: кому от нее жить хорошо? 238

Почему приемные родители могут не хотеть говорить с детьми об их прошлом? 238
Как отрицание приемными родителями кровной семьи влияет на ребенка и отношения 251
Если приемные родители решают говорить с детьми об их прошлом 252

Глава 12 «мифы» детей о приемных родителях 255

Глава 13 типичные страхи родителей, относящиеся к совместной жизни с приемным ребенком 261

Страхи в отношении ребенка 262
Страхи родителей в отношении самих себя 278

Глава 14 что может мешать успешному семейному устройству 280

Некоторые специфические риски (примеры) 284
Некоторые неспецифические риски (примеры) 292

Глава 15 Проблема возвратов детей 300

Причины возвратов, связанные с родителями 303
Причины возвратов, связанные с ребенком 307
Этапы разрушения отношений семьи с приемным ребенком 315
Последствия возвратов для ребенка и для семьи 320

Глава 16 «Трудное» поведение ребенка в семье 325

«приемные» братья, сестры, бабушки, дедушки 343
отношения с новой семьей 343
ревность между детьми 346

Глава 18 Широкое социальное окружение: трудности в образовании и социализации 355

социальные отношения 357
одаренность либо ограниченные способности 359
навыки и умения 361
что могут сделать специалисты? 363
что могут сделать родители? 363

Часть IV Подростковый возраст и начало самостоятельной жизни 365

Глава 1 выпускники детских домов 368

Глава 2 «выпускники» из приемных семей 376

Глава 3 история от первого лица 384

послесловие 401
словарь терминов 404
список литературы 408


От себя пару слов (ТГ).
Полагаю, что эта книга - лучшее, что есть на тему. Самое полное, самое достоверное, а главное - из первоисточника. Капилина с 90-х с детьми в детском доме работает, у нее опыт - колоссальнейший, она, собственно, была одним из оплотов становления целенаправленного семейного устройства, и уж если кто и знает что про детей в детских домах, про приемных детей, про детей в неблагополучной ситуации - так это она. Она тысячи детей слушала, в глаза им смотрела. Таня Панюшева, второй автор - тоже отличный специалист, и много лет работает с детьми - и в учреждениях, и в приемных семьях.
Еще хочу добавить. Сама я книжку пока не читала, именно эту. И я далеко не уверена, что, когда начну читать, соглашусь в ней с каждым словом. Тем не менее, рекомендую "не глядя" (на самом деле, большую часть этого материала я читала в разных статьях, слушала "из уст", короче, в черновиках и в предыдущих изданиях, не таких полных, с определенной частью знакома). Рекомендую, потому как - они знают. Они знают детей, они знают дело, они знают проблематику не потому, что прочли умные книжки (их тоже прочли, разумеется), а потому что они эту самую проблематику сами с детей (и семей) и "считывали", и сами и придумывали (особенно Капилина), что и как тут можно сделать.

http://tatiana-gubina.livejournal.com/148976.html
В комментариях говорят, что и в лабиринте уже есть.


Статья из этой книги:

Расставание с семьей и переезд в детский дом глазами ребенка
Процедура лишения родительских прав и помещения ребенка в детский дом неоднократно описана, хорошо известна усыновителям и тем, кто занимается устройством детей в семью. О чувствах детей, которых забирают из семьи, написано гораздо меньше, а ведь именно этот опыт сказывается затем на всей жизни ребенка из детского дома.

Решение об отобрании ребенка из семьи принимается органами опеки и милицией в тех случаях, когда, во-первых, социальное неблагополучие в семье носит хронический характер, и, во-вторых, существует непосредственная угроза жизни и здоровью ребенка. При этом с самим ребенком никто не обсуждает происходящего. То есть ребенок как бы является «объектом».

Очевидно, что мотив действий представителей органов опеки — защита ребенка и его прав. А что происходит с точки зрения ребенка? У ребенка была его жизнь, в которой, возможно, ему многое не нравилось, но, тем не менее, это был его привычный, «собственный» мир. Если родители не были крайне жестоки с ребенком и он не убегал из дома сам, то это означает, что отобрание происходит против воли ребенка.

С точки зрения ребенка: «виноват и наказан»
Попробуйте представить себе следующую ситуацию: вы — ребенок, живете с мамой, бабушкой, братом и сестрой в своей квартире. Вам не всегда хватает еды, игрушек, но вы привыкли, что спите с братом и сестрой на одном диване. К маме с бабушкой периодически приходят какие-то люди, с которыми они вместе шумят и пьют на кухне, у мамы часто меняется настроение, в зависимости от этого она может обнимать вас или внезапно раскричаться и даже побить. От нее часто пахнет спиртным, вы знаете этот запах, но он для вас неразрывно связан с матерью. В соседних с вашим дворах вы знаете все закоулки и все интересные места для игр, среди дворовых ребят у вас есть друзья и враги. Бабушка говорит, что осенью вы пойдете в школу, и там будет бесплатное питание, потому что у вас многодетная семья.

Однажды к вам в дом приходят две женщины, про одну из них мама говорит, что она из милиции. Они разговаривают с мамой на кухне на повышенных тонах, мама начинает ругаться и говорит: «Это мои дети. Это никого не касается! Не ваше дело! Как хочу, так и живу! Преступников лучше бы ловили, чего к нам пристали!» и т.д. Потом они с бабушкой обсуждают, что надо бы маме устроиться на работу, но нет ничего для нее подходящего.

В течение недели в доме нет пьяных компаний, бабушка прибралась в комнатах. Но еще через некоторое время все опять становится как прежде: мама не работает, домой приходят разные люди, с которыми она опять выпивает. Затем как-то раз вы слышите разговор между мамой и бабушкой, что пришла какая-то повестка. Мама сначала плачет, а вечером они с бабушкой сильно напиваются. Утром мама говорит: «Проспали, ну и наплевать!».

На следующий день утром раздается звонок в дверь. Полусонная мама на пороге ругается матом и пытается не впустить в квартиру пришедших, а бабушка говорит вам, чтобы вы собирались, что вы поедете в санаторий. Бабушка почему-то плачет, а в коридоре разгорается скандал, маму удерживают, потому что она пытается драться, ругается матом, что-то кричит про правительство, «сволочей из милиции» и т.д.

Вы не понимаете, что происходит, но таких ситуаций в вашей жизни еще не было, и вы чувствуете, что происходит что-то серьезное. Вас вместе с братом и сестрой выводят из квартиры незнакомые вам люди (их трое). Они говорят, чтобы вы не боялись, что вы поедете в санаторий, что там вам будет хорошо: вас будут кормить, у вас будет новая одежда и книжки. Вас сажают в машину, и вы куда-то едете.

Затем машина останавливается возле какого-то здания, уводят вашу сестру и говорят, что она тут останется, так как здесь живут маленькие дети до 3 лет. Вам это непонятно, но машина едет дальше. Машина долго едет, выезжает за город и останавливается возле какого-то забора. Ворота открываются, машина въезжает внутрь. Вы видите, что оказались на огороженной территории, вас со старшим братом выводят из машины. Вы входите в здание.

Люди, которые вас привезли, говорят взрослым, которые встречают вас в вестибюле, ваши имена и фамилии, подписывают какие-то бумаги, говорят вам, чтобы вы не боялись, и куда-то уходят. Новые взрослые куда-то вас ведут, в помещении с кафельными стенами и полом вас раздевают, забирают вашу одежду, говоря, что «эту грязь невозможно отстирать и вам дадут другое».


Потом говорят про каких-то насекомых и стригут вас налысо. Потом вас ведут мыться, и первый раз в жизни вы моетесь чем-то колючим, что дерет вам кожу, мыло щиплет глаза, и вы плачете. Кто-то вытирает вам лицо жестким вафельным полотенцем. Вам дают новые вещи и говорят, чтобы вы их одели. Вы не хотите, так как это не ваша одежда, но вам говорят, что вашей одежды больше нет, что она вся сгнила от грязи и ее выкинули, и у вас теперь новая одежда — гораздо лучше старой. Вы одеваете пахнущую чем-то чужим и непривычную одежду.

Вас ведут по коридору, брату говорят, что его отведут в группу для старших детей, и вы теряете его из вида. Вас приводят в большую комнату, где стоит много кроватей. Вам показывают ваше место, говорят, что тумбочку вы будете делить с каким-то другим ребенком, что все дети сейчас на прогулке, но скоро они придут, и вы будете обедать вместе с ними. Вас оставляют в одиночестве в этой комнате, вы садитесь на кровать и ждете...

Что означает для ребенка расставание с семьей

Какие чувства возникают при чтении этого текста и ощущении себя в роли ребенка в такой ситуации?

Какие появляются мысли, ощущения?

Каково это — такой отъезд из дома с незнакомыми людьми неизвестно куда?

Каково оказаться в незнакомом месте в полной неизвестности — что будет дальше? Разлучиться по очереди со всеми близкими и не знать, где они и будет ли возможность увидеть их когда-либо еще?

Лишиться всех своих вещей, включая нижнее белье, и волос?

Чего хотелось бы в такой ситуации от окружающих взрослых?

Если уж такой переезд необходим, как бы хотелось, чтобы он происходил?

Что бы хотелось знать про своих близких? Важна ли была бы возможность видеться с ними время от времени?

Очень часто люди не дают себе труда задуматься о том, что означает для ребенка расставание с семьей. «Ну, живет ребенок в детском доме — так у него жизнь сложилась, и нечего драматизировать ситуацию». Тем не менее для ребенка эта ситуация очень драматична. Первый шаг, который взрослые обязаны сделать, когда действительно интересуются жизнью ребенка, — признать его чувства в этой ситуации и то, что подобного рода событие не может пройти бесследно, потому что, по сути, является для ребенка крушением его мира.

Разлуку с семьей ребенок расценивает как отверждение («родители позволили этому произойти»), и результатом становятся негативные представления о себе и о людях. «Я никому не нужен», «Я — плохой ребенок, меня нельзя любить», «На взрослых нельзя рассчитывать, они бросят тебя в любой момент», — это убеждения, к которым в большинстве своем приходят дети, покинутые своими родителями.

Один мальчик, попавший в детский дом, говорил о себе: «Я — лишенный родительских прав». Это высказывание очень верно отражает суть происходящего: ребенок — жертва обстоятельств, но в результате он теряет больше всех. Семью, близких людей, дом, личную свободу. Это приносит боль и воспринимается как наказание. Любое наказание бывает за что-то, и единственное объяснение, которое могут найти дети в такой ситуации, — это то, что они «плохие».

Безвыходность ситуации в том, что представления о себе в значительной степени определяют поведение человека. Представление о себе как о «плохом», боль от переживаемой жизненной катастрофы, обилие агрессивных поведенческих моделей в жизненном опыте (семья, социальное окружение) приводят к тому, что рано или поздно такие дети становятся социальными деструкторами.

Чтобы прервать этот «фатальный круг неблагополучия» и действительно помочь ребенку, необходимо работать и с его переживаниями в связи с утратой семьи, и с травматическим жизненным опытом, прорабатывать его актуальные жизненные проблемы, находя альтернативные модели поведения. Дать возможность успешной социальной самореализации и помочь в формировании мотивов для нее. Отдельная задача в работе с ребенком — формирование позитивной модели будущего, навык постановки целей и их достижения. Все это сложная, трудоемкая и кропотливая работа, требующая участия большого количества людей и системного подхода. Но без нее ребенок не получит «второго шанса» в своей жизни.

Из книги "Приемный ребенок: жизненный путь, помощь и поддержка"
http://www.7ya.ru/article/Rasstavanie-s ... enka/#null
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.



За это сообщение автора Marigel поблагодарил: Светоч
Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Имя: Ксения
С нами с: 12 дек 2006
Сообщения: 4929
Изображений: 3
Откуда: между двух мостов
Благодарил (а): 184 раза
Поблагодарили: 758 раз
Приёмный ребенок: почему не стоит бояться «плохих генов» и деструктивного поведения
Долгое время бытовало мнение, что человеку, который берет ребенка в семью, достаточно любить детей, иметь свой собственный опыт родительства или просто позитивный настрой. Казалось бы, что тут особенного?

Быть родителем — это то, чему никого не учат заранее, то, что происходит с человеком иногда совершенно не готовым, незрелым, и люди как-то справляются с этой задачей, растят детей, любят их, решают в меру своих сил и возможностей проблемы, которые возникают при воспитании в семье.

Однако взять ребенка в семью — это не так просто. Не всегда одной любви достаточно, не всегда опыт нашего собственного родительства ведет нас правильными дорожками, подсказывая верные решения. В помощь приемным родителям и специалистам, оказывающим поддержку приемным семьям, издательство «Никея» выпустило книгу «Приемный ребенок: жизненный путь, помощь и поддержка», написанную одними из лучших специалистов по этой теме — М.В. Капилиной (Пичугиной) и Т.Д. Панюшевой. Мы приводим главу из книги, посвященную родительским страхам при усыновлении.

Принятие семьи и ребенка друг другом — взаимный долгий процесс, а не одномоментное событие. Помещение ребенка в семью — самое начало этого процесса. Ожидания и страхи влияют на переживание этой ситуации и детьми, и взрослыми. Само по себе предположение о возможных трудностях и желаемых результатах — вещь совершенно естественная для человека, планирующего свои действия в новой ситуации. Полезная часть этих ожиданий (как положительных, так и отрицательных) — попытка представить себе, что будет, для того, чтобы действовать наилучшим образом. Неполезная часть: когда ожидания чрезмерно завышены (идеализированы) или чересчур негативны («ужастики»). Чрезмерная идеализация впоследствии чревата слишком сильными разочарованиями, которые обесценивают и разрушают отношения. Слишком негативный настрой не позволяет справляться с естественными трудностями, которые воспринимаются как нечто фатально непреодолимое.

Появление приемного ребенка — новый, по-своему переломный момент в жизни семьи, ничего подобного до сих пор не происходило. Хотя это и желанное событие, но волноваться и тревожиться в такой момент — достаточно естественно. Просто для большинства людей тревога служит мобилизующим фактором, который, в конечном счете, приводит к большей собранности и ответственности. Практический опыт показывает, что у абсолютно самоуверенных и не испытывающих тревоги приемных родителей чаще возникают «нерешаемые» проблемы, чем у тех, кто переживает, но все равно делает. Конечно, когда страх очень сильный, он мешает жить и действовать, поэтому главное — не позволять страху парализовать родительскую волю. В такой ситуации важно собрать как можно больше информации и судить непредвзято, не попадая во власть мифов и стереотипов. Большинство родителей, которые поначалу боятся, через какое-то время начинают жить по принципу «глаза боятся, а руки делают», и таким образом справляются с трудностями.

Деление на «мы» и «они» свойственно всем социальным существам. Доверие «своим» и осторожность в отношении «чужих» биологически обусловлены. Близость в отношениях между людьми всегда предполагает переход от осторожности к доверию. Этот шаг — прыжок через пропасть, и он всегда связан с риском, потому что гарантии счастья и благополучной жизни не существует. На это можно только надеяться, хотеть этого, предпринимать усилия. Увенчаются ли эти усилия успехом, во многом зависит не только от личных качеств родителей и ребенка, но и от жизненного опыта. Пережитые ранее боли и неудачи «оживают» в стрессовой ситуации и у родителей, и у ребенка, но от взрослых в этой ситуации зависит гораздо больше. Главное оружие приемных родителей в борьбе за семейное счастье — это знание основных проблем, с которыми можно столкнуться, и возможных способов их преодоления.

Страхи родителей могут касаться ребенка или самих себя. Страхи в отношении ребенка: «наследственность», «повторит судьбу кровных родителей», «никогда не станет мне родным» и пр. Страхи в отношении себя: «я плохой родитель/воспитатель», «я не справляюсь с тем, за что взялся», «меня нельзя любить» и пр. Для того чтобы понять, что со всем этим делать, имеет смысл рассмотреть две группы страхов отдельно.
СТРАХИ В ОТНОШЕНИИ РЕБЕНКА
Наследственность
«Плохая наследственность» — самое распространенное и самое опасное объяснение при возникновении любых трудностей в процессе воспитания приемного ребенка. «Наследственность» — это то, что изменить нельзя. Это не дает шанса ни ребенку, ни родителям. В сознаний современного человека «генетика» — это непреодолимое препятствие, которое делает бессмысленными любые усилия приемных родителей. Между тем, точно известно, что генов «воровства» и «проституции» не существует. Ссылаясь на плохую наследственность, родители, по сути, отталкивают ребенка от себя, отказывая ему в возможности изменения и развития в лучшую сторону.

Строго говоря, «наследственность» — это потенциал. Согласно научным данным, соотношение факторов среды и наследственности в среднем «50 на 50». В каких-то областях оно сдвинуто в сторону «заданности»: например, волос, цвет глаз, рост и пр. В основном это касается физических характеристик. Но то, что составляет основу жизни человека — вера, способность любить и заботиться, желание и умение работать, ценности, — зависит не от «наследственности». Это то, что формируется в ходе всей жизни человека и связано с его личным выбором и душевными усилиями, и на что в значительной степени влияют социальная среда и отношения с близкими людьми.

Проблемы в развитии детей-сирот связаны в гораздо большей степени с травмой отрыва от семьи и родительской депривацией, чем с наследственностью. Именно отсутствие достаточной заботы и эмоционального контакта с близким взрослым в раннем детстве, а в некоторых случаях и жестокое обращение, являются основной причиной диспропорционального развития таких детей, а не пресловутая «генетика». Замечательное «сортовое» растение в пустыне зачахнет — это естественный природный процесс. Ребенок с самыми распрекрасными генами в плохих обстоятельствах будет развиваться плохо. У покинутого, лишенного родителей ребенка с самого раннего возраста подорвана жизнеспособность. Близкий контакт с матерью (или с другим постоянным взрослым) в раннем детстве обеспечивает не только эмоциональный комфорт, но и психофизиологическую стимуляцию, необходимую для благополучного формирования центральной нервной системы и головного мозга. У ребенка, который в течение первого года жизни растет не «на руках», затормаживается и нарушается нормальный ход развития. Последствия этого достаточно серьезны, но обратимы тем легче, чем раньше изменится ситуация (та самая «среда»).

Дети, попадающие в любящую семью, неузнаваемо меняются и «расцветают», хотя все гены остаются прежними. И обратная ситуация: иногда дети, которые с рождения росли в собственных семьях в достатке и внимании, выбирают не самый лучший жизненный путь. О том же говорят близнецовые и сиблинговые исследования: иногда не просто дети из одной семьи, но дети с близким генетическим набором очень по-разному реализуют свой потенциал в жизни. С тем, как по-разному складывается жизнь близнецов и братьев и сестер, попавших в приемные семьи, можно ознакомиться в печатных работах и на семинарах специалиста, более полувека работающего с приемными детьми, — Веры Фальберг (Vera Fahlberg). Она приводит примеры весьма драматичных различий в судьбах детей, несмотря на идентичный генетический набор (близнецы) и сходные условия воспитания (общие родительские и приемные семьи). Так в одной паре близнецов-мальчиков, росших вместе, к 30 годам один стал жестоким преступником, а второй был совершенно социально благополучен — сделал хорошую карьеру и имел се-мью. На характер и жизненный путь влияют не только воспитание или наследственнность, но и личные, индивидуальные особенности, и собственный выбор человека.

Бояться генов, с одной стороны, естественно — ведь они не в нашей власти, с другой стороны, бессмысленно — по той же самой причине. Отрицать их тоже нет смысла, стремление игнорировать отличия ребенка ничем хорошим не кончается. Что можно сделать? Признавать особенности своего приемного ребенка, уважать и развивать то хорошее, что есть в нем, и помогать ребенку правильно обходиться со своими слабыми сторонами.

Что могут предпринять родители

— Отдавать себе отчет в своих мотивах: «Чего я хочу? Помочь ребенку, которому трудно и плохо?

Испытать радость родительства, заботы и любви? Или получить „идеального» ребенка?»

— По особо пугающим вопросам, например, о генетически передающихся болезнях, собрать достоверную информацию.

— Обратить особое внимание на положительные черты, которые изначально нравились в ребенке, — это тоже наследственность. Сам факт ее наличия не означает преобладание плохого и его решающей роли.

— Подумать о своем супруге, о самых близких друзьях. У них совсем «чужие» гены, но это не мешает ни любви, ни близости, ни взаимопониманию.

Образовательные трудности

Так сложилось, что у многих людей стоит как бы знак равенства между понятиями «высшее образование» и «хороший человек». Желание помочь детям, обеспечить их будущее — естественное желание каждого родителя. Времена и ценности общества меняются, но важность образования для многих родителей актуальна по-прежнему. Логика примерно такова: «Образование обеспечивает интеллектуальное и душевное развитие, а также среду общения для ребенка, и тем самым служит фундаментом его будущего». Звучит разумно, но лишь отчасти. Душевное и моральное развитие связано не столько с интеллектом, сколько с воспитанием чувств, с отношениями, в том числе и внутрисемейными, в которых растет ребенок. На формирование личности ребенка влияет то, во что верят родители; во что верит и кого любит сам ребенок. От этого действительно зависит, каким человеком он вырастет. И большинство родителей (и вообще взрослых людей) понимают это вполне отчетливо.

В чем же тогда дело? Что заставляет здравомыслящих родителей тянуть приемного ребенка «за уши» в институт, нередко вопреки не только желанию, но и объективным способностям чада? Наверное, подобное происходит в тех случаях, когда уровень образования ребенка рассматривается как признак «достойного родительства». В самом деле, ведь образование — это то, что можно реально предъявить окружающим. И уж тем более если ребенок — из детского дома…

Образование нужно и важно. Но так же важно не перейти хрупкую грань, по одну сторону которой — то, что психологи называют «зона ближайшего развития» (потенциал человека, который требуется развивать, прикладывая усилия), а по другую — усталость от чрезмерного напряжения, взаимное раздражение и отчуждение. Никакое образование не стоит того, чтобы отношения родителей с ребенком были разрушены. Такое может, к сожалению, произойти, если для родителей образовательные успехи ребенка являются условием принятия и любви.

Что могут предпринять родители

— Обратиться к специалистам, которые проведут грамотную диагностику уровня развития ребенка и степени его отставания; разработают систему развивающих и коррекционных занятий, подходящую конкретному ребенку; дадут рекомендации, как с ним заниматься дома.

— Создавать дома «развивающую среду», много общаться с ребенком, поддерживать его начинания, разрешать пробовать новое; самим относиться к занятиям как делу увлекательному, а не как к «обязаловке».

— Помнить, что отставание в развитии детей-сирот связано прежде всего с недостатком любви и вызванной этим тревогой, которая блокирует природную любознательность ребенка («аффект тормозит интеллект»). Когда ребенок в семье почувствует себя любимым и защищенным, его развитие ускорится.

— Не сравнивать с другими детьми. Любое сравнение подкрепляет неуверенность ребенка в своих силах и боязнь потерпеть неудачу. Каждый ребенок уникален, кроме недостатков есть еще и особенности. Сравнивать ребенка можно только с ним самим прежним: «Раньше не умел, а теперь получилось».

— Терпеливо ждать. Получить все и сразу невозможно. Ускорить процесс раскрытия цветка, расковыряв бутон, — неудачное решение. Ни одному нормальному садовнику оно в голову не придет. Все раскрывается в свое время в благоприятных условиях. Хорошие взаимоотношения с родителями, разумная помощь и поддержка и есть самые хорошие условия для раскрытия естественного потенциала ребенка.

— Разумно определять нагрузки. Они должны быть посильны и для нервной системы, и для интеллектуального потенциала ребенка. Приготовление уроков «до ночи» не бывает продуктивным.

— Всегда искать позитив. Никому не хочется делать то, что не получается. Важно научиться самим и научить ребенка замечать пусть небольшие, но улучшения, двигаться от одного маленького успеха к другому. Успех — лучший мотив в обучении.

— Хвалить за усилия, а не за результат. В любом деле важны последовательные усилия и преодоление трудностей. Научить ребенка этой жизненной мудрости — наверное, основная задача. Приемным детям она дается сложнее. Во-первых, опыт отвержения кровными родителями и социумом подрывает веру в себя, а она лежит в основе настойчивости и упорства (не путать с упрямством — это вещи прямо противоположные!). Во-вторых, именно воля и терпение — качества, которые отсутствовали у кровных родителей этих детей, и формировать их приходится «с чистого листа».

— Верить в ребенка. Вера родителей в своего ребенка — это источник его жизненных сил и две трети будущего успеха.


Воровство
Один из самых пугающих для родителей типов трудного поведения — это детское воровство. Причем под воровством родители понимают фактически каждый случай, когда их ребенок (особенно приемный!) без спросу берет чужую вещь. Очень важно для взрослых помнить, что воровство как таковое имеет ряд принципиальных признаков, которые будут рассмотрены ниже, и не надо торопиться с «ярлыками» и с трагическими выводами. Почти каждый ребенок хотя бы один раз в жизни пробует взять не принадлежащую ему понравившуюся вещь. Во многом от реакции взрослых зависит, чем станет для ребенка эта ситуация — новой ступенькой в понимании границ и правил человеческого общения или представлением о себе как о преступнике. Причин того, что ребенок берет без спроса не принадлежащие ему вещи или ценности, может быть достаточно много:

Неосведомленность. До определенного возраста дети не владеют понятиями «свое» и «чужое». Если никто из взрослых не ставил специально задачу научить ребенка следовать правилу «чужое без спроса брать нельзя», то вплоть до выхода в широкую социальную действительность (обычно это школьный возраст) ребенок может иметь весьма смутные представления о «собственности». Дети, растущие в детском доме, не имеют «своего» и, соответственно, не понимают, что такое «чужое». При общественном укладе жизни все вокруг общее, поэтому взять без разрешения вовсе не значит «украсть». Наоборот, «кто первый взял, того и тапки». Кроме того, у детей из детского дома или из неблагополучной семьи иные представления о деньгах, их ценности и о том, откуда они берутся, чем у их приемных родителей. Разница в представлениях, опыте и моральных нормах приводят к тому, что с точки зрения ребенка будет непонятна сила переживаний приемной семьи в случае, если он «просто взял» то, что ему приглянулось.

Клептомания, которой опасаются некоторые родители, слышавшие о таком психическом нарушении, — это не особенность детей из неблагополучных семей, а болезнь. Заболевание это достаточно редкое, генетически не наследуемое и от социального происхождения не зависящее. Диагностируют его психиатры. За многолетнюю практику работы с приемными детьми авторы данной книги не сталкивались с ней ни разу, хотя достаточно много имели дело с невротическим и прочими формами «детского воровства».

Невротическое воровство. Воровство этого типа может встречаться у детей, переживших психологическую травму, не уверенных в своем нынешнем положении, испытывающих страх перед будущим, имеющих низкую самооценку. Это своего рода попытка заполнить «черную дыру» беспокойства, вызванного дефицитом любви в прошлом, обычно в раннем детстве, когда привязанность с близким взрослым играет ведущую роль в формировании личности ребенка, его отношении к самому себе. Удовольствие, связанное с чувством риска, азартом и присвоением желаемого временно заполняет внутреннюю пустоту. Но поскольку это лишь замещение реальной потребности, оно насыщает ненадолго. После пережитых эмоций наступает желанное успокоение, тревога на время отпускает. Однако позже она возникает вновь, усугубленная чувством вины и ощущением, что «я плохой».

Кроме того, в некоторых случаях дети в семьях, в которых между родителями плохие отношения, бессознательно могут использовать «трудное поведение», в том числе и воровство, как способ объединить родителей. Конечно, ребенок не планирует что-то украсть, чтобы родители помирились друг с другом, но фактически так получается: перед лицом проблем с ребенком родители переключаются с трудностей в своих отношениях на насущную задачу исправления поведения своего чада.

Демонстративное воровство. Ребенок намеренно нарушает запрет не брать что-либо, хотя прекрасно понимает, что попадется, — он словно делает «назло». После раскрытия кражи ведет себя вызывающе, хамит, отпирается, врет в глаза. Скорее всего, это так называемое «протестное поведение». Возможно, ребенок проверяет границы: а что сделают взрослые? И одновременно бросает им вызов: «А ничего вы со мной не сделаете!» Это своего рода борьба за контроль, попытки помериться силами со взрослыми. Некоторые дети в период адаптации в приемной семье могут таким образом проверять границы и степень надежности отношений: не вернут ли его из семьи в детский дом. Тем более что у некоторых это подкреплено реальным опытом, когда от них отказывались за подобные проступки. Возможно также, что ребенок таким способом «выбивает» особое внимание к себе. Некоторые дети, лишенные любви и заботы, приходят к выводу, что единственный способ привлечь внимание взрослого — разозлить его. Наказание их меньше пугает, чем безразличие. Причем за безразличие они порой принимают обычную сдержанность, особенно если привыкли к крику и побоям.

Повышение значимости. Порой дети связывают наличие каких-либо вещей с чувством собственной значимости, уверенности в себе. Зависть к вещам — проявление чувства собственной малоценности, которая часто бывает у детей, отвергнутых кровными родителями. Иногда, особенно у подростков, иметь то же, что есть у других, означает «быть как все», «своим», принадлежать к желаемой группе. Во взрослом мире «статусные вещи» означают принадлежность к группе достаточно высокого уровня дохода и возможностей. В подростковом микросоциуме правила жестче: если у тебя нет того, что есть «у всех наших», ты — «лох», изгой, «белая ворона». То есть для подростков обладание чем-то — еще и способ избежать насмешек и травли, которых они боятся панически. Если ребенок со счастливым детством и прочным домашним «тылом» за спиной чаще способен справиться с такой ситуацией, то приемный ребенок пасует перед социальным отвержением.

Шантаж. Воровать ребенка могут заставлять более сильные сверстники или старшие дети. Это может быть как условие принятия в группу («тебе слабо?!», «ты маленький мальчик, маменькин сынок?»), так и непосредственные угрозы физической расправы, откупиться от которой ребенок может деньгами или вещами.

Научение. Дети, жившие в неблагополучных семьях, делают то же, что делают взрослые. Например, если взрослые промышляли воровством, то для ребенка это было обычной жизненной ситуацией. Более того, его даже могли поощрять и хвалить, если он сам таким же способом добывал что-то в семью.

Кроме того, для детей повторение действий кровных родителей в некоторых случаях может быть способом сохранения семейной идентичности, привязанности к своей семье: «Я поступаю, как папа».

Собственно воровством можно считать спланированное присвоение чужого имущества ради его материальной ценности, в случае, когда человек знает о социальном и моральном запрете на такие действия, осознает степень вреда для жертв кражи и возможность наказания для себя. Важно также учитывать возраст человека и его способность понимать свои действия и контролировать их.

Получается, что во многих случаях, когда ребенок берет чужое, это не является воровством. Переживания взрослых могут быть вызваны не столько самим поступком ребенка, сколько их собственными страхами или особенностями социальной ситуации. Во-первых, окружающие могут осуждать семью и ребенка. Или у взрослых всплывают страхи по поводу «генов». Кроме того, бывают семьи, для которых сам факт подобного поступка ребенка говорит о его «глобальной испорченности». Очевидно, что все это больше касается позиции взрослых людей, нежели имеет отношение к соразмерной оценке случившегося.

Опасения, что воровство связано именно с тем, что ребенок приемный, имеют под собой основания. Только гены тут ни при чем. Моральное развитие непосредственно связано с опытом благополучной привязанности. В основе «голоса совести» лежит не столько страх наказания, сколько боязнь утраты любви и уважения близких, а также способность сочувствовать другим людям. Большинство детей, воспитывающихся в благополучных собственных семьях, к старшему дошкольному возрасту знают о том, что такое «можно» и «нельзя», «хорошо» и «плохо». Однако сначала они просто «не хотят расстраивать маму», «не хотят поссориться с папой». Следовать моральным нормам самостоятельно и осознанно, по «внутреннему закону совести», дети становятся способны значительно позже, примерно к двенадцати годам. Кроме того, способность контролировать себя, свои спонтанные побуждения, в том числе взять желаемое, формируется также примерно к этому возрасту. Это связано не только с социальным и интеллектуальным развитием ребенка, но и с развитием его нервной системы.

Если же у ребенка раннее детство было неблагополучным, бывают задержки и в развитии совести: ему трудно сочувствовать другим и беречь их чувства, потому что у него не было такого опыта. У него не было отношений, которыми он бы дорожил больше всего на свете, поэтому сиюминутная ценность понравившейся вещи оказывается на первом плане. Задержки в интеллектуальном развитии, повышенная тревожность и нестабильность нервной системы — это и все вышеперечисленное означает, что для приемных детей может потребоваться, во-первых, значительно больше времени для того, чтобы научиться правильному поведению, а во-вторых, дольше требуется внешний контроль со стороны взрослых. Под «контролем» подразумевается не подозрительность в отношении ребенка и враждебное отношение к нему, а создание системы четких требований и поддержки ребенка в процессе усвоения новых правил жизни. Кроме того, если причиной присвоения чужого является не меркантильность, а иные описанные выше причины, нужно бороться не с внешним проявлением проблемы, а с ее источником. Решать проблемы невротизации, утраты, желания ребенка сохранить связь со своей кровной семьей и т. д. Тогда проблема «воровства» со временем исчезнет за ненадобностью, поскольку будет найден другой, более удачный способ решения реальных трудностей, существовавших в жизни ребенка.

Что могут предпринять родители

— Осознавать реальный эффект своих действий. Сталкиваясь с трудным поведением ребенка, особенно изо дня в день, взрослые могут испытывать разные чувства, иной раз даже срываться. Но если речь идет об осознанном поведении взрослого человека, необходимо спросить себя: какова моя цель? Какую информацию получит от меня ребенок? Физическая расправа, безусловно, учит ребенка тому, что лучше не попадаться на своих проступках, а также тому, что когда родители в гневе, они кричат и дерутся. Но это не научит ребенка пониманию того, почему именно воровать нельзя. И уж тем более не научит его не делать этого. Скорее он научится более тщательно скрывать свои проступки от конкретных людей. Поэтому после любого эмоционального взрыва нужно начать планировать формирование изменений в поведении ребенка.

— Собрать полную и непредвзятую информацию о том, что произошло. К сожалению, к детям из детского дома существует предвзятое отношение, и ребенка могут обвинить несправедливо.

— Помнить, что ребенок, совершивший проступок, не преступник. Случившееся — шанс для него освоить некоторые важные правила человеческого общежития. Использует он его или нет — во многом зависит от реакции взрослых. Навешивание «ярлыков» приводит к «социальному гипнозу», лишая ребенка выбора в будущем: ведь он уже вор, чего тут думать-то?

— Искать подлинные причины. Постараться понять, какова эта ситуация с точки зрения ребенка, каковы были его намерения и как он понимает результат. Для этого нужно внимательно и спокойно его выслушать. А чтобы он мог быть откровенными в столь стрессовой ситуации, надо до этого создавать доверительные отношения. Также важно знать жизненную историю ребенка, потому что, кроме того, как ребенок сам объясняет свое поведение, имеют значение объективные проблемы и особенности развития.

— Учитывать возраст и особенности развития ребенка. Часто взрослые терпимо относятся к тому, что ребенок отстает в росте или в учебе, но не могут перенести задержки в развитии совести. На самом деле это такая же зона развития, как и другие. Понятие диспропорций в развитии подразумевает, что ребенок, чей биологический возраст двенадцать лет, в моральном отношении может соответствовать шести годам. И родителям, которые занимаются его воспитанием, придется исходить в своих действиях из этой реальности.

— Подробно и понятно объяснить ребенку, чем именно плох его поступок. Почему нельзя брать чужое без спросу, даже если хочется. Рассказать напрямую или через сказки/ игру, что чувствует тот, у кого украли что-то: унижение, обиду, как ему плохо. Что теряет в отношениях с людьми тот, кто берет чужое. Объяснить, что желание взять чужое посещает в детстве всех людей, и как люди это преодолевают и т. д.

— Предложить выход из ситуации. Возмещение морального и материального ущерба (насколько это возможно) для пострадавших. Обязательно надо вместе с ребенком попросить прощения (объяснив, зачем!), при этом не позорить публично и не бросать его одного в этой ситуации. Найти способ, как сам ребенок может возместить нанесенный ущерб: вернуть, сделать своими руками новое, отдать свое взамен растраченного и т. д.

— Выразить уверенность (не требовать обещаний, не угрожать, а именно выразить твердую уверенность), что в будущем ребенок научится справляться с соблазном взять чужое. Очень важно, чтобы родители четко выразили свою позицию: «Ты наш ребенок. Мы плохо относимся к этому конкретному действию, но не к тебе. Ты нам дорог, поэтому мы будем добиваться того, чтобы ты научился поступать иначе».

— Своим собственным поведением выражать уважение к собственности, в том числе к вещам самого ребенка, спрашивать разрешения, не рыться в его вещах. И не провоцировать ребенка, оставляя на видном месте деньги и ценности, пока не будет уверенности в том, что ребенок научился справляться с ситуацией.

— Решать подлинные проблемы ребенка, которые стоят за воровством. Если родители не могут понять, что движет ребенком, стоит обратиться к детскому психологу.

— Верить в своего ребенка, быть на его стороне. Это не означает отрицания проблемы, но свидетельствует о том, что сам ребенок и отношения с ним для родителей важнее, чем отдельные, даже серьезные проблемы в его поведении. Решение этих проблем — путь к близости друг с другом, который иногда бывает очень тернистым и долгим.


«Сексуализированное» поведение

У некоторых детей интерес к интимным отношениям или осведомленность об этой сфере может не соответствовать возрасту, и это шокирует взрослых. Причина того, что маленький ребенок демонстрирует взрослым или сверстникам свои «знания» (в форме рассказов или действий), — неадекватный жизненный опыт. Если ребенок видел отношения взрослых или его вовлекали в какие-то развратные действия, он будет это воспроизводить в новых отношениях («чем богаты, тем и рады»). Негативная реакция окружающих скорее вызовет у ребенка ощущение, что отвергают его самого, а не его поведение, которое поощрялось и принималось в его прошлой жизни. Отдельная тема — дети, подвергавшиеся насилию и развращению. Самое главное, что важно помнить взрослым: для большинства детей «сексуализированное» поведение не является поведением собственно сексуальным. Для них это просто часть социального взаимодействия, способ привлечь к себе внимание, в конечном итоге — получить поощрение и ласку.

Что могут предпринять родители

— Не демонстрировать смятение. Растерянность взрослых для ребенка означает утрату ими контроля над ситуацией. Для детей, склонных бороться со взрослыми («кто сильнее»), это может стать мотивом для закрепления таких проявлений. Поэтому важно спокойно и уверенно объяснять ребенку, что так себя вести не принято и некрасиво, дети так делать не должны. Конечно, этого недостаточно для изменений, но для начала ребенок должен знать позицию взрослых.

— Заботиться об эмоциональных потребностях. Если ребенок не подвергался насилию, а скорее страдал от невнимания и отсутствия ласки, важно предоставить ему другие возможности для сбрасывания напряжения и получения физической ласки. Подвижные игры, спорт, тактильный контакт с близкими взрослыми (повозиться на ковре, тормошить, шутливо бороться, держать на руках, укачивать на ночь). При этом взрослым важно помнить, что ребенок, подвергавшийся развращению, более чувствителен к физическому контакту, поэтому важно избегать ситуаций, которые могут быть истолкованы двусмысленно.

— Обратиться к специалисту, особенно если вы знаете или подозреваете, что ребенок был жертвой насилия. Это очень тяжелый опыт, и будет лучше, если ребенку поможет профессионал. Возможно, с родителями ребенок вообще не захочет говорить на эту тему, и в этом нет недоверия. Ребенку важно, что его новый дом — территория безопасности, и даже разговоры о «том прошлом» здесь ему не нужны. Пусть это происходит в кабинете психолога — и там и остается. — Не поддаваться страху. Что бы ни случилось с ребенком, он справится с произошедшим, если его близкие взрослые не парализованы ужасом: «Было, но прошло. Теперь все будет иначе». Именно такая позиция взрослых помогает ребенку двигаться дальше и преодолевать травматические последствия негативных событий прошлого. У ребенка может быть потребность обсуждать то, что происходило раньше, у некоторых детей могут быть даже навязчивые воспоминания. В этом случае важно найти специальное место и время для работы с травматическим опытом.

— Быть очень осторожным, если ребенок пережил насилие. Некоторые действия взрослых для ребенка, пережившего насилие, могут быть напоминанием о произошедшем. В таких случаях вопросы физической безопасности и тактильного контакта требуют отдельного обсуждения и договоренности. Например, ребенок может не хотеть, чтобы его мыли, сажали на колени, раздевали на ночь и т. д. Открытое обсуждение того, что ребенку не нравится и каких действий по отношению к себе он не хочет, становится гарантией физической безопасности. Это касается именно границ тела и приватности.
— Поднимать самооценку. Ребенок должен знать, что представляет собой ценность не только как сексуальный объект. Он должен чаще слышать, что взрослым с ним интересно, как он хорошо помогает, какой он сообразительный и т. п. Кроме того, благодаря новым отношениям ребенку предстоит понять новую для себя вещь: детей любят не за то, что от них можно получить, а за то, что они есть. Просто так. Настоящие родители именно так любят своих детей. Пройдет немало времени, прежде чем ребенок узнает и поверит, что любовь бывает бережной, бескорыстной, уважительной. Если ребенок почувствует отвращение со стороны родителей в отношении себя, их страх перед обсуждением событий из его прошлой жизни, — это только подтвердит его ощущение своей ничтожности, «правильности» того, что с ним было, и невозможности для него ничего другого в жизни. Потребности этих детей — научиться любить и быть любимыми, защищать и уважать себя, оставить прошлое в прошлом и жить дальше. Для этого им нужны любовь, спокойствие и уверенность взрослых.


Разрушительное поведение

Агрессивное поведение детей, даже собственных, нередко ставит взрослых в тупик. Поскольку взрослые ощущают себя более сильными, мудрыми и свою роль рассматривают как роль защитника и учителя, для них весьма неожиданными становятся злобные выпады и разрушительная активность некоторых детей. Кроме того, агрессивное вызывающее поведение часто пробуждает у взрослых не лучшие ответные чувства, о наличии которых у себя они и не подозревали: ярость, желание «размазать по стенке» и т. п.

В семьях, где дети растут с рождения, родители сталкиваются с трудным поведением детей, как правило, во время возрастных кризисов (например, кризис трех лет, подростковый возраст). Все дети проходят в своем нормальном развитии периоды, когда учатся владеть собой, сдерживать спонтанный гнев. Усвоение социальных норм и правил выражения своего недовольства начинается в возрасте двух-трех лет. В благополучном варианте ребенок постепенно учится находить приемлемые для него самого и его окружения способы выражения негативных эмоций и способы достижения желаемого. Если реакции родителей последовательны и разумны, то постепенно ребенок узнает, что, например, истерика — это не способ получения желаемого, а драка — не лучший путь для доказательства своей правоты. Задача взрослых — научить ребенка добиваться своего не столько силой или скандалами, сколько путем договоренностей, убеждения, компромиссов. Если родители принимают чувства ребенка, но ограничивают негативное поведение, он приходит к выводу, что злиться — нормально, а вот крушить все вокруг — нет. Важно не только препятствовать неприемлемому поведению ребенка, но и предлагать альтернативные пути для достижения целей.

С приемными детьми ситуация сложнее. У них очень много причин для деструктивного поведения. При этом они следуют обычным путем развития, которым идут все дети, и тоже проходят возрастные кризисы. Как и у всех детей, в их жизни есть периоды, когда они восстают против авторитета взрослых, испытывают на прочность границы допустимого, заходят в своей самостоятельности до зон риска. Таким образом, «в сумме» поведенческих трудностей у приемных детей может быть больше, чем у их ровесников. Для взрослых же, которые приняли ребенка в семью, благодарность и послушание с его стороны становятся чем-то ожидаемым, в том числе как проявление признательности ребенка. Поэтому у приемных родителей может возникать настоящий шок при столкновении с деструктивным поведением приемных детей: «Его взяли в семью, а он так себя ведет!» Между тем, дети, не имевшие опыта благополучных внутрисемейных отношений, не имеют ни позитивных образцов поведения в сложных ситуациях, ни опыта правильных ограничений деструктивного поведения. Возможно, их вообще замечали только тогда, когда они начинали истошно орать. Возможно, они наблюдали, как взрослые сами не справляются со вспышками гнева и превращаются в «монстров». Поэтому, когда таких детей посещает гнев, они оказываются беспомощны: имеющиеся в их распоряжении модели поведения плохи и неприемлемы, а других у них нет. Кроме того, деструктивное поведение может быть частью реакции на пережитый ребенком опыт жестокого обращения. То есть поводов вести себя плохо у таких детей больше, а возможностей удачно справиться с плохим поведением — меньше.
Дети в большинстве случаев не в состоянии понять причин своего агрессивного поведения и уж тем более его объяснить. Но если взрослые пугаются и теряют контроль над ситуацией, то их растерянность ребенок воспринимает как слабость, а себя, соответственно, как более сильного и главного. Так растерянность и испуг взрослых подкрепляют агрессивное поведение ребенка. В следующий раз приступ гнева возникает легче и длится дольше. Поскольку открытое проявление агрессии является социально неприемлемым и осуждаемым, у взрослых возникает сильное искушение счесть ребенка «психически нездоровым». Как только у взрослых складывается такая позиция, то спасти ситуацию становится практически невозможно: «психическое нездоровье», как и «гены», — это не то, что можно исправить. Для ребенка же по-настоящему нужно, чтобы его взрослые оказались достаточно сильны, чтобы справиться с его злостью. Тогда они смогут защитить его от всего: и от страхов, которые живут внутри, и от угроз, которые возникают извне.

Другая поведенческая крайность — аутоагрессия, когда агрессивные проявления направляются на себя самого. Эго путает взрослых не меньше, поскольку саморазрушение — вещь противоестественная для любого живого существа, и тоже воспринимается как «ненормальность». Дети могут причинять себе боль и вред целенаправленно: кусать, царапать себя, вырывать волосы, рвать свою одежду и пр. Или «нечаянно», но с завидной регулярностью попадать в ситуации риска для здоровья и жизни: падать «на ровном месте», врезаться в углы, обжигаться, ломать руки и ноги и т. д. Причем частота их травм значительно выше и серьезнее, чем у обычных подвижных детей, и не может объясняться только бытовым травматизмом. В подростковом возрасте аутоагрессия становится причиной повышенной криминальности и даже попыток покончить с собой. За аутоагрессией стоит неприятие себя и своей жизни. В большинстве случаев это бывает связано с родительским отвержением в раннем возрасте и/или насилием.

Родительская любовь — это благословение для ребенка на жизнь. Когда этой любви нет, ребенку неоткуда черпать силы, чтобы расти и развиваться, у него не возникает чувство «хорошо, что я есть на свете». В таких случаях дети, с одной стороны, злятся на взрослых вообще, мстя им своим поведением за недостаток любви, с другой стороны — «сживают себя со свету». Реабилитация таких детей происходит по двум направлениям: осознание истоков травмы и опыт других, любящих отношений в новой семье. С течением времени новый опыт формирует у ребенка новое отношение к самому себе, и аутоагрессивные проявления постепенно проходят.
Аутоагрессия как отвержение самого себя, самообвинение и приступы отчаяния встречаются у чувствительных детей и в острой фазе переживания утраты кровной семьи. Причем ребенок может «застрять» в переживании горя, превратив его в ритуал «искупления», выражая таким образом свою любовь к покинувшим его значимым людям. Если взрослые не реагируют на подобное поведение ребенка, оно усиливается. Причиняя себе боль, физическую или эмоциональную, ребенок словно надеется, что если ему станет по-настоящему плохо, родители вернутся. Важно, чтобы он в это время узнал, что утешение и помощь можно получить не только от ушедших близких, но и от других взрослых — от приемных родителей. Если они будут искренне стараться помочь ему, уважая его горе и не пытаясь его поскорее «затушевать» и обесценить («было бы о ком горевать — об этой алкоголичке»), ребенок доверится и научится находить опору в новых привязанностях вместо того, чтобы разрушать себя.

Что могут предпринять родители

— Помнить о том, что они (родители) старше и сильнее. Мысль «я не могу с ним справиться» не должна звучать ни вслух, ни в голове. Когда взрослый начинает ощущать себя жертвой, это вызывает боевой энтузиазм у ребенка и провоцирует его быть агрессором. На самом деле, взрослые люди старше, больше и сильнее, чем их дети, даже если они в этом сомневаются. Это объективная реальность. Как бы ребенок ни бушевал, все равно он остается маленьким ребенком, к тому же несчастным.

— Не принимать ярость ребенка на свой счет. Его агрессия — это нормальная реакция на ненормальные обстоятельства жизни, которая выражается «не вовремя и не тем людям». Он зол, и у него есть на это основания, но это не значит, что он прав или правильно себя ведет. Задача взрослых — дать ребенку понять его неправоту и вообще помочь разобраться, что к чему.

— Бороться не с чувствами, а с поведением. Ребенок имеет право злиться, но не имеет права причинять вред окружающим. Если его «понесло», важно не «заразиться» его эмоциями, а стараться сохранять эмоциональное равновесие. В некоторых случаях требуется физическое сдерживание, но не битье. В других — помогает техника «тайм-аута», когда ребенок имеет возможность побыть один, без внешних раздражителей, и успокоиться. Существуют разные возможности справляться с эмоциональными выплесками, и если родители на стороне своего ребенка, то они помогут ему найти подходящий способ. В этом поиске могут помочь консультации специалистов и знакомство со специальной литературой.

— Бороться не с ребенком, а с агрессией. Взрослый должен быть союзником и старшим помощником ребенка, обсуждая с ним его приступы ярости. Необходимо дать ребенку понять, что пока что он действительно не может справиться со своей злостью, но это обязательно произойдет со временем, и взрослые ему в этом помогут.

— Внимательно относиться к проявлениям аутоагрессии. Постараться выяснить причины «самонаказания», понять, в чем ребенок винит себя, какова стоящая за виной утрата. Для этого важны доверительные отношения с ребенком, его уверенность, что приемные родители поймут и постараются помочь. Поняв, какова истинная эмоциональная потребность ребенка, взрослые смогут найти другой, более адекватный способ ее удовлетворения.

— Обратиться к специалисту. Ребенку может быть очень важно осознать причины своей ярости и выразить ее «по адресу» — это можно сделать с помощью психолога. Если ребенок уже осознает приступы агрессии как свою проблему и хочет с ними справиться, психолог может научить его приемам саморегуляции. В случаях аутоагрессии специалист поможет преодолеть чувство вины и неполноценности, научит находить новые точки опоры в жизни.


СТРАХИ РОДИТЕЛЕЙ В ОТНОШЕНИИ СЕБЯ
Перечисленные выше «страхи в отношении ребенка» являются наиболее распространенными. Понятно, что справиться с ними при помощи опыта, здравого смысла и специалистов родители вполне в состоянии, при условии, что большую часть времени они в себе уверены как родители. Более сложной становится ситуация, когда проблемы с ребенком накладываются на внутреннюю неуверенность в себе и проблемы самих родителей. Чувство собственной несостоятельности у взрослых и их боязнь, что ребенок «не полюбит», — гораздо более серьезные препятствия для счастливой жизни приемной семьи, чем сами по себе проблемы детей.

Появление приемного ребенка может обострить внутрисемейные и внутриличностные проблемы у взрослых. Болезненные переживания, давно забытые, могут вдруг проявиться, обстановка в семье становится нестабильной. Родителям может показаться, что ребенок — причина всего этого. На самом деле он своего рода «пусковой механизм», который не создает, а проявляет то, что и так есть где-то в глубине. Решением будет не «борьба с ребенком», а фокусировка на том, что проявилось. Отношения с собственными родителями или своими выросшими (или потерянными) детьми, супружеские сложности, опыт собственных потерь или насилия — все это «всплывает» и становится актуальным. Ребенок, потерявший семью, несет в себе травму подорванной веры в себя, в других людей и в любовь. И именно эта подорванная вера становится вызовом для приемных родителей. Если у них есть аналогичные проблемы, то они проявятся. В этом случае приход приемного ребенка в семью может стать шансом для взрослых людей помочь и ребенку, и самим себе в решении всех тех вопросов, которые были спрятаны, но не решены раньше. В этом случае встреча семьи и ребенка обретает дополнительный смысл. Но для некоторых людей такой вызов становится непосильным, и никто не может их за это осуждать. Они оказываются не в силах решить свои проблемы, и вследствие этого не могут помочь ребенку в решении его проблем, и возвращают ребенка в детский дом. Работа с психологами (индивидуально и в рамках подготовки приемных родителей) до принятия ребенка в семью и психологическое сопровождение семьи с приемным ребенком являются профилактикой разрушения семейной ситуации.

Источник: http://pravobraz.ru/priyomnyj-rebenok-p ... ovedeniya/Д



За это сообщение автора Сеничка поблагодарил: Marigel
Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Автор темы
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 9987
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1461 раз
Поблагодарили: 1209 раз
Сеничка писал(а) 20 июн 2015, 16:08:
издательство «Никея» выпустило книгу «Приемный ребенок: жизненный путь, помощь и поддержка», написанную одними из лучших специалистов по этой теме — М.В. Капилиной (Пичугиной) и Т.Д. Панюшевой. Мы приводим главу из книги, посвященную родительским страхам при усыновлении.


Смотрю, глава во многом пересекается со статьей той же Марии Капилиной и Петрановской:
Marigel писал(а) 06 янв 2009, 18:54:
http://www.pravmir.ru/printer_3616.html
Чего боятся приемные родители?
автор: М.В.Капилина , Л.Петрановская
30 Dec 2008


Ну, повторить хорошее не вредно )
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.


Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Имя: Ксения
С нами с: 12 дек 2006
Сообщения: 4929
Изображений: 3
Откуда: между двух мостов
Благодарил (а): 184 раза
Поблагодарили: 758 раз
Marigel, ту статью в книгу вставили, читаю и думаю, что-то уж больно Петрановскую напоминает ( по подаче материала и по стилю),смотрю авторы другие, а тут вот что оказывается :hi_hi_hi:
( Л. Петроновскую очень люблю, её книги у меня настольные).


Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Автор темы
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 9987
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1461 раз
Поблагодарили: 1209 раз
Сеничка
А они же все вместе давно работали - и Петрановская, и Капилина, и Панюшева, и Татьяна Губина опыт получали в первом патронатном детском доме №19 Москвы Марии Терновской, так что да, неудивительно.

И вдруг кто не заглядывает в тему с вебинарами - а там тоже можно послушать записи с Людмилой Петрановской, Марией Капилиной, Татьяной Панюшевой и другими специалистами:
Вебинары для приемных родителей и специалистов
Вебинары для приемных родителей и специалистов

Например, из недавнего:
Marigel писал(а) 06 июн 2015, 18:39:
19.05.2015 Вебинар "Особенности воспитания подростков", Л.Петрановская
Благотворительный Фонд "Измени Одну Жизнь - Украина"
Опубликовано: 5 июня 2015 г.

https://www.youtube.com/watch?v=Vsci7WPo9eo

Ведущая: Людмила Петрановская, семейный психолог, автор книг «Если с ребенком трудно», «Дитя двух семей», «Что делать, если ждет экзамен?» и других.

Перечень обсуждаемых вопросов:
Принять в семью подростка. Как с ним общаться? В чем особенности и ресурсы этого периода у приемных детей?
Как помочь ребенку адаптироваться в новой семье?
Рассказывать ли ребенку о том, что у него есть братья или сестры?
Какие бывают причины школьной неуспеваемости детей?
Как преодолеть беспокойство по поводу проблемного поведения ребенка?
http://changeonelife.ru/2015/06/16/vosp ... anovskaya/
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.



За это сообщение автора Marigel поблагодарил: Сеничка
Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Автор темы
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 9987
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1461 раз
Поблагодарили: 1209 раз
Не про приемные семьи, но всех касается :smile:


Лена Лиговская
Однажды я ела борщ и капля упала на белую футболку. "Что ж такое..." - подумала я. Но тут же простила сама себя. Себе ж надо прощать разные промахи.
Однажды еще маленький Макс ел суп и облил чистую рубашку. "Постарайся есть аккуратнее", - вылетело у меня на автомате. Я ж очень хотела быть идеальной.
И я решила. А попробую-ка в течение дня делать себе замечания. Такие, которые на автомате вылетают у взрослых в сторону промахов ребенка.
Утром я побрела на кухню и увидела в раковине невымытую с вечера чашку.
- Тебе сложно было помыть? - Прозвучало в ухе. - Надо приучать себя к дисциплине. А то ничего толкового не выйдет из тебя.
- Бррр... - Махнула головой. Толкового. Из меня и не вышло ничего толкового. Толковое - это, когда всю жизнь на одном рабочем месте. А я - перекати-поле.
Начала обуваться, собираясь по делам.
- Задник не загибай! Обувайся аккуратно. И вообще, лопатку для обуви надо использовать. Не знаешь, где? Как не знаешь? Вечно у тебя бардак. Ага-ага, пальцем помогай себе обуваться. Самое то - вот потому у тебя маникюра красивого и нет!
Настроение начало падать. Едкая штука эти комментарии - прям, как кислота.
Шагала по улице, птички, красота, пнула яблочко.
- Носки собьешь. Не напасешься на тебя обуви.
Уже дома, готовя обед, открыла шкафчик над головой, чтобы взять тарелку. Открыла. А закрыть забыла и каааак со всего размаху головой об угол дверцы - хряк!
В глазах звездочки. Голова болит. А в ухо изнутри:
- А я говорила! Сколько раз тебе повторять - закрывай дверцу! Вооот, расхлебывай.
Потом я села и загрустила. А в ухо:
- Что расселась, барыня? Дел по дому мало?
А потом, потом... До слез стало плохо. Потому что под присмотром такого голоса жить нереально. Именно жить.
А когда этот голос - твоя мама?
С тех пор мы играем с Максом в футбол упавшими яблоками - летом. А зимой - льдинами. Как-то полветки метро прошагали, пиная льдины большие и маленькие. Мы смеялись. И было плевать на ботинки!
Когда ему грустно, всегда обнимаю. Ведь это лучше слов. Вообще, лучше любых слов.
Любите и обнимайте себя и своих детей.
Изживите в себе противного комментатора. Пусть в памяти из детства останутся сбитые носки, пятна от вкусного супа, смех и уверенность - тебя любят и принимают любым.
https://www.facebook.com/lena.ligovskay ... 9352091804
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.



За это сообщение автора Marigel поблагодарили: 3 СеничкаDminaeTriel
Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Автор темы
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 9987
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1461 раз
Поблагодарили: 1209 раз
Разговор с подростком о сексе
23.09.15
«Сексуальное воспитание подростков» — читаешь такие слова в специальной литературе или в кабинете подросткового психолога, покрываешься мурашками (а вдруг у сына или дочки уже все случилось? Как? Ведь только недавно прорезался первый зуб, недавно был «первый раз в первый класс», недавно…) и понимаешь: нет, и на этот раз не получится одарить своего подростка ТАКИМ воспитанием. Волнительно, стеснительно и непросто. Как это сделать? На вопросы нашего корреспондента Иры Форд ответила психолог Людмила Петрановская.


Людмила Владимировна, когда можно начинать разговаривать с подростком о сексе, чтобы не стать героиней анекдота «Ух, а мама-то, оказывается, не знает»? Что может служить сигналом, что пора?

Я, честно говоря, вообще не уверена, что родителям нужно обязательно говорить с подростками о сексе. Понятно, что нужно говорить про физиологию, чтобы не оказалось, что дочь не знает, что делать, если, к примеру, у неё началась менструация, или стесняется что-то спросить. Но о сексе… Дети обычно довольно сильно смущаются, когда с ними об этом говорят родители. Они предпочитают сохранять детское представление, что родители вне этого. То есть дети знают, конечно, что они появились на свет в результате сексуального акта, но обсуждать, что родители, к примеру, тоже смотрят порнофильмы, им некомфортно. И если говорить с ребенком о сексе — это должно быть связано с каким-то поводом. К примеру, ребёнок впервые куда-то едет с ночёвкой, родители предполагают, что там, куда он едет, будут свободные условия — в этом случае можно спросить, всё ли он понимает про предохранение и про свою безопасность.
Когда вы говорите «предохранение», вы имеете в виду нежелательную беременность и болезни, передающиеся половым путем?

Что касается болезней, нужно, чтобы ребенок понимал, что болезни существуют, они-таки передаются, и если человек приятный и хороший — это ещё не значит, что он не заражённый: человек может не знать, что он инфицирован, или человек, к примеру, всего один раз имел случайный контакт и подцепил что-то. И в том, чтобы предохраняться, нет ничего постыдного или неприятного, это простая мера безопасности, это защита себя.

Не случайно в некоторых европейских школах детей учат просто произносить при других слово «презерватив» и фразу «Давай воспользуемся презервативом!» или «Есть ли у тебя презерватив?» — просто, чтобы снять комок в горле, который возникает в горле при одной мысли о том, что сейчас придется это сказать. Нужно объяснить ребенку, что ужасно глупо из-за того, что тебе неловко и стыдно, получить проблему, которая будет ещё гораздо более неловкой и стыдной. И неизвестно, вылечишься ли ты легко и быстро, или не оставит ли эта проблема (к примеру, нежелательная беременность) после себя каких-то серьезных последствий. То есть нужно убедить ребенка, что простая мера безопасности убережет его от многих проблем.

Но когда я говорю «предохранение и безопасность», я имею в виду не только «предохранение» в смысле «использование презерватива», а еще и безопасность ребенка, предохранение его от нежелательных контактов. Статистически известно, что подавляющее большинство изнасилований осуществляется не маньяками в подъезде, а достаточно близкими знакомыми, одноклассниками, приятелями по двору, которые искренне считают, что если девочка говорит «Нет!», то она просто кокетничает.

То есть нужно объяснить девочке, что в действиях и в поступках ровесников и юношей постарше может скрываться сексуальный подтекст? Чтобы с одной стороны не запугивать, а с другой стороны, чтобы она понимала, что иногда «кофе» — это не просто кофе, а «послушать музыку»— это не про музыку вовсе.

Мне кажется, девочки это знают. Но, конечно, если ребёнок замкнутый, если не особо общается с подружками и находится вне подростковой субкультуры, и у вас есть подозрение, что дочь действительно может не понимать, что «кофе» — это не обязательно кофе, то конечно, лучше рассказать, объяснить: «Когда ты соглашаешься пойти к мальчику домой и быть с ним наедине, иногда он может считать, что ты не против продолжения. И когда ты потом скажешь, что ничего такого вообще не собиралась делать, то он будет удивлён». Надо объяснить, что есть ситуации, когда, если ты соглашаешься на что-то, то в какой-то момент может быть уже очень сложно остановить процесс, и что надо хорошо подумать о своей безопасности заранее, чтобы успеть соскочить, когда тебе что-то перестанет нравиться

Мне кажется важным, чтобы ребёнок услышал: «Никто не имеет тебе право диктовать, навязывать этого». Как ни странно, такая очевидная мысль для современных подростков иногда неочевидна. Групповое давление, все уже, а ты ещё… «Ты что, обалдел?» Тяжело при этом и девочкам, и мальчикам. И нужно, чтобы ребёнок услышал от родителей, что никто не имеет право навязывать ему секс, никто не имеет право распоряжаться его сексуальностью, его телом. Очень важно, чтобы интимные отношения зарождались в той ситуации, когда подросток действительно этого хочет, ему действительно нравится, ему хорошо. Чтобы это было не через насилие, не через стиснув зубы, не через что-то еще. Чтобы это не было про унижение, самонасилие, шантаж «Дашь или уйду от тебя!» Так не должно быть, потому что это может плохо отразиться на дальнейшей сексуальной жизни. Нужно, чтобы секс не был спровоцирован никакими иными соображениями, кроме взаимной радости и желания быть вместе.

Вы затронули важный вопрос группового давления. А как ребёнку противостоять мнению одноклассников, приятелей, всего подросткового социума?

Да, если не так давно был диктат невинности и целомудрия (и, допустим, лет сто назад, если девушка поддавалась искушению и теряла девственность, ей могли намазать ворота дёгтем), то сейчас идёт диктат сексуальной искушённости, и ребенку может быть стыдно признаться, что он ещё не вкусил этого плода. И ребенок, не умеющий ответить на групповое давление «нет, я этого не хочу», «нет, мне это сейчас не надо», или будет врать, придумывать что-то и чувствовать себя дискомфортно, или пойдет и сделает то, что требует от него социум.

А как противостоять? Мне кажется, это не тот вопрос, который нужно начинать решать в 14-15 лет. И результат здесь зависит от того, вырос ли ребенок в уважении и самоуважении, умеет ли он говорить «нет» по каким-то другим поводам и как часто он говорил это «нет» раньше. Согласитесь, если ребенка все 15 лет воспитывали, внушая, что он должен делать то, что велено и выполнять желание других людей (пусть даже и родителей), вряд ли у него неожиданно обнаружится способность сказать «нет» одноклассникам или приятелям по двору. Самоуважение должно взращиваться в ребенке все детство, и тогда, будучи подростком, он найдет в себе силу и правильные слова для того, чтобы противостоять социуму.

Людмила Владимировна, дальше я хочу построить нашу беседу на вопросах мам подростков. Вот мама 15-летнего Лёвы спрашивает: «Как говорить с подростком о порно? Чтобы, с одной стороны, не агитировать смотреть, с другой, чтобы сын знал, что я не запрещаю это делать и не осуждаю его?»

Мне кажется, сейчас невозможно воспрепятствовать тому, что ребёнок будет смотреть порно: порно-сайты доступны, их много, подросткам это интересно. Но возможная проблема тут не в том, что «смотрит порно, и что теперь делать», а в том, что если подросток посмотрел порно, будучи недостаточно психически зрелым, то такое видео может его шокировать, испугать, привести к выводам, что эта сторона жизни — что-то отвратительное.

Когда мне показалось, что мой ребёнок подавлен увиденным, я просто сказала, что порно — это интересно, это можно посмотреть, но нужно иметь в виду, что это неправда. В том смысле, что в жизни всё вообще не так и вообще не про это: не в том смысл и не в том кайф. Что секс на самом деле — это вообще другое, и не имеет никакого отношения к тому, что показывают. Я сказала дочери, что смотреть порно и думать, что поняла все про секс — это всё равно, что надеть очки, которые заляпаны грязью, ходить в них и думать, что мир такой. Но это просто грязные очки.

У Натальи сыну 13 лет, и вопрос: «Какими словами говорить с детьми о сексе? Теми же, что я пользуюсь сама или более литературными?»

Мне кажется, тут смущение и напряжение родителей — это бОльшая проблема, чем выбор слов. Какие слова комфортнее, которые будут вас менее смущать, те и можно говорить!

Ольга спрашивает: «Есть ли какие-то книги, которые вы рекомендуете почитать родителям или подросткам на тему сексуального воспитания подростков?»

Да книг полно, есть выпущенные давно, есть современные — они все примерно об одном. Есть какие-то подростковые журналы, есть, в конце концов, Википедия. Есть эротические фильмы и эротические эпизоды в обычных фильмах. Я сильно сомневаюсь, что подросткам нужен серьёзный ликбез по части «что такое секс», скорее, с ними надо говорить о том, как позаботиться о себе и обезопасить себя.

Сыну Надежды 14 лет, он встречается с девочкой, «Я и думать боюсь о том, что между ними есть,— говорит Надя. — И понятия не имею, о чем и как говорить с сыном, касаемо секса?»

Я думаю, можно сказать так: «Я не знаю, актуально для тебя или нет, но я хочу узнать, всё ли ты понимаешь про безопасность в этом отношении, всё ли ты понимаешь про контрацепцию, про то, как важно не обидеть девочку, быть с ней бережным и внимательным. Если тебе нужна какая-то помощь, я могу тебе помочь найти информацию или рассказать что-то из того, что я знаю. Или найти кого-то, кто с тобой об этом поговорит».

А дальше возможны варианты: либо сын сделает круглые глаза: «Мам, ты чего там? Мы только за ручки держимся», либо он скажет: «Ладно, я всё знаю, не парься!», либо сформулирует какие-то свои просьбы на эту тему.

Лера спрашивает: «Как объяснить девочке, что секс в подростковом возрасте ей, в принципе, не нужен? Ей 13, и доводы «Рано, подожди, подожди, дождись единственного» не будут иметь вес».

А кто сказал, что секс ей не нужен? Может быть, он ей нужен, не знаю. Дети разные, и есть те, которые в 13 вполне осознают, что он им нужен. С точки зрения природы такой ребенок часто — вполне уже половозрелая особь. Но в любом случае вы можете поговорить с дочкой о том, что секс — это не просто физический акт. Что это момент очень высокой уязвимости, связанный с тем, как ты будешь к себе относиться в дальнейшем, как ты будешь себя чувствовать. Это момент, когда тебя легко обидеть, когда легко сделать тебе неприятно, больно, стыдно.

Это ситуация, которая требует бережного отношения к себе, заботы о себе. Это может случиться раньше, позже, это не обязательно должно быть с единственным, и дело не в «дождись» или «не дождись единственного». Это должно произойти с человеком, в котором ты абсолютно уверена. Который будет с тобой бережным, осторожным, уважительным, внимательным, который не воспользуется твоей уязвимостью.

А есть какие-то, может быть, формулы, фразы, которые девочка должна знать, чтобы не поддаваться на уговоры или даже шантаж мальчика-подростка, если дойдет до этого?

Самые простые слова это «Нет, я не хочу». И всё.

А если за ними последует: «Я расскажу твоим родителям, что ты пошла со мной», «Я расскажу учителям», «Я расскажу твоим друзьям»? Мне кажется, шантаж в детско-подростковой среде достаточно частое явление.

Девочка не должна бояться, что мальчик или юноша (да кто бы то ни был) расскажет что-то её родителям, потому что она сама может первой рассказать им, что она оказалась в неприятной ситуации. Если родители готовы думать на три хода вперед, то можно прямо сегодня сказать дочке-подростку: «Имей в виду, что если ты окажешься в ситуации, которая будет тебя пугать, и тебе будет стыдно, или тебе будет казаться, что ты загнана в угол, ты всегда можешь мне об этом сказать. Я помогу выпутаться и разобраться с этим. Так или иначе, мы что-то придумаем вместе. Ты не должна справляться одна, ты не должна терпеть это всё».

Блиц

Вопрос от Ирины: «Сама я родила ребёнка в 18 лет, сейчас смотрю на сына, которому 17 и понимаю, какой он ребёнок. Как уберечь его от раннего отцовства, кроме того, что в ящичке в ванной лежат презервативы?»

Никак больше! Ну, как в 17 лет его уберечь?

Вопрос от Ольги: «Дочери 10 лет, она меня спрашивает: «Я в школу, брат в садик, а вы с папой дома останетесь и будете сексом заниматься?» Как реагировать?»

Я бы сказала: «Это наше дело. Что хотим, то и будем делать. Не твоё дело».

Елена спрашивает: «Над чем можно шутить в разговоре с подростком в этом ключе, а над чем не стоит?»

Ой, порой кажется, что с подростками ни над чем не стоит шутить. Это невозможно предугадать, на что они обидятся. То, что кажется невинной шуткой, может оказаться для них очень болезненным. Угадать сложно, и нужно быть готовым извиниться, если получилось обидно.

Марина уточняет: «Надо ли с подростком говорить про мастурбацию? И что говорить, если заметишь ребенка, занимающимся ЭТИМ?»

Это маленькому ребёнку иногда нужно сказать про то, что ЭТО не делают при посторонних людях, что человек может себя трогать только наедине с собой. А у подростков обычно нет таких проблем. Заметили? Сделайте вид, что не заметили!
Текст: Ира Форд

http://www.littleone.ru/articles/more/z ... ologi/1324


Интервью дала Литлвану про то, как говорить с подростком о сексе.
Получилось в основном не о сексе, а про личные границы и заботу о себе.
http://ludmilapsyholog.livejournal.com/271162.html
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.


Вернуться к началу
  Профиль  
 

Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему [ Сообщений: 145 ]  Страница 6 из 8  Пред.1 ... 3, 4, 5, 6, 7, 8След.

Часовой пояс: UTC + 10 часов


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

[ Администрация портала ] [ Рекламодателю ]