Владмама.ру Перейти на сайт Владмама.ру Просто Есть

Часовой пояс: UTC + 10 часов


Ответить на тему [ Сообщений: 557 ]  Страница 28 из 28  Пред.1 ... 24, 25, 26, 27, 28

Автор Сообщение
СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 9928
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1448 раз
Поблагодарили: 1193 раза
Семейный кодекс научат любить детей
В Минобрнауки правят процедуру изъятия ребенка из семьи
26.01.2017

В Минобрнауки разрабатывают поправки к Семейному кодексу РФ (СК), чтобы правильно выстроить порядок реагирования органов опеки на случаи, когда ребенку в семье грозит опасность. Это связано с нашумевшей историей изъятия десяти детей у приемных родителей в Зеленограде. С 1 февраля каждый случай изъятия детей из семьи будут изучать специальные мониторинговые группы, в которые войдут представители уполномоченных по правам ребенка.

Замдиректора департамента госполитики в сфере защиты прав детей Минобрнауки РФ Ирина Романова раскритиковала действующий механизм изъятия детей из семей. Процедура прописана в ст. 77 СК РФ (отобрание ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью). Помимо этого, органы опеки и полиция пользуются рядом других нормативных актов. "Нормативно-правовая база, которая закреплена в многочисленных документах, несовершенна,— заявила Ирина Романова вчера на слушаниях в Общественной палате РФ, назвав однобокой ст. 77 СК.— Нормативные акты, которые бы поправили ее, находятся в стадии разработки. Мы надеемся, что в ближайшее время сможем обсуждать конкретные документы".
В частности, подчеркнула она, отношения ребенка и родителей должен оценивать профессиональный психолог, а не работник органов опеки, "каким бы грамотным он не был". К процессу, по ее словам, необходимо привлекать судебные органы.


Широкое обсуждение процедуры изъятия детей началось после случая с приемной семьей Дель из Зеленограда, у которой 10 января отобрали десять детей из-за подозрений, что они подвергались побоям. В обход СК РФ был составлен акт о безнадзорности, хотя дети находились в детском саду, в кружке и на празднике. Департамент труда и соцзащиты Москвы расторг договор об опеке восьми детей, а двое были возвращены в семью.

Представитель Минобрнауки указала, что порой детей изымают из семьи на основании актов о безнадзорности органов внутренних дел, но при этом "правовая база МВД не имеет нужного взаимодействия с другими органами", так как ребенок, изъятый как безнадзорный, не может быть занесен в базу детей, оставшихся без попечения родителей. По словам Ирины Романовой, перед департаментом стоит задача "создать такую систему, которая учитывала бы прежде всего интересы семьи и ребенка".

В пресс-службе Минобрнауки не смогли оперативно ответить "Ъ", на какой стадии находится разработка предложений. Ранее о необходимости изменения процедуры изъятия детей "Ъ" заявила депутат Госдумы РФ Ольга Баталина, а сенатор Елена Мизулина отметила, что работает над поправками в СК.


Руководитель фонда "Волонтеры в помощь детям-сиротам" Елена Альшанская сообщила "Ъ", что акты о безнадзорности и заявления, которые принуждают писать родителей, о добровольном помещении детей в соцучреждения незаконны, "но сейчас это используется во благо семьи, так как статья 77 требует после изъятия обращаться в суд с лишением родительских прав". По ее словам, известно, что по ст. 77 за прошлый год было изъято около 3,5 тыс. детей, но при этом нет данных, сколько детей было изъято в обход Семейного кодекса. "К нам за помощью обращаются семьи, у которых забрали детей, и 98% — это изъятие не по статье 77",— приводит пример госпожа Альшанская. По мнению члена Общественного совета при уполномоченном по правам ребенка в РФ, детского психолога Татьяны Шишовой, надо пересмотреть инструкции органов опеки с критериями жестокого обращения и сузить понятие риска здоровью и жизни ребенка. "Сейчас это задержки психического и физического развития, проблемы с обучением, изменение настроения и даже чрезмерное стремление к ласке и одобрению,— перечисляет она.— На основании этих критериев можно вмешаться в любую семью".

С 1 февраля все случаи изъятия детей из семей будут проверять мониторинговые группы, которые Минобрнауки РФ поручит создать губернаторам, региональным уполномоченным по правам ребенка и Общественным палатам, заявила Ирина Романова. В их задачи войдет изучение обоснованности принятых решений, рассмотрение жалоб, оценка профилактической работы с семьями и разработка предложений по изменению процедуры.

Анастасия Курилова

Газета "Коммерсантъ" №14 от 26.01.2017, стр. 5

Авторы:

* Анастасия Курилова


http://kommersant.ru/doc/3201562

Местные власти в Татарстане предложили изымать несовершеннолетних за долги по ЖКХ
Почему следователи возбудили уголовное дело после изъятия детей в Зеленограде
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.


Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 9928
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1448 раз
Поблагодарили: 1193 раза
На что имеют право сотрудники опеки? Из-за чего они могут забрать детей? Отвечает президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская
Meduza, 26 января 2017

Центр патронатного воспитания детского дома № 19 в Москве
Фото: Олег Никишин / Epsilon / PhotoXPress

Многие родители подвержены фобии, связанной с органами опеки: придут люди, увидят, что на полу грязно, найдут синяк у ребенка и заберут его в детский дом. «Медуза» попросила президента фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елену Альшанскую рассказать, на что имеют право сотрудники опеки и какими критериями они руководствуются, когда приходят в семью.

Вообще закон предполагает только один вариант «отобрания» ребенка из семьи не по решению суда. Это 77-я статья Семейного кодекса, в которой описывается процедура «отобрания ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью». Только нигде вообще, ни в каком месте не раскрывается, что называется «непосредственная угроза жизни и здоровью». Это решение полностью отдают на усмотрение органов. И в чем они эту угрозу усмотрят — их личное дело. Но главное, если все же отобрание происходит, они должны соблюсти три условия. Составить акт об отобрании — подписанный главой муниципалитета. В трехдневный срок — уведомить прокуратуру. И в семидневный срок подать в суд на лишение либо ограничение прав родителей. То есть эта процедура вообще пути назад для ребенка в семью не предусматривает.

Если сотрудникам опеки непонятно, есть непосредственная угроза или нет, но при этом у них есть какие-то опасения, они ищут варианты, как ребенка забрать, обойдя применение этой статьи. Также на поиски обходных путей очень мотивирует необходимость за семь дней собрать документы, доказывающие, что надо семью лишать или ограничивать в правах. И мороки много очень, и не всегда сразу можно определить — а правда за семь дней надо будет без вариантов уже требовать их права приостановить? Вообще, никогда невозможно это определить навскидку и сразу, на самом деле.
Как обходится 77-я статья? Например, привлекается полиция, и она составляет акт о безнадзорности — то есть об обнаружении безнадзорного ребенка. Хотя на самом деле ребенка могли обнаружить у родителей дома, с теми же самыми родителями, стоящими рядом. Говорить о безнадзорности в этом смысле невозможно. Но законо профилактике беспризорности и безнадзорности и внутренние порядки позволяют МВД очень широко трактовать понятие безнадзорности — они могут считать безнадзорностью неспособность родителей контролировать ребенка. Полицейские могут сказать, что родители не заметили каких-то проблем в поведении и здоровье ребенка или не уделяют ему достаточно внимания — значит, они не контролируют его поведение в рамках этого закона. Так что мы можем составить акт о безнадзорности и ребенка забрать. Это не просто притянуто за уши, это перепритянуто за уши, но большая часть отобраний происходит не по 77-й статье. Почему полиция не возражает и не протестует против такого использования органами опеки? Мне кажется, во-первых, некоторые и правда считают, что безнадзорность — понятия такое широкое. Но скорее тут вопрос о «страшно недобдеть», а если и правда с ребенком что-то случится завтра? Ты уйдешь, а с ним что-то случится? И ответственность за это на себя брать страшно, и есть статья — за халатность.

Второй, тоже очень распространенный вариант — это добровольно-принудительное заявление о размещении ребенка в приют или детский дом, которое родители пишут под давлением или угрозой лишения прав. Или им обещают, что так намного проще будет потом ребенка вернуть без лишней мороки. Сам сдал — сам забрал.

Самое удивительное и парадоксальное, что иногда получается, что, выбирая другие форматы, органы опеки и полиция действуют в интересах семьи и детей. Потому что, если бы они все-таки делали акт об отобрании, они бы отрезали себе все пути отступления — дальше по закону они обязаны обращаться в суд для лишения или ограничения родительских прав. И никаких других действий им не приписывается. А если они не составляют акт об отобрании, то есть всевозможные варианты, вплоть до того что через несколько дней возвращают детей домой, разобравшись с той же «безнадзорностью». Вроде «родители обнаружились, все замечательно, возвращаем».



Опека никогда не приходит ни с того ни с сего. Никаких рейдов по квартирам они не производят. Визит опеки, как правило, следует после какой-то жалобы — например, от врача в поликлинике или от учителя. Еще с советских времен есть порядок: если врачи видят у ребенка травмы и подозревают, что тот мог получить их в результате каких-то преступных действий, он обязан сообщить в органы опеки. Или, например, ребенок приносит в школу вшей, это всем надоедает, и школа начинает звонить в опеку, чтоб они приняли там какие-то меры — либо чтобы ребенок перестал ходить в эту школу, либо там родителей научили мыть ему голову. И опека обязана на каждый такой сигнал как-то прореагировать.

Формально никаких вариантов, четких инструкций, как реагировать на тот или иной сигнал, нет. В законе не прописаны механизмы, по которым они должны действовать в ситуациях разной степени сложности. Скажем, если дело во вшах, стоило бы, например, предложить школьной медсестре провести беседу с родителями на тему обработки головы. А если речь о каком-то серьезном преступлении — ехать на место вместе с полицией. Но сейчас на практике заложен только один вариант реакции: «выход в семью».

О своем визите опека обычно предупреждает — им ведь нет резона приходить, если дома никого нет, и тратить на это свой рабочий день. Но бывает, что не предупреждают. Например, если у них нет контактов семьи. Или просто не посчитали нужным. Или есть подозрение, что преступление совершается прямо сейчас. Тогда выходят, конечно, с полицией.

Поведение сотрудников опеки в семье никак не регламентировано — у них нет правил, как, например, коммуницировать с людьми, надо ли здороваться, представляться, вежливо себя вести. Нигде не прописано, имеет ли сотрудник право, войдя в чужой дом, лезть в холодильник и проверять, какие там продукты. С какого такого перепугу, собственно говоря, люди это будут делать? Тем более что холодильник точно не является источником чего бы то ни было, что можно назвать угрозой жизни и здоровью.

Почему это происходит и при чем тут холодильник? Представьте себя на месте этих сотрудников. У вас написано, что вы должны на глазок определить непосредственную угрозу жизни и здоровью ребенка. Вы не обучались специально работе с определением насилия, не знаток детско-родительских отношений, социальной работы в семье в кризисе, определения зоны рисков развития ребенка. И обычно для решения всех этих задач уж точно нужен не один визит, а намного больше времени. Вы обычная женщина с педагогическим в лучшем случае — или юридическим образованием. Вот вы вошли в квартиру. Вы должны каким-то образом за один получасовой (в среднем) визит понять, есть ли непосредственная угроза жизни и здоровью ребенка или нет. Понятно, что вряд ли в тот момент, когда вы туда вошли, кто-то будет лупить ребенка сковородкой по голове или его насиловать прямо при вас. Понятно, что вы на самом деле не можете определить вообще никакой угрозы по тому, что вы видите, впервые войдя в дом. У вас нет обязательств привести специалиста, который проведет психолого-педагогическую экспертизу, поговорит с ребенком, с родителями, понаблюдает за коммуникацией, ничего этого у вас нет и времени на это тоже. Вам нужно каким-то образом принять правильное решение очень быстро.

И совершенно естественным образом выработалась такая ситуация, что люди начинают смотреть на какие-то внешние, очевидные факторы. Вы не понимаете, что смотреть, и идете просто по каким-то очевидным для вас вещам, простым: грязь и чистота, еда есть — еды нет, дети побитые — не побитые, чистые — грязные. То есть по каким-то абсолютно очевидным вещам: у них есть кровать — или им вообще спать негде, и валяется циновка на полу, то есть вы смотрите на признаки, которые на самом деле очень часто вообще ни о чем не говорят. Но при этом вы поставлены в ситуацию, когда вы должны принять судьбоносное решение в отсутствие процедур, закрепленных экспертиз, специалистов, вот просто на глазок и сами.

Пустые бутылки под столом? Да. Значит, есть вероятность, что здесь живут алкоголики. Еды в холодильнике нет? Значит, есть вероятность, что детям нечего есть и их морят голодом.

При этом в большинстве случаев все-таки сотрудники органов опеки склонны совершенно нормально воспринимать ситуацию в семье, благоприятно. Но у них есть, конечно, какие-то маркеры, на которые они могут вестись, на те же бутылки из-под алкоголя например. Риск ошибки при такой вот непрофессиональной системе однозначно есть. Но вообще эти сотрудники — обычные люди, а не какие-то специальные детоненавистники, просто у них жуткая ответственность и нулевой профессиональный инструмент и возможности. И при этом огромные полномочия и задачи, которые требуют очень быстрого принятия решений. Все это вкупе и дает время от времени сбой.

Если говорить о зоне риска, то, конечно, в процентном отношении забирают больше детей из семей, где родители зависимы от алкоголя или наркотиков, сильно маргинализированы. В качестве примера: мама одиночка, у нее трое детей, ее мама (то есть бабушка детей) была алкогольно зависимой, но вот сама она не пьет. Уже не пьет, был период в молодости, но довольно долго не пьет. И живут они в условиях, которые любой человек назвал бы антисанитарными. То есть очень-очень грязно, вонь и мусор, тараканы, крысы бегают (первый этаж). Туда входит специалист органа опеки, обычный человек, ему дурно от того, в каких условиях живут дети, и он считает, что он должен их спасти из этих условий.

И вот эти антисанитарные условия — это одна из таких довольно распространенных причин отобрания детей. Но внутри этой грязной квартиры у родителей и детей складывались очень хорошие, человеческие отношения. Но они не умели держать вот эту часть своей жизни в порядке. По разным причинам — по причине отсутствия у мамы этого опыта, она тоже выросла в этой же квартире, в таких же условиях, по причине того, что есть какие-то особенности личности, отсутствия знаний и навыков. Конечно, очень редко бывает так, что опека забирает ребенка просто вообще без повода или вот таких вот «видимых» маркеров, которые показались сотрудникам опеки или полиции значимыми.

Все статьи в СМИ и обыденное мнение большинства на эту тему как будто делят семьи на две части. На одном краю находятся совершенно маргинальные семьи в духе «треш-угар-ужас», где родители варят «винт», а младенцы ползают рядом, собирая шприцы по полу. А на другом краю — идеальная картинка: семья, сидящая за столиком, детишки в прекрасных платьях, все улыбаются, елочка горит. И в нашем сознании все выглядит так: опека обязана забирать детей у маргиналов, а она зачем-то заходит в образцовые семьи и забирает детей оттуда. На самом деле основная масса случаев находится между этими двумя крайностями. И конечно, ситуаций, когда вообще никакого повода не было, но забрали детей, я практически не знаю. То есть знаю всего пару таких случаев, когда и внешних маркеров очевидных не было, — но всегда это была дележка детей между разводящимися родителями. А вот чтобы без этого — не знаю. Всегда есть какой-то очевидный повод. Но наличие повода совсем не значит, что надо было отбирать детей.

В этом-то все и дело. Что на сегодня закон не предусматривает для процедуры отобрания обратного пути домой. А в рамках разбора случаев не дает четкого инструмента в руки специалистам (и это главное!), чтобы не на глазок определить экстренность ситуации, непосредственность угрозы. И даже тут всегда могут быть варианты. Может, ребенка к бабушке пока отвести. Или вместе с мамой разместить в кризисный центр на время. Или совсем уж мечта — не ребенка забирать в приют из семьи, где агрессор один из родителей, а этого агрессора — удалять из семьи. Почему ребенок становится зачастую дважды жертвой?

Надо менять законодательство. Чтобы не перестраховываться, не принимать решения на глазок. Чтобы мы могли защищать ребенка (а это обязательно надо делать), не травмируя его лишний раз ради этой защиты.

Записал Александр Борзенко

https://meduza.io/feature/2017/01/26/na ... brat-detey
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.


Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 9928
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1448 раз
Поблагодарили: 1193 раза
Анастасия Лотарева поделилась ссылкой в группе «На пути к усыновлению/волонтерству. Пошаговая инструкция».
8 ч ·
Здравствуйте. Неделю назад я искала тут информацию - и многие согласились со мной переговорить. Спасибо вам большое за это.
Я понимаю, что это только начало большого пути, что это крохи от информации - не очень удачный редакционный подзаголовок, я пишу только про Москву, понимаю, что про каждый регион можно написать свою статью (и не одну).
Я прикоснулась к теме, которая вам близка и понятна уже годы, совсем недавно. Я подавлена и поражена ее масштабом. Вижу и по себе, и по своим френдам - людям, которые знают слова "ШПР" и фамилию Петрановской, например, - что все, что вам приходится переживать, мы понимаем и знаем очень плохо.
Что это немного в нашем сознании похоже на сказку: "женились и жили долго и счастливо". "Взяли ребенка из детдома и жили долго и счастливо, ну были какие-то проблемы, адаптировали, преодолели трудности, но потом-то все сразу стало хорошо".
В мою статью вошла от силы треть информации, которую дали вы. Я надеюсь, что в дальнейшем информации для общества станет больше. Это действительно очень важно.

https://www.facebook.com/groups/5732837 ... 857094270/

Держите карман шире: на что живут приемные семьи
АНАСТАСИЯ ЛОТАРЕВА | 31 ЯНВАРЯ 2017 Г.
«Если люди получали на детей больше 600 тысяч в месяц, им не надо помогать наполнять холодильник. Они могут заказать, и им все привезут», – пишет Анна Д. в обсуждении статьи Елены Альшанской о том, как и почему изымают детей из семей. В многостраничных спорах об истории семьи Дель комментаторы подробно рассуждают о финансовых вопросах, строят предположения о доходах и расходах.

«Здравствуйте, я приемная мама. У меня под опекой ребенок с инвалидностью, и я получаю те самые сумасшедшие шестьдесят тысяч, о которых сейчас все говорят», – пишет Мария Н.
Ей выплачивают 27 тысяч рублей за опеку над ребенком-инвалидом, 29 тысяч – зарплату приемного родителя и 6 тысяч московской выплаты. Правда, получить ее Марии так и не удалось, хотя и она, и ее приемная дочь – москвичи.

О невероятных доходах московских приемных семей говорят после слов Владимира Петросяна, главы Департамента труда и социальной защиты. Он дает видеоинтервью, а на заднем плане играют дети, которых забрали из семьи Дель: «Есть факт того, что дети были многого лишены, это странно, при том, что город выделял на содержание детей более 630 тысяч ежемесячно. А дети, как сегодня сказали нам дознаватели, не знали, что такое сыр».

Не очень понятно, о каких дознавателях идет речь: Следственный комитет объявил об открытии уголовного дела против Михаила Деля буквально за несколько минут до интервью чиновника. Петросян сказал «Правмиру», что комментировать тут нечего и он уже все неоднократно рассказывал журналистам. Приемные родители возмутились словами главы департамента и стали распространять ссылку на его налоговую декларацию, согласно которой зарплата чиновника превышает 400 тысяч рублей в месяц, а совокупный доход с женой – более 700 тысяч в месяц.

Мамина «зарплата»
Мария Н. рассказывает, что когда она начала оформлять документы, чтобы забрать свою дочку, она выслушала «много адских комментариев от сотрудников опеки – и своей районной, и опеки детского дома». «Все каждый раз менялись в лице и говорили – вы что, правда собираетесь оформлять приемную семью? Ну теперь нам все с вами понятно!» – добавляет она. По словам Марии, ей никто и никогда не объяснял структуру выплат на ребенка.

Один из самых значимых факторов в выплатах – прожиточный минимум в регионе и местные бюджетные возможности. Москва считается самой «богатой», поэтому приемных родителей часто упрекают в том, что они переезжают в столицу за большими выплатами. В начале 2016 года городские власти попытались урегулировать этот вопрос запретом на ежемесячные выплаты детям из региональных детских домов, не имеющим места жительства в Москве. Приемные родители из Москвы и Московской области судились с департаментом соцзащиты и выигрывали.

«Честно сказать, до того как я приехала с сыном в столицу, мне тоже казались московские выплаты просто космическими, – рассказывает Ирина Г., жившая с ребенком в маленьком уральском городе. – Я даже не про общую дороговизну, за исключением еды товары у нас стоят столько же или даже дороже. А вот платные занятия, затраты на дорогу, медицинская реабилитация, которую не всегда можно получить бесплатно даже для ребенка с льготами, встают в совершенно другие деньги». Ирине в Москве предложили хорошую работу, но зарегистрироваться на съемной квартире получилось только временно. Она по-прежнему получает «детские» выплаты своего региона и раз в год ездит по ним отчитываться в опеку.

Сотрудница опеки и мать двоих кровных детей, работающая в центре Москвы, на условиях анонимности рассказала «Правмиру», что раздумывала о том, чтобы взять под опеку нескольких детей, уволиться с работы и работать мамой круглые сутки, получая за это деньги.

«Я не вижу в этом ничего особенно корыстного, – говорит она, – материнская работа чаще гораздо тяжелее, чем обычная». Она говорит, что в своей работе никогда не встречалась с тем, чтобы детей брали в семью исключительно из финансовых соображений.
«С натяжкой могу вспомнить один случай, – рассказывает женщина, – когда осиротевшего ребенка забрал пьющий родственник и тратил на выпивку в том числе и детские деньги. Но семья в принципе была не особо благополучной, возможно, ребенка он взял, руководствуясь родственными чувствами, а с деньгами поступал, как привык».

Выплаты на детей, которых забирают из детского дома, зависят от множества факторов, но прежде всего от того, в какой статус переходит ребенок. В российском законодательстве существует несколько вариантов:

1. ОПЕКА

А) Возмездная опека. Кровные родители не освобождаются от обязанностей по участию в содержании ребенка. Ребенок сохраняет все льготы и выплаты. Опекун имеет практически все права родителей. Каждый месяц ему выплачивают вознаграждение. За него отчитываться не надо, а вот за детские пособия каждый год нужно писать отчет.

Б) Безвозмездная опека. Опекун не получает вознаграждения, в остальном права и обязанности аналогичны возмездной опеке.

2. УСЫНОВЛЕНИЕ. Дети и родители имеют те же права и обязанности, что и в кровных семьях. Но в этом случае дети теряют все льготы и выплаты, только в Москве (и только на усыновленных в Москве же детей с московской пропиской) выплачивается пособие.

Любовь или финансы: что важнее для опеки?
Дети-сироты получают пенсию. Если кровные родители ребенка живы, хоть и лишены родительских прав – это не освобождает их от обязанности содержать ребенка. Предполагается, что представитель ребенка – детский дом или опекун – будет принимать меры к взысканию этих денег.

«Как правило, это формальность, – рассказывает Елена Копылова, взявшая под опеку из детского дома подростка. – Если ребенок попал в систему, то с его горе-родителей обычно взять нечего». У ее приемного сына оба родителя умерли несколько лет назад, поэтому за годы жизни в детском доме на сберегательной книжке накопилась существенная сумма. Опека может разрешать снимать оттуда деньги, но только под определенные нужды. Елена накопившиеся деньги не трогает, а новые пенсионные поступления тратит на репетиторов.

Почти всегда накопленные значительные суммы выпускникам детских домов на пользу не идут – как только после совершеннолетия они получают доступ к счету, налетают родственники, друзья, мошенники и деньги сразу растрачиваются.
«Очень надеюсь, что мой сын сможет ими распорядиться иначе, – говорит Елена. – Пока он мечтает об автомобиле, но после 18-летия я могу повлиять на его решение только методом убеждения. Сам он, конечно, не понимает, какое преимущество на старте самостоятельной жизни дает ему обладание значительной суммой, и вполне может ее попросту растранжирить, как сделали многие его друзья-выпускники».

Елена говорит, что ей «запал» в душу конкретный ребенок, а вот дальше пришлось подходить к делу рационально. «Идеалистическое представление “любовь важнее денег” в данном случае не работает, – рассказывает она. – Любовь ко мне у него если и появится, то неизвестно, когда. Желания и умения напрягаться ради идеи у него в принципе нет. А материальное поощрение – это реально. Четверть без троек, хорошо написанные задания – и он получает приставку. Старый телефон жив до Нового года – он получает новый телефон. Заключаем сделки, это его дисциплинирует».

Единообразия нет не только по количеству денег, которые семья может получить на ребенка, но и по тому, как за них отчитываться. Все приемные родители очень подробно фиксируют свои траты чеками и расписками. Опека чаще всего их не требует, но все мои собеседники все равно это делают «на всякий случай», потому что финансовый вопрос во взаимоотношениях приемных родителей и государства стоит на первом месте.

Форма отчетности изменилась совсем недавно. Во многих регионах сумма пособия ниже официального прожиточного минимума, и опекуны очень возмущались – зачем заполнять множество ненужных бумажек. «Даже прожиточный минимум не покрывается, – пишут на форуме для усыновителей. – На что еще, по мнению опеки, я могу потратить деньги?!».

Теперь в отчете нужно указывать расходы на лечение, ремонт и крупные суммы, которые превышают два прожиточных минимума. «По сути, отчет стал формальностью, а не показателем реальных трат на ребенка, – считает одна из приемных мам.

– Если ребенок не владеет квартирами или вообще ценным имуществом, то главным становится заполнить «приход» в размере пособия и в конце поставить подпись».

Но она признает, что на деле все будет зависеть от конкретной опеки. «Иногда они недовольны даже «перерасходом» по тратам из собственных денег опекунов, – говорит она. – Если для кого-то это показатель, что ребенок обеспечивается всем необходимым, а не только в рамках пособия, то другие считают, что раз приемные родители тратят больше, значит, будут требовать еще денег».



Татьяна Р., забравшая из московского детского дома двух девочек-подростков, рассказывает, что в ее опеке, в одном из центральных районов Москвы, она может потратить на отчетность целый день. «Сотрудники очень въедливо проверяют каждую трату, проверяют чеки выборочно, – говорит она, – Я не в претензии и готова дать любой отчет, но для меня очень тяжело, что опеки работают только в будний день. Приходится брать отпуск за свой счет, потому что на работе и так часто входят в мои обстоятельства. А я в семье единственный кормилец».



Кто берет детей «ради денег»?
Мотивы, которыми руководствуются люди, взявшие детей из детских домов или из «системы», как чаще всего они говорят, совершенно разные у всех, с кем разговаривал «Правмир». То же самое происходит с выбором формы устройства в семью. В некоторых случаях усыновить ребенка просто нельзя – могут быть живы и даже не лишены родительских прав окончательно кровные родители. Часто приемные родители выбирают форму опекунства именно для того, чтобы не лишать ребенка льгот, выплат и возможности в дальнейшем получить жилье.

Приемная мама Евгения Н., выбравшая безвозмездную опеку, говорит: «Мне и моей дочке было важно уйти от среды, где есть преференции за то, что ты “бедочка“. Большая радость заниматься там, где моя дочка просто девочка, такая же, как все, без льгот, спецусловий и скидок». Евгения говорит, что в долгосрочной перспективе выбивание каких-то благ сажает ее ресурс, ставит семью в некомфортную позицию. Ей было важно показать приемной дочери, что она взяла ее не «за зарплату».

В приюте девочке говорили, что ее берут «ради денег», «она вычистит все с твоей книжки и будет получать бешеные деньги».
Евгения сочла, что ни в коем случае не может подтвердить эти страхи. Был и еще один немаловажный фактор: если бы женщине отказали в возмездной опеке, то жалоба и подача на бесплатную опеку заняла бы время. «В наше время счет шел просто на часы, – рассказывает она. – Дочка не выдержала бы в приюте дольше ни дня. Ни дня».

Будущие родители еще на этапе усыновления тратят заметные деньги. «Если честно, я не знаю, каким ветром принесло в мою жизнь приемного ребенка, – говорит Елена Копылова, взявшая из детского дома подростка. – Покупая квартиру 29 октября, я была уверена, что жить в ней буду одна, а 18 декабря я закончила школу приемных родителей и вовсю переписывалась с сыном ВКонтакте». После этого уровень ее доходов существенно упал, несмотря на полагающиеся ей пособия.

Сначала пришлось снять двухкомнатную квартиру, чтобы местная опека оценила жилье как подходящее. Собственная «однушка» Елены была идеальна по состоянию, но не устроила опеку, потому что будущий приемный ребенок – взрослый парень. Пока Елена решала вопрос с жильем, она взяла ребенка на гостевой режим. Девять авиабилетов в Кемерово и обратно, три месяца совместной жизни без пособий, аренда квартиры вылились в незапланированные двести тысяч рублей. Денег требовала каждая мелочь – например, сын к Елене вышел буквально раздетым, на нем были шорты и пластиковые тапочки-шлепки. Постоянные расходы ждут приемных родителей и дальше. Хозяйка съемной квартиры не соглашалась регистрировать мальчика у себя – из-за этого Елена теряла несколько месяцев своей опекунской зарплаты.

«Ну и, конечно, мои заработки сильно упали с появлением сына, – добавляет Елена. – Несмотря на его взрослость и адекватность, учеба требует непрерывного участия в процессе». Елена может оставлять сына одного на время работы, он взрослый и умный, а также, что немаловажно, здоровый. А если ребенок болеет или просто слишком мал, то материальное положение семьи проседает еще сильнее.

Все приемные матери, согласившиеся поговорить с «Правмиром», говорят, что работу приходится сильно сокращать. «Я сто раз просила объяснить мне структуру выплат, хотела подготовиться и понять, что будет происходить с моим бюджетом после того, как я возьму ребенка, а в ответ слышала, что я хочу говорить только о деньгах, – рассказывает Мария Н.

– Они говорили со мной так, что я в какой-то момент решила: пес с ними, даже если у меня не будет никаких выплат, мы как-нибудь проживем, главным для меня было забрать дочку».
Еще одна московская приемная мама, Галина В., настолько хорошо разбирается в вопросах выплат на детей, что я не выдерживаю и спрашиваю, не юрист ли она. «Я все узнавала на своем и на чужом опыте, – смеется женщина, – Став опекуном, приходится становиться экспертом не только в юридических, но и в финансовых, медицинских, образовательных, психологических и психиатрических вопросах».

Семья Галины не первый год занимается воспитанием, адаптацией и подготовкой ко взрослой жизни подростков. В семье одновременно воспитываются два подростка, только полгода из пяти лет опекунства одновременно в ней жили три приемных ребенка. Хотя жилищные условия позволяют поселить шесть человек, Галина считает, что тогда она не сможет уделить необходимое время каждому ребенку, между детьми возможны конфликты. Хотя тут семья теряет деньги: при воспитании трех и более детей зарплата выплачивается не только приемной маме, но и приемному отцу.

За двоих детей Галина получает зарплату 33400 рублей без вычета налогов. «Именно из этих денег формируется будущая мамина пенсия, потому что на обычную работу времени не остается, – говорит Галина. – Зарплата воспитателя, который работает в графике 5/2, имеет отпуск и выходные, обычно составляет около 50 тысяч. Понятно, что у них детей больше – зато мы работаем 24 часа в сутки без выходных».

Галина не собирается упускать деньги, которые полагаются ее детям от государства – она считает, что именно на это и рассчитывают в опеке. «У меня в какой-то момент даже закралось подозрение, что они за то, чтобы родителей запутывать и меньше тратить бюджет, премии получают», – добавляет она. У нее было много ситуаций, где полагающееся по закону «откусывали» по мелочам.

К примеру, человек, который берет ребенка на «гостевой режим» – забирает его из детского дома на какое-то ограниченное время, выходные или праздники, – имеет право на компенсацию за питание. На московского ребенка такая компенсация составляет около 1200 рублей в сутки, и просто получать ее не выходит, почти всегда дело заканчивается судом. Понятно, что большинство приемных родителей просто не будут этим заниматься. Галина занялась, только выиграть все равно не удалось.

Мария Н. пока так и не получила единовременную выплату при передаче ребенка в семью, хотя под опекой у нее дочка находится уже почти полгода. «У бюджета нет денег», – каждый месяц говорят ей в опеке.



После детдома: репетитор по умножению
«Мне кажется, что люди, считая чужие деньги, просто забывают о расходах, – говорит еще одна приемная мама. – Сходить в магазин, не купить ничего толком и оставить там тысячу рублей – это норма. У меня за один ужин уходит половина пачки риса, огурцы, например, курица… Когда слышат, что я получаю на одного ребенка больше тридцати тысяч – говорят “ого-о!“. Но он же не воздухом питается, ходит не голый! И это ребенок-инвалид, с особыми потребностями».

Каждый месяц особые потребности дочки Марии Н. выливаются в существенные траты. Ребенок передвигается на коляске, а у мамы нет машины – остается такси, потому что на службу сопровождения в метро нужно записываться на пару дней вперед и работает она до восьми часов вечера. В ИПР, индивидуальной программе реабилитации ребенка Марии, «прописаны» памперсы, но они плохого качества, подходящие женщина покупает сама.

«После нескольких операций, десятка насильственных госпитализаций и бесконечного времени в одиночестве в больницах она, бедная моя малышка, рыдает практически при виде любого врача, – говорит Мария. – Поэтому любые медицинские манипуляции вплоть до любого анализа крови или рентгена мы делаем только в частном медицинском центре, где ее все знают, разрешают держать на руках, а врачи подходят без халата».

По закону дочке Марии полагается две инвалидные коляски, для улицы и для дома. Государство выделяет 156 тысяч рублей на первую и 138 тысяч рублей на вторую. Но эти деньги можно получить, только все уже оплатив, со всеми чеками, квитанциями и «в течение четырех месяцев».

«На днях я получила счет на две коляски на четыреста тысяч рублей, – говорит Мария, – и что? Где мне взять эти деньги до того, как 294 тысячи мне вернет государство? Где мне найти оставшиеся 106 тысяч? В следующий раз я смогу получить такую компенсацию через шесть лет».
Предполагается, что десятилетний и шестнадцатилетний ребенок будет ездить все время на одной и той же коляске.

Огромная проблема после детского дома – учеба, в этом сходятся все приемные родители, независимо от возраста их детей. Мария Н. рассказывает, что в десять лет девочка не знала, кто такой Мойдодыр или Кот в сапогах, поэтому она бесконечно читает ребенку – и покупает хорошие книги, чтобы ее заинтересовать. Елена Копылова говорит, что официально ее приемный сын в свои 16 лет был аттестован за семь классов.

«Фактически он не знает таблицу умножения, не умеет читать, не может найти на карте ни одной страны, кроме России, не знает, с кем была Куликовская битва, – рассказывает она. – При этом ему 16, то есть по возрасту одноклассники его моложе на два года». Из школы пришлось уйти на семейное обучение, заниматься с репетиторами и проходить аттестацию в частном лицее.

Пособия: помогают, но не определяют
«Я точно знаю, что пособия хватит на обеспечение нужд моего ребенка, но это потому, что я очень разумно отношусь к расходам, – рассказывает Галина В. – С другой стороны, после 18 лет, когда не будет пособий, смогут ли приемные родители обеспечить ребенку такой же уровень жизни? Лично я не смогу. Я стараюсь своих детей учить, чтобы они как раз смогли прожить на сумму в 25-30 тысяч на человека, как живут большинство граждан в нашей стране». При этом у детей Галины, по ее словам, «все есть» – и репетиторы, и гаджеты, и поездки за границу, и платная медицина. Хотя во многом это обеспечивается не за счет пособий, а потому что ее муж неплохо зарабатывает по московским меркам. Женщина считает, что без пособий они смогли бы взять в семью не нескольких детей, а только одного.

Елена Копылова говорит, что если бы не пособия и не поддержка государства, она не смогла бы стать опекуном. «После покупки квартиры я находилась в нижней точке, – говорит она. – И долги у меня были и есть сейчас такие, каких никогда в жизни не было».

Ирина Г. говорит, что пособия от государства – важная поддержка, но не определяющая в ее решении. «Да, мне было бы сложнее, но все же, когда я брала ребенка, я исходила из того, что могу рассчитывать только на себя», – говорит она.

Мария Н. с тех пор, как забрала свою дочку, не работает. «Она требует моего внимания 24 часа в сутки, ей просто физически плохо, когда меня нет рядом, – говорит она. – Это напрочь травмированный и замученный системой ребенок, который просыпается по ночам, вцепляется в меня, рыдает и рассказывает, как в ее интернате воспитательницы орали матом и запирали в темном шкафу».

На момент, когда она забирала дочку, сумма, выделяемая в месяц на содержание ребенка-инвалида в интернате, составляла 118 тысяч в месяц. У нее не было ни игрушек, ни мультиков, ни даже прогулок. Никакой школы и никаких занятий – изредка приходил дефектолог и раскладывал с ней палочки.
«Она просто сидела там в кровати с решетками и умирала, – говорит Мария. – Звучит, наверное, излишне патетично, но это правда было так. Поэтому для себя я решила, что буду рядом ровно столько, сколько ей нужно». По мнению психологов, на это понадобится не меньше двух лет, поэтому на 60 тысяч, которые выделяются на ребенка, они живут вдвоем. «Головокружительные для Москвы деньги, – иронизирует Мария. – Ну а потом я устроюсь на работу и, видимо, всю зарплату буду отдавать няне».

На форуме усыновителей рассказывают, что посторонние люди, коллеги и даже соседи живо интересуются их уровнем дохода и комментируют его. «Недавно ехали с сыном в лифте с лыжами, – рассказывает один из комментаторов. – В него зашел наш сосед и сказал, что его родная дочка не может заниматься этим видом спорта, потому что из-за дороговизны не выходит купить инвентарь». Опекун боится, что после слов «приемная семья получала больше шестисот тысяч рублей в месяц» их благосостоянием может поинтересоваться кто-нибудь еще.

***

Редакция «Правмира» отдает себе отчет в том, что читать материал, в котором почти все герои анонимны, непросто. Но учитывая сложность положения приемных семей, а также то, о чем написано в последнем абзаце, мы решили не раскрывать имена интервьюируемых. Все их слова записаны и находятся в распоряжении редакции. Мы очень благодарны нашим собеседникам за помощь.


http://www.pravmir.ru/derzhite-karman-s ... nyie-semi/
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.


Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 9928
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1448 раз
Поблагодарили: 1193 раза
«Эта история нанесла огромный удар по приемным семьям»
Как и почему у семьи отобрали десять детей
28.01.2017
1 февраля Зеленоградский районный суд Москвы рассмотрит иск семьи Дель о признании незаконными действий чиновников, отобравших у семьи десять приемных детей. За этим скандальным делом с середины января наблюдала вся страна. Специальный корреспондент ИД "Коммерсантъ" Ольга Алленова выясняла, какие перспективы имеет судебный процесс и как история семьи Дель может повлиять на институт приемной семьи в России.
http://www.kommersant.ru/doc/3200026


Понеслась целая компания в федеральных СМИ - клевета и травля семьи Дель
В этой группе последние новости: https://www.facebook.com/groups/1832076430373851/
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.


Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 9928
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1448 раз
Поблагодарили: 1193 раза
Благотворительный фонд "Измени одну жизнь"
2 марта в 21:26 ·
"Государство пока не может предложить серьезной и системной психологической помощи приемным семьям. Самый «продвинутый» сектор в этом плане – некоммерческие организации. Благотворительные фонды на сегодняшний день лучше понимают ситуацию и работают более результативно, не будучи связанными бюрократическими процедурами и регламентами. Думаю, стоит опереться на их опыт, действовать в этом направлении. И тогда счастливых историй с хэппи-эндом станет значительно больше." Представляем вам интервью Елены Мачинской – консультанта горячей линии «Дети в семье», волонтера с многолетним стажем и приемной мамы двух девочек-подростков, ранее переживших возврат приемными родителями в детские дома.

Елена Мачинская: «Возврат из приемной семьи в детский дом – это ад в душе ребенка»
http://changeonelife.ru/2017/03/02/elen ... e-rebenka/


Некровные сестры
Елена Мачинская, взявшая приемных дочерей-подростков: «Первый год был кошмарным. Но я не смогла сказать «нет»
13 ноября 2016
http://www.mk.ru/social/2016/11/13/nekr ... estry.html
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.


Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 9928
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1448 раз
Поблагодарили: 1193 раза
Право ребенка: жить и воспитываться в семье
По февральской информации Минобрнауки РФ, 35% детей, проживающих в российских учреждениях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, имеют родителей и помещены в эти учреждения по их заявлению. В некоторых регионах их количество доходит до 50%.

На последнем заседании Совета при правительстве РФ по вопросам попечительства в социальной сфере директор ЦЛП Анна Львовна Битова предложила ряд мер, которые позволят уменьшить этот показатель, приостановив попадание детей в сиротские учреждения, и часть детей вернуть в семьи. Эти предложения были сформулированы в процессе общественного мониторинга школ-интернатов и домов ребенка, в котором принимают участие, в том числе, представители ЦЛП.

Сейчас согласно Семейному кодексу (статья 155-1) родители могут поместить ребенка в учреждение для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, если они не могут сами заботиться о нем по уважительным причинам.

«Ветхое жилье, очень низкий доход, отсутствие помощи в этом районе, – перечисляет Анна Львовна Битова возможные причины. – Но неужели нельзя ничего сделать, чтобы не разлучать ребенка с мамой? Мы помогаем семье, это отлично, но мы ребенку собираемся помогать в этой ситуации?»

Поэтому на Совете было предложено разработать единый регламент помещения ребенка, имеющего родителей, в организацию для детей-сирот любой ведомственной принадлежности. А кроме того – предоставлять родителям услуги, которые позволят оставить ребенка в семье, включая уход на дому, устройство в ясли и т.д. И работать с семьей, чтобы устранить причины, по которым ребенка решили «отдать».

Анна Львовна обратила внимание на то, что Семейный кодекс никак не регулирует продолжительность временного пребывания «родительского» ребенка в интернате и даже Доме ребенка: «Мы видим детей 2-3 лет, которых помещают на целый год. И никто не контролирует, приходит к ним мама или не приходит». Отсюда второе предложение – внести изменения в законодательные акты, позволяющие вводить ограничения срока пребывания. Цель этих поправок – отстаивание права ребенка жить и воспитываться в семье, которое тоже закреплено Семейным кодексом.

Кроме того, Анна Львовна говорила о необходимости рассмотрения в регионах вопроса финансовой поддержки семьям, воспитывающим детей с тяжелой инвалидностью. «Они сидят без денег, родители с тяжелыми инвалидами, – говорит Битова. – В детский сад такого ребенка, в лучшем случае, берут на 4 часа в день. И единственная альтернатива – детский дом-интернат. Но надо понимать, что дети с тяжелыми множественными нарушениями, попадая в систему, как правило, из нее уже не выходят».

По ее мнению, существенно изменить ситуацию к лучшему смогла бы ежемесячная денежная дополнительная выплата неработающему члену семьи, который постоянно ухаживает за ребенком-инвалидом с выраженными нарушениями развития, как это уже сделано, например, в Санкт-Петербурге. Желательно, чтобы размер общей выплаты был не ниже прожиточного минимума в регионе, а лучше в полтора раза его превышал. В эти деньги не должна включаться пенсия по инвалидности ребенка.
http://www.ccp.org.ru/pravo-rebenka-zhi ... ya-v-sem-e

Добавлено спустя 3 минуты 8 секунд:
Сиротская пятидневка.
Минобрнауки пересмотрит условия пребывания временно помещенных в детдома детей
01.03.2017, 09:06

Минобрнауки планирует пересмотреть сроки и условия пребывания в детских домах детей, которых родители поместили туда временно «в связи со сложной жизненной ситуацией». Ранее члены совета при правительстве РФ по вопросам попечительства в социальной сфере заявили о необходимости сделать такое пребывание пятидневным, так как в России «распространена практика», когда родители навещают ребенка «минимально», а продление сроков пребывания в детдоме «ничем не ограничено».

По данным Минобрнауки на 1 февраля 2017 года, около трети детей (28 409 примерно из 90 тыс. человек), проживающих в учреждениях для детей-сирот, помещены в эти организации по заявлению родителей или законных представителей. Руководитель фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская объяснила “Ъ”, что по Семейному кодексу и федеральному закону «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» в зависимости от типа организации родители могут помещать туда ребенка на срок от полугода до года, «но нет никаких ограничений по количеству повторных размещений». «В детских домах, например, зачастую продлевают заявление каждые полгода. Дети не видят родителей долгое время, распространена практика длительного пребывания в этих организациях и минимальных контактов с родителями»,— отмечает она.

В апреле 2016 года по итогам заседания совета при правительстве РФ по вопросам попечительства в социальной сфере, который возглавляет вице-премьер Ольга Голодец, органам исполнительной власти субъектов РФ было поручено принять меры, «направленные на организацию преимущественно пятидневного или дневного пребывания в организациях для детей-сирот и детей, имеющих законных представителей (родителей, опекунов)». Минобрнауки совместно с региональными властями провело мониторинг реализации «дорожных карт» о реструктуризации и реформировании сиротских учреждений.
В ответ на запрос совета о выполнении поручения в ведомстве сообщили, что Минобрнауки разрабатывает проект постановления правительства РФ, которое должно устранить имеющиеся «пробелы в правоприменительной практике». В частности, предусматривается определение примерного срока нахождения ребенка в организации для детей-сирот в случаях, когда «родители по уважительным причинам не могут исполнять свои обязанности в отношении ребенка (как правило, не более одного года)». В ближайшее время проект должен быть направлен на согласование в федеральные органы исполнительной власти.


1 марта ведомства отчитаются госпоже Голодец о выполнении поручений по итогам апрельского заседания совета. Кроме того, члены совета, проанализировав ситуацию в регионах, намерены внести ряд предложений. Госпожа Альшанская отметила, что необходимо «в первую очередь предлагать семье помощь, альтернативную размещению ребенка в детском доме, включая услуги на дому или предоставление социального жилья»: «Если же размещение все же состоялось, то обязательно открывать план по возвращению ребенка в семью и устранению причин, приведших к необходимости передачи ребенка в организацию для детей-сирот». Сейчас соглашение о нахождении ребенка в организации заключается между родителем и органом опеки и попечительства, и сиротское учреждение обязано его исполнить. «А у самой организации уже нет возможности повлиять на ее условия, в частности на обязательства родителей, например, определить регулярность посещения ребенка родителями»,— объясняет госпожа Альшанская. По ее мнению, необходимо включить организацию в процесс заключения соглашения.

Член совета, руководитель Центра лечебной педагогики Анна Битова заявила “Ъ”, что «в целях реализации права ребенка-инвалида жить и воспитываться в семье» нужно разработать и утвердить регламент помещения ребенка, имеющего родителей, в организацию для детей-сирот: «Регламент должен обеспечивать предоставление услуг, позволяющих оставить ребенка в семье,— уход на дому, ясли, кризисное пребывание». Кроме того, предлагается рекомендовать регионам ввести ежемесячную денежную выплату неработающему члену семьи, осуществляющему уход за ребенком-инвалидом. По мнению госпожи Битовой, «мама ребенка-инвалида, которая сидит с ним дома, должна получать хотя бы минимальную заработную плату того региона, где проживает». Анна Битова отметила, что сейчас государство тратит на ребенка в сиротском учреждении от 50–130 тыс. руб. в месяц в зависимости от региона.

Валерия Мишина

http://www.kommersant.ru/doc/3229390
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.


Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 9928
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1448 раз
Поблагодарили: 1193 раза
Marigel писал(а) 28 янв 2017, 14:45:
Елена Альшанская
23 января
О чем я думаю.
Что нет худа, без добра (и наоборот).

Может удастся наконец общими усилиями заставить государство пересмотреть текущий порядок отобрания детей из семьи.
Потому что он травматичен всегда.
Потому что там нет никакого предохранителя и защиты от произвола и ошибки. Ну и даже элементарно времени и возможности принять взвешенное решение.
Я набросала общий алгоритм реакции на сигнал о проблемах в семье и дальнейших действиях. Это первое приближение.
Посмотрите и пишите, если есть комментарии:
https://www.facebook.com/ElenaAlshanska ... 9700361559



Елена Альшанская
15 марта
Последние два месяца я чувствую себя белкой в колесе (вроде бы ничего нового, но разница в напряжении есть, если научиться различать ньюансы загрузки в милисекундах:).
В итоге я совершенно не отслеживала то, какими волнами разошлась история с тем наброском алгоритма по отобранию, который я вывесила в качестве затравки для дальнейшей работы. Вчера я с грустью и печалью увидела, что из этого сделал портал Милосердие.
В общем, похоже, надо все же найти силы и расставить точки над i.
Предупреждаю, будет много букв.
Итак.
Первое что надо понимать. Это то, как устроено сегодняшнее законодательство.
Отобрание существует в рамках 77 статьи Семейного Кодекса РФ. Почитайте ее. Она коротенькая.
О чем она говорит? Что в случае непосредственной угрозы жизни и здоровью орган опеки может отобрать у вас ребенка. И что после этого он _обязан_ через 7 дней подать в суд на лишение или ограничение вас в родительских правах.
Все. Без вариантов не подать. Без вариантов вернуть вам ребенка. И нет разъяснений, как и на основании чего орган опеки усматривает эту самую угрозу. У него просто есть такое право – и все.
Отобраний у нас в прошлом году было 3444. Почти четыре тысячи детей были отобраны из семей. Это много. Но на самом деле, это лишь часть и не большая. Почему? Потому что в реальности чаще всего детей изымает полиция. И хотя именно отбирать по 77 статье они не имеют никакого права. У них есть свои обходные пути.
Согласно Федеральному закону «О полиции» (статья 13) и Федеральному закону № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» (статья 21) сотрудники органов внутренних дел вправе доставлять в подразделения органов внутренних дел, а также в специализированные учреждения для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации, или в медицинские организации безнадзорных и беспризорных несовершеннолетних.
Самое замечательное это то, что такое безнадзорность. Процитирую 120 ФЗ : «безнадзорным признается несовершеннолетний, контроль за поведением которого отсутствует вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения обязанностей по его воспитанию, обучению и (или) содержанию со стороны родителей или иных законных представителей либо должностных лиц.»
Вы уверены, что в любой момент времени контроль за поведением вашего ребенка в ваших руках? Угу. Вот именно.
Кроме этого у полиции есть инструкция по организации деятельности подразделений по делам несовершеннолетних органов внутренних дел Российской Федерации, утвержденная приказом МВД России от 15 октября 2013 г. № 845, согласно которой «в органы внутренних дел для последующего направления в специализированные учреждения для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации, или в медицинские организации помещаются безнадзорные и беспризорные несовершеннолетние, в том числе проживающие в семьях, находящихся в социально опасном положении, и (или) находящиеся в социально опасном положении.»
Собственно основная масса изъятий согласно этому самому акту о безнадзорности или обнаружению несовершеннолетнего в социально опасном положении и происходит.
Ну, кроме ситуаций, когда семью заставляют в добровольно-принудительном порядке написать заявление о добровольном размещении в приют.
Когда мы начали заниматься вопросом отказных детей в больницах, в 2004 году, мы, конечно, ничего про это не знали. Но уже в 2006-07 нам стало понятно, что основная проблема детей-сирот в детских домах и больницах, это то, как они туда попадают. Из семей. И это далеко не всегда ситуации, когда семьи были действительно опасны для ребенка и наносили ему существенный вред.
Мы начали пытаться разобраться в том, как это происходит. Статистики отобраний не по 77 статье в открытом доступе нет, я даже не уверена, что она в принципе существует (как можно вычленить реально безнадзорных от тех, кого там в квартире рядом с родителями таковыми посчитали? А как различить принудительные заявления о размещении ребенка в приют от добровольных?). Косвенно можно судить лишь по статистике лишений и ограничений родительских прав – чаще всего так эти истории и заканчиваются.
На тот момент отобраний и лишений родительских прав было намного больше чем сегодня. 2007 год вообще был пиковым годом по количеству ЛПР (лишений родительских прав). Можете посмотреть на динамику в графике тут:
http://www.demoscope.ru/weekly/2014/0609/tema06.php
В 2007 году число детей, родители которых были лишены прав - 76 300 человек, а в 2015 уже 42 901. Постепенно идет снижение. За счет чего – большой вопрос. Не достаточно аналитически данных, чтобы точно на него ответить. Но это все равно десятки тысяч. Огромные цифры.
Так вот, когда мы поняли, что у нас отобрать ребенка можно просто на основании того, что тетенька из опеки посчитает то, что она видит на глазок – угрозой жизни и здоровью, или полицейский решит, что ситуация социально опасная (тоже на глазок), мы были в шоке.
Тогда о кровной семье говорить было не модно, а вопрос сиротства предполагали решать только за счет семейного устройства в новые семьи. Мы начинали говорить о том, что все плохо в датском королевстве тогда, когда нас таких, говорящих о кровной семье в разрезе решения вопроса социального сиротства, было крайне немного. Проблемы в этом особо никто из власть имущих не видел.
Мы начинали помогать семьям, поначалу вслепую, нащупывая свою модель работы. Самые первые семьи были мамы тех детей, которых уже отобрали и они находились в больницах, в отказничковых палатах, которые мы курировали. И к пониманию, что нужна не только материальная помощь, а, прежде всего, социальная работа, мы тоже пришли не сразу.
Нам понадобилось 10 лет, чтобы выстроить свою модель помощи семьям, начать работать по профилактике отказов от новорожденных, открыть свой кризисный центр для мам с детьми. Постепенно менялось и отношение к проблеме в обществе. Но очень медленно. А законодательство так и вовсе не менялось в эту сторону.
Понадобилось больше 10-ти лет, чтобы до депутатов и широкой общественности дошла мысль, что то, как у нас это устроено законодательно – это абсурд. И тут я хочу сказать, что нельзя не отметить серьезной роли той родительской общественности, которую у нас называют антиювенальной, и которая, с моей точки зрения, несет очень много нерациональных и не объективных посылов, и не всегда в правильном направлении шумит (возьмем хоть путаницу с термином ювенальная юстиция, которую они нам всем организовали), тем не менее, они были очень громкими - и в том числе благодаря этому, проблема была услышана.
Наш голос был слишком тихим.
Теперь самое главное. А как же решать проблему?
Еще раз повторю. Сегодняшнее законодательство наделяет орган опеки и полиции широчайшими полномочиями. Которые они осуществляют по широким и не определенным понятиям. Вне понятных всем правил работы.
Органы опеки сегодня реагируют на любой сигнал. А государственные организации обязаны сообщать в КДН или ООП о любых случаях, которые они могут посчитать основаниями для подозрений в неблагополучии ребенка.
И ни у опеки, ни у полиции не возникает задачи оказания помощи семье, если они увидели трудности связанные не с виновным поведением родителя, а сложными жизненными обстоятельствами. В 120 закон заложена идея некой индивидуально-профилактической работы с семьей, но она ни у одного из органов толком не расписана и обычно под ней понимается индивидуальная беседа с выволочкой родителя. Так себе помощь.
Так устроено сегодня.
И мы много лет призываем эту ситуацию изменить.
Что именно нам кажется важным изменить?
В общем и целом – выстроить систему доступной помощи (услуг, как нынче все это называет закон) для семей с детьми. Начиная с базовых гарантий, таких как жилье, образование. Заканчивая специфическими услугами, связанными с преодолением уже собственно кризисных ситуаций – кризисных центров для родителей с детьми, наркодиспансеров итп.
Но это в целом. А если все же говорить о ситуации отобрания.
Такой, какая она сейчас есть она оставаться не может – это именно полный произвол. Широкие полномочия +широкие основания. И не забываем - ни сотрудников органов опеки, ни полицейских специально нигде не учат – распознавать семейное неблагополучие, разбираться в детско-родительских отношениях, проводить беседы с семьями и детьми. Это обычные люди. Со своим представлениями о том, что такое правильная семья, угроза жизни и здоровью итп. Как общаться с мамой ,которую они в чем-то подозревают (о, это отдельная песня, как они входят в семью и говорят с детьми и родителями) .Как представляют в общем, так и действуют.
То есть сфера принятия такого жизненно важного решения для ребенка и семьи начисто сегодня лишена – понятных правил и процедур принятия решения, критериев для принятия решения, профессиональных знаний для принятия такого решения.
Здорово, правда?
Теперь про алгоритмы. Мы давно предлагаем ввести четкий понятный порядок действий и оснований для принятия решения о перемещении ребенка из семьи. Здесь не может быть столь широкого усмотрения, как это есть сегодня в законе. Но мы никогда не прописывали никаких четких законодательных предложений. Только концептуальные моменты.
Я вывесила в своем фейсбуке файл, который накидала по следам этих наших общих предложений за ночь, с предложением все же объединиться и доработать этот документ. В итоге с группой откликнувшихся коллег (не всеми, там была какая-то путаница с рассылочной группой и кто-то в итоге выпал, сорри) в очень оперативном режиме мы сделалали на базе моих предложений опять же исключительно концептуальный набросок. Мы его предложили на рассмотрение в общественный совет при Уполномоченном по правам ребенка. Вот он: https://docs.google.com/…/1mR6da92bkYYh ... lCk…/edit…
Что я считаю самым важным?
1) Описать порядок реагирования на сигналы. Он должен быть разный. Не надо по каждому звонку идти в чужую квартиру.
2) Порядок принятия решения о том, что ребенка нужно отбирать – с учетом всех обстоятельств, с привлечением специалистов по детско-родительским отношениям, с временем на проведение расследования
3) Возможность переместить агрессора или хотя бы ребенка вместе с другим взрослым.
4) Возможность тут же отправить ребенка к родственникам вместо приюта
5) Если речь идет об угрозе из-за внешних условий – обязательная программа помощи по устранению этих условий вместо отобрания
Это еще не законодательные предложения, а концептуальный документ (и его тоже можно дорабатывать дальше). Это серьезная тема, ее однозначно надо внимательно продумать, прежде чем городить законодательные предложения на федеральный уровень.
При этом мой первый вариант, набросок, который я вывесила с предложением его доработать и переработать разошелся по соцсетям, без всякой обратной связи мне С комментариями, что это чуть ли не законопроект.
Более того, когда Москва на волне всех этих разговоров предложила свой вариант регламента отобрания, его авторство тоже чуть ли не мне приписали. Я посылала им свои предложения, как и все остальные, и в регламенте и правда есть два моих предложения – про перевод к родственникам сразу, вместо приюта и про привлечение психолога для беседы с родителями и ребенком.
Я вообще чувствую себя немного евреем из советского анекдота, который читал антисемитскую прессу, потому что « Приятно таки читать, что евреи правят миром, они всё захватили, они самые богатые, они везде всё решают!».
Ну, то есть мне теоретически даже хотелось денек побыть тем все решающим человеком, держащим в своей одной правой департамент, а второй левой федеральные ведомства. Но, увы.
Мне бы хотелось, чтобы наработанные нами замечания к процедуре легли в основу работы над регламентом. Но пока, насколько я знаю, над темой отобрания параллельно ведется работа в трех-четырех точках на федеральном уровне. Которые мой алгоритм за основу брать не планируют.
К сожалению.
Потому что в одном случае это идея, что вообще пусть всех отбирает полиция (кто имел опыт прихода ПДН в дом, представляет, как это будет), и это, по сути, закрепление основной практики изъятий сегодня. Это плохая идея. Полиция всегда будет видеть потенциальное преступление. Вторая группа, продвигает идею, что ничего не надо менять, все итак волшебно, а более того, похоже отобрания-то надо пораньше проводить, не вовремя отбирают, поздно.
Я еще раз повторю ссылку того аналитического документа, который у нас с коллегами вышел – по-моему это хорошее начало для обсуждение того, как должно быть правильно. И если даже в высоких коридорах наши идеи полностью проигнорируют, я надеюсь, мы сможем среди профессионального сообщества начать нормальное обсуждение всех проблем, которые возникают сегодня в связи с тем законодательством и той профессиональной средой, которая у нас есть.


https://www.facebook.com/ElenaAlshanska ... 2605025268
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.



За это сообщение автора Marigel поблагодарил: Мира
Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 9928
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1448 раз
Поблагодарили: 1193 раза
В Подмосковье приемным семьям велели размещать в Instagram позитивные фото
31.03.2017 опеки и попечительства министерства образования Московской области разослало приемным семьям Воскресенского района письмо с распоряжением зарегистрироваться в социальной сети Instagram и регулярно размещать там фотографии детей. Об этом сообщила в ходе слушаний в Совете Федерации зампредседателя комитета по конституционному законодательству Елена Мизулина.

«Приемным родителям зарегистрироваться в социальной сети Instagram с целью размещения позитивной положительной информации об успехах в воспитании приемных детей, о достижениях приемных детей, организации полезного и познавательного досуга приемных детей в семье, в срок до 1 мая 2017 года», — говорится в тексте письма.

Ранее о письме и содержащихся в нем распоряжениях рассказывали пользователи интернета в социальных сетях и на родительских форумах. Комментарии по поводу требования опеки были не слишком одобрительные. По мнению их авторов, родителей принуждают делиться конфиденциальной информацией о своих детях с миллионами других пользователей социальной сети. Кроме того, выполнение требования опеки подразумевает дополнительные финансовые расходы: покупку смартфона, например. Некоторые пользователи подозревают, что таким образом госслужащие пытаются уклониться от выполнения своих непосредственных обязанностей и вместо посещения семей ограничиться просмотром их страниц в Instagram. «Мне во всей этой истории категорически не нравится то, что заставляют демонстрировать, как все хорошо. В приемных семьях часто жизнь далеко не сахар, и не самая богатая, а тут вынь да положь позитивчик», — отмечено в другом комментарии.

https://www.miloserdie.ru/news/v-podmos ... vnye-foto/

Одно из обсуждений: https://www.facebook.com/groups/5732837 ... 320951123/
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.


Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 9928
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1448 раз
Поблагодарили: 1193 раза
«Нас не учат быть родителями»: как Юлия Курчанова спасает детей от сиротства
Фотография: Александр Ануфриев

Социальные сироты — это дети, которые живут в детских домах, притом что у них есть биологические родители. «Афиша Daily» публикует фотографии и монолог психолога фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Юлии Курчановой, которая много лет занимается профилактикой социального сиротства.

Когда мне было 15 лет, я случайно оказалась в группе ребят в инклюзивном центре. Там моя задача как здорового подростка заключалась в том, чтобы общаться с детьми, которые были не очень здоровыми. Это произошло в том возрасте, когда восприятие еще гибкое, и для меня открылось, что в мире существуют не только те люди, которые ходят со мной в школу и окружают мою семью. Благодаря этому опыту в 18 лет я пошла работать воспитателем в детский дом — с тех пор в этой сфере так и осталась. В детском доме я проработала три года. Там я поняла, что, наверное, самые обездоленные, несчастные и несправедливо обиженные люди — это дети, которые живут без родителей. Многочисленные исследования подтверждают, что ребенок, проживающий даже в кризисной семье, имеет гораздо больше шансов стать успешным, чем выпускник детского дома. Тогда я поняла, что очень важно работать с семьей — даже если эта семья далека от идеала.

Статистики по семьям, которые находятся под угрозой лишения родительских прав, нет. Но известно, что ежегодно около 45 тысяч детей в России лишаются родителей, но это также и ситуации, когда, например, мама лишила родительских прав папу. Есть данные, что в детские дома ежегодно попадают около 20 тысяч детей. Последние пять лет я работаю в программе «Профилактика социального сиротства». Это значит, что мы занимаемся семьями, где существует риск или факт попадания детей в сиротское заведение.
Трудные времена бывают у многих семей. Некоторые люди, попав в кризисную ситуацию, не всегда могут справиться с ней самостоятельно. Сложности бывают разными: от проблемы «нечего есть» до проблемы «негде жить». Также могут быть трудности, связанные с владением родительскими навыками. Нас нигде не учат быть родителями, поэтому каждый обучается этому в своей родительской семье: то, как с нами обращались мама и папа, записывается на подкорку и влияет на воспитание уже наших детей. К сожалению, некоторые люди вырастают в условиях, где родительское воспитание было недостаточным или вовсе отсутствовало, как, например, у детей из детских домов.

Одно из направлений конкретно моей деятельности — это работа «в поле», непосредственно с семьями, которым нужна помощь. Я прихожу в семью, оцениваю ситуацию, принимаю решение о помощи. Но в первую очередь я знакомлюсь с семьей, устанавливаю с ней контакт и пытаюсь подружиться. Основная задача — поддержать семью ровно в тех вопросах, которые им необходимо решить, для того чтобы нормализовать свою жизнь. Это может быть покупка кроватки, зимней одежды, продуктов, это также может быть повышение родительских навыков, содействие маме в трудоустройстве, в получении образования. Часто у наших семей бывают серьезные юридические проблемы, связанные с жильем, документами, паспортами. Иногда к нам попадают семьи, где родители не имеют никаких документов, и мы помогаем их восстановить.


Так как мы работаем в Москве и области, выезд может занимать весь день, но бывает, что у меня случается и по несколько выездов за день. Сейчас я специалист высокой квалификации, поэтому работаю только с самыми трудными случаями.

Только что я приехала из Минска, куда мы отвозили женщину, которая в 40 лет впервые стала мамой. У нее непростой жизненный опыт: она страдала зависимостью от психоактивных веществ, хотя уже 8 лет находится в ремиссии. Она справилась и неожиданно для себя родила ребенка. Она гражданка Белоруссии, которая не имеет права проживать на территории России, и у нее отобрали малыша, потому что она имела шанс с ним плохо справиться. Поэтому сначала мы помогли ей вернуть ребенка, и это была целая история, а потом мы отвезли ее в партнерский приют для мам с малышами. Я сопровождала ее в поезде, чтобы там было все в порядке, чтобы она справилась. Мы передали ее из рук в руки белорусским коллегам, и это для нашей команды был очень сложный, напряженный, важный кейс, когда 7 человек боролись за то, чтобы один человек имел возможность воспитываться своей мамой.

1 / 62 / 63 / 64 / 6
Сын Юлии Курчановой на выезде с мамой
5 / 66 / 6
На одной из фотографий — мой младший сын Даниил. Сейчас ему 9 лет, он учится во втором классе, но раньше он постоянно ездил со мной в семьи и был активным участником моей работы. У него была своя роль: он помогал взаимодействовать с детьми, а иногда я на нем показывала, как общаться с ребенком и на что обращать внимание. Для многих мам было важно, что я приезжала с собственным сыном: это снимало напряжение, помогало нам выстроить доверительный контакт. Вообще, у меня трое детей, и каждый из них в свое время был волонтером в моей работе. Мне кажется, очень важно, чтобы дети видели разные стороны жизни: знали, кто такие дети из детского дома, общались с людьми с особенностями и понимали, что это тоже члены нашего общества. Думаю, такое участие в моей работе поможет им вырасти толерантными, неравнодушными и готовыми видеть мир во всех его красках.

Как только меня перестанут волновать мои семьи, мне надо будет искать другое место работы. Основные инструменты, которыми мы пользуемся, — это наши эмоции, наши чувства. Работа в социальной сфере — она вообще такая, мы работаем душой, и это не фигура речи. Мы много сочувствуем, много поддерживаем. Если я теряю способность это делать, я становлюсь профнепригодной.


Конечно, к родителям в таких семьях бывают разные чувства, и они не всегда позитивные — иногда мы встречаемся с конфликтными, неприятными, некультурными людьми. Но нам важно посмотреть на то, какой это родитель. Если мама справляется со своими задачами, то нам неважно, какой у нее характер. В такой ситуации мы будем все равно работать над сохранением семьи, даже если нам это будет психологически не очень просто.

Периодами мне бывает очень нелегко. Иногда какие-то истории вынуждают меня включаться на более длительное время, чем мой рабочий день. Поэтому очень важно уметь перезагружаться и переключаться. Необходимо отдыхать и заниматься другими делами ровно для того, чтобы мочь так работать. Вчера я, например, была в кино с молодым человеком, а позавчера варила суп с фрикадельками.

Очень редкие семьи продолжают поддерживать с нами контакт, когда решают свои проблемы. Их жизнь изменилась, и мы им напоминаем о тех тяжелых периодах, которые были в их жизни. Но каждой семье, с которой мы прощаемся, мы говорим, что в любой момент они могут вернуться к нам. Наша задача — не дружить, а помочь в трудный момент и исчезнуть из их жизни как напоминание о том, что было.


Здесь с фотографиями: https://daily.afisha.ru/relationship/49 ... sirotstva/
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.


Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 9928
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1448 раз
Поблагодарили: 1193 раза
Catherina Gordeeva
1 ч ·
Пришло, наверное, время рассказать, хотя я страшно волнуюсь. Год назад мы придумали, потом долго не решались начать, потом, начав, снимали медленно и аккуратно, чтобы все разглядеть, чтобы не запутаться. В общем, вышел (пока) маленький сериал о том, что бывает, когда одна жизнь соединяется с другой.

Я благодарна за этот год терпеливой Yulia Yudina, ответственным Екатерина Овчинникова и Екатерине Лебедевой , человеку и пароходу Anton Nossik, настоящему другу Арина Бородина и нашей доброй фее Саша Бабкина. Умнейшим и тончайшим экспертам Lena Alshanska, Алексей Газарян и Людмиле Петрановской.

А еще продюсеру этого проекта Alexander Urzhanov, операторам Дмитрий Крылов и Mikhail Orkin, режиссерам монтажа Сергей Деев,Denis Gordeev и Egor Babichev.

И -- совершенно отдельно Ольга Свешникова и Пётр Свешников, о которых первый фильм.

И, разумеется, Сергея Братухина, у которого нет фейсбука, но без которого не было бы никакой возможности все это сделать.

В общем, пусть любовь уже победит все остальное.

"Плюс один" - первый из трех фильмов Катерины Гордеевой об усыновлении
https://ok.ru/video/280787028588

https://www.youtube.com/watch?v=uIkRaYZaMsA

https://www.facebook.com/catherina.gord ... 8413706702
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.


Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 9928
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1448 раз
Поблагодарили: 1193 раза
Marigel писал(а) 14 апр 2017, 17:42:
"Плюс один" - первый из трех фильмов Катерины Гордеевой об усыновлении
https://ok.ru/video/280787028588


Благотворительный фонд "Измени одну жизнь"
22 ч ·
Про него говорили: "Это тяжелый инвалид, он должен жить в учреждении! Какие там сказочки про семью?!" А его будущая мама снова и снова повторяла: "Нет такого ребенка, которому лучше в детском доме, чем дома".
Друзья, вышел второй фильм Катерины Гордеевой и нашего фонда из цикла "Измени одну жизнь"! Спасибо Catherina Gordeeva, Фатима Медведева (Fatima Medvedeva), Вера Шенгелия (Vera Shengelia), Елена Альшанская (Lena Alshanska), Алексей Газарян и всем его героям и создателям! Увидеть фильм можно прямо сейчас на нашем сайте:
http://changeonelife.ru/videos/skazochki-pro-sem-yu/

Как помочь ребенку, который девять лет провел в системе государственного милосердия? Кто может залатать дыру, пробитую в нем сиротской системой? Как приемным родителям оценивать свои силы и где брать ресурсы?
Почему одной любви недостаточно? Чем руководствуются те, кто принимает решение о судьбах детей в системе?
Эти и другие вопросы поднимаются во втором фильме из Катерины Гордеевой, который так и называется "Сказочки про семью".


https://www.youtube.com/watch?v=aTqNbIAYNEc

Catherina Gordeeva с Еленой Альшанской и еще 5.
5 ч ·
Так бывает: ты мечтаешь познакомиться с человеком, который восхищает. Придумываешь обстоятельства, ищешь повод. А потом все складывается не так, не тогда, но как-то правильнее что ли. Я тысячу раз благодарна Благотворительный фонд "Измени одну жизнь" за то, что мне посчастливилось долго и серьезно разговаривать с кумиром всей моей жизни Vera Shengelia. И спрашивать у нее о том, что обычно трусливо складываешь в ящик "стрёмные неотвеченные вопросы". Мы говорили о Горе. 10-летнем человеке, который более-менее сразу становится нечужим всякому, кто узнает его историю. А потом Вера сказала мне, что в жизни Гора, кажется, наступают светлые времена. И мне посчастливилось встретиться с Fatima Medvedeva, мамой Гора. И она тоже говорила честно. Без розовых соплей и вранья. И это был важный и нужный разговор. А еще мы немного поговорили с Гором. И он сказал, что в Риме +28. А это всегда важно.
Спасибо режиссеру монтажа Denis Gordeev, оператору Mikhail Orkin, неравнодушной и внимательной композитору Anna Drubich.
Саша Бабкина, которая изо всех сил делает так, чтобы это кино увидели люди. И Yulia Yudina и Сергею Братухину, без которых ничего бы не было.
В общем, это вторая серия. Там внизу экрана есть кнопка, нажав на которую, вы сможете помочь Фонду помогать приемным родителям. Спасибо!
https://ok.ru/video/285000665708
https://www.facebook.com/catherina.gord ... 8019516702

Добавлено спустя 2 минуты 58 секунд:
Marigel писал(а) 30 ноя 2016, 19:13:
Резаный-перерезаный

Автор: Вера Шенгелия
31.10.2016
История Гора, которого прооперивали в Лондоне, потому что в России таких операций не делают, и усыновили в Москве
Изображение
До восьми лет Гор лежал в интернате, глядя в потолок. От него отказались сразу после рождения, услышав страшный диагноз spina bifida. И все-таки год назад Гору сделали операцию, потом у него появилась мама, и теперь он умеет читать и писать и даже ходит в школу. Теперь Гору и его маме помогает фонд «Сделай шаг».
...
В начале лета смешная, веселая девушка Фатима забрала Гора на гостевой режим. А две недели назад официально стала мамой Гора. Он теперь живет дома, спит в своей кровати, ходит в школу, научился читать и писать, был вместе с мамой в Грузии и на даче у друзей, знает, что макароны надо варить, а хлеб продается в магазине.
https://takiedela.ru/2016/10/ne-na-chto-obizhatsya/



Мария Беркович
1 ч ·
в фильме, о котором я чуть ниже писала, Вера рассказывает, как после первой встречи, когда Гор ещё жил в ДДИ, она подарила ему каштан, а потом поняла, что этот каштан только для неё что-то значит (маленький ритуал из детства, что-то про привязанность, память) а для Гора - ничего, и Вера для него просто ещё один человек из бесконечного потока сменяющихся взрослых.
Это было несколько лет назад, сейчас все уже не так, слава Богу, у Гора есть семья, друзья, и Вера для него тоже не просто "какая-то тётя", которая сейчас есть, а потом исчезнет.
а я вспоминала мою поездку в интернат к Диме. С Димой я работала четыре года, сейчас ему пятьдесят, и он живёт в кровати, это его дом. Когда я в 2009 году пришла педагогом в димину комнату, он довольно долго со мной не разговаривал. Постепенно начал, но очень стеснялся. А потом мы подружились, и я часто заходила к нему не "позаниматься", а просто так, поговорить. Мне даже иногда удавалось уговорить Диму пойти со мной гулять. Покидать свою кровать он не любил, потому что боялся за свои вещи: кружку, которую он называл "бокал", магнитофон и коробку с дисками. Чтобы вывезти Диму на улицу, нужно было переложить его на железную телегу для белья. Эти тяжелые неповоротливые телеги, выкрашенные синей краской, стояли в бывшем спортзале, и брать их разрешалось не всегда. Чтобы переложить Диму с кровати на телегу, мне требовалась помощь сильного человека. Потом я с трудом и страшным грохотом закатывала Диму в лифт и выкатывала по бетонному пандусу на улицу. Каждый раз я боялась, что не удержу телегу и она кого-нибудь задавит или врежется в дерево. На прогулке Дима больше всего любил разглядывать машины сотрудников интерната - особенно его интересовали колёса.
В августе мы отмечали димин день рождения. Примерно за месяц составлялось меню (каждый раз одно и то же, но без составления нельзя было - ритуал): пельмени со сметаной, квас, "салат с картошкой" (ольвье) и бутерброды с сыром. Мне диктовался список гостей (он тоже не менялся). "И давайте ещё пусть Оля придёт... эта... с гитарой".
Я все это вспоминала, когда ехала в электричке. Мы с Димой не виделись два года, и он, наверное, обиделся на меня за то, что я так долго не приезжала. И правильно сделал. Я себя постоянно грызла: надо, наконец, поехать к Диме, собраться и поехать, высвободить день. Поскорее, а то мало ли что. Пусть он знает, что я о нём не забыла. Я купила ему в подарок большую коробку с чаем, потому что у Димы два главных занятия в жизни: пить чай и слушать диски. У него есть собственный электрический чайник - в интернате это большая привилегия. У кого чайник - у того власть над соседями по комнате: налить - или отказать. Чайник - это независимость. Не нужно ждать, когда санитарка принесёт чай - можешь приготовить его сам. Чайник сразу делает своего хозяина центром всеобщего внимания.
И вот я приехала, наконец, к Диме.
- Привет, Дима! Я так рада тебя видеть! Смотри, я тебе привезла чай!
а Дима посмотрел на меня равнодушно и сказал:
- Лучше бы диски. Мне N. обещала купить диск. Не знаете, когда она придёт? Скажите ей, чтобы купила мне диск.
Когда на семинарах говорят про "потребительство" людей в интернатах - мол, им предметы важней людей, я говорю: а конечно важней. Только потребительство тут не при чём. Люди исчезают, бросают, причиняют боль. Вещами ты распоряжаешься сам, они предсказуемы. Кроме того, у человека живущего в ПНИ, много общего с вещью. Его ни о чём не спрашивают. Его перемещают без разрешения. И даже на занятия его "берут" (или "не берут"). Его можно оставить на год, на два, а потом вернуться и найти на том же месте (или не найти. Но и это от него не зависит). Он должен быть "удобным". Правда, одно отличие есть - от вещи мы не ждём,что она будет нам рада и благодарна.
Дима меня не забыл, он даже помнил моё имя. Но я больше не была рядом с ним, для него я уплыла назад, стала ещё одним человеком, пришедшим неизвестно откуда и ушедшим неизвестно куда. Это не значит, что всё было бессмысленно. Я была нужна Диме в настоящем, то есть те четыре года, когда мы регулярно встречались. Быть рядом с человеком, который родился, вырос и живёт в системе ДДИ и ПНИ можно только физически, сейчас. Не знаю, сколько должно пройти такого настоящего времени, чтобы оно начало откладываться в прошлое и будущее, и все эти встречи, прогулки, каштаны не падали в пустоту. Наверное, очень много.
https://www.facebook.com/permalink.php? ... 4605181667
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.


Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 9928
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1448 раз
Поблагодарили: 1193 раза
Благотворительный фонд "Измени одну жизнь"
19 ч ·
"Мой проект занимается помощью выпускникам интернатов и детских домов. Чаще всего сиротам требуется помощь в получении жилья, работы, еды. Многие после интерната вообще не хотят жить, живут на вокзалах, не работают. Когда нахожу такого человека, стараюсь мотивировать его, поддержать, дать надежду на то, что в его жизни все может быть иначе.
Концерты, чаепития, подарки, которые многие волонтеры так любят — это круто. Но ребятам это не нужно. Когда я бываю в детских домах, они спрашивают: "Вот выйду я из интерната, как мне жить?" Каждому ребенку из детского дома нужен друг, который поможет ему подняться. Пусть он будет не на всю жизнь, а на какой-то период, пока подросток не встанет на ноги. Моя жизнь изменилась именно потому, что мне встретился такой человек". Что смог сделать один бывший выпускник детского дома, чтобы по-настоящему помочь другим сиротам - в материале корреспондента фонда "Измени одну жизнь".
https://www.facebook.com/changeonelife. ... 1320289983

«Сегодня двойка, завтра будет пятерка»
Изображение
Сообщения от сирот с просьбой помочь получить квартиру, найти работу приходят к нему со всей страны. Он берет билет и вылетает туда, где ждут его участия. Максим Данилов, основатель проекта «Моя жизнь после детского дома», бывший выпускник интерната трансформирует свой сложный опыт в стратегию помощи другим. Об этом он рассказал корреспонденту фонда «Измени одну жизнь».
http://changeonelife.ru/2017/04/27/sego ... -pyaterka/
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.


Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 9928
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1448 раз
Поблагодарили: 1193 раза
Marigel писал(а) 20 дек 2015, 10:54:
Marigel писал(а) 25 дек 2014, 02:24:
Слезливый фейк: почему вредны репосты «отказникам в больнице Красного креста нужны игрушки»
«СДЕЛАЙТЕ ПЕРЕПОСТ»? ПОДУМАЙТЕ И НЕ ДЕЛАЙТЕ
...
ПРОВЕРЯЙТЕ ХОТЯ БЫ ЧЕРЕЗ ИНТЕРНЕТ
...
ВОЛОНТЕРАМ МОГУТ ЗАПРЕТИТЬ ДОСТУП В БОЛЬНИЦУ
...
КАК ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ПОМОЧЬ
Подробности: http://www.miloserdie.ru/articles/slezl ... shki/print


Не помню, размещала ли продолжение этой статьи, но снова встретила в фейсбук свежий репост фотографии мальчика Вовы.

Этот текст нужно обязательно прочитать всем добрым людям, если они хотят чтобы их перепосты не принесли вреда. В случае с мальчиком Вовой, о котором мы хотим рассказать, именно так и вышло.
«Хочу вас познакомить с одним чудесным мальчиком – его зовут Вова, ему 3 года. У Вовы нет родителей, и поэтому он лежит в соседней с нами палате. Это послушный, самостоятельный, нежный и ласковый малыш. Ему нужна МАМА и забота тоже! Давайте попробуем сделать максимальный репост – вдруг мама Вовы среди нас? Вы часто делаете репосты про розыгрыши суши, про салоны красоты, думаю, вам не сложно будет сделать и этот».

Эта информация, снабженная фотографией трогательного пухленького малыша, его фамилией и телефоном дома ребенка, до сих пор распространяется по сети со страшной скоростью. Не копируйте ее! Пользы от доброты без ума – нет. Почему? Выяснял наш корреспондент.
https://www.miloserdie.ru/article/hoche ... uchi-mozg/

Добавлено спустя 2 минуты 59 секунд:
В одноклассниках таких вирусных перепостов с фотографиями детей полно. Когда нет контактов органов опеки и официальной анкеты, это всегда сомнительно.



Добавлю на ту же тему

Анна Баскакова
7 ноября 2016 г. ·
ДАТЬ ИМ ДЕНЕГ ИЛИ НЕТ? НУЖЕН ПЕРЕПОСТ.
Стоит нам включить телевизор или радио, выйти на улицу, зайти в сеть – на нас немедленно обрушиваются просьбы. Болен ребенок. Помогите старушке. Помогите музыканту. Сгорел дом. Дайте на храм. Помогите собачке. Как сориентироваться среди бесконечных просьб о помощи?
Итак, стоит сказать:
ДА – если просит благотворительный фонд или общественное движение с хорошей репутацией и если просьба размещена непосредственно на сайте организации. Например, я всегда верю объявлениям «Подари жизнь», «Созидание», «Старость в радость», «Предание», «Галчонок», «Живой», «БЭЛА», «Кораблик», «Вера», «Кислород», служба «Милосердие», «Экстремум», «Подсолнух», «Фонд Хабенского», «Детские сердца», «Правмир»,«Адвита», «Адреса милосердия», «Даниловцы», «Волонтеры в помощь детям-сиротам», «Больничные клоуны», «Справедливая помощь» - потому что с ними я работала лично или знаю их сотрудников или волонтеров – честных и влюбленных в свое дело людей. Там специалисты. Там всегда очень тщательно рассматривают каждую историю, там рекомендуют надежные клиники, там покупают проверенное медицинское оборудование и отчитываются за каждую потраченную копейку.
Это НЕ ЗНАЧИТ, что не нужно помогать тем фондам, которых нет в моем списке. Естественно, я знаю далеко не всех, а многих просто не упомянула! Но если вы ничего не знаете о просителе, не поленитесь погуглить ( в том числе отдельно - объявление о помощи и фотографию из объявления) и посмотреть, не старая ли это история, не замечен ли фонд с таким названием в мошенничестве. (Учтите, что на одного больного могут собирать и несколько фондов сразу, такое редко – но бывает. Но если что-то вызвало у вас сомнение – лучше позвонить в фонд и проверить информацию).
ДА – если просит помочь человек с большим общественным весом, который и прежде успешно занимался благотворительностью. Например, мне очень нравится Татьяна Краснова и ее проект «Конвертик для Бога». Лида Мониава успешно собирает через свой блог средства для хосписа и подарки для тяжелобольных детей. Они проверяют информацию так же тщательно, как и специальные комиссии при фондах. Наверняка есть и другие подобные люди. Если средства на неизвестного мне больного просит никому не известный Вася Пупкин – я бы десять раз подумала или по крайней мере подвергла бы информацию тщательной проверке.
НЕТ – если в личном блоге или на малоизвестном ресурсе опубликовано трогательное фото ребенка и подпись: «Это девочка Оля, ей всего два месяца, на прошлой неделе диагностирован рак, врачи в России отказались, нужно пять миллионов на лечение в Америке, давайте сообща ее спасем, перечисляйте средства сюда-то, нужен перепост» - не верьте. Нет фамилии. Нет названия города, где живет ребенок. Непонятно, в какой клинике ребенка будут лечить. Диагноза «рак» для врачей не существует, есть целая группа онкозаболеваний, у каждого – свое название. Врачи в России не могут «отказаться». В совсем безнадежных случаях могут назначить паллиативное (то есть поддерживающее) лечение, цель которого – улучшение качества жизни. Бывает, что заболевание требует какого-то специального лечения, которого нет в России, и добиться зарубежного лечения действительно нелегко, и можно упустить драгоценное время. Но если у девочки только что диагностировали онкозаболевание, значит, ее еще не пробовали лечить. Значит, скорее всего, средства собирают мошенники.
РЕШАЙТЕ САМИ - если на лечение собирают родственники или друзья, или если деньги собирает сам больной, минуя благотворительный фонд. Это всегда сложный вопрос, который требует целого расследования. Почему фонды не взялись за этот случай или почему туда не обращались? Поможет ли лечение? Не сам ли себе больной его «назначил», начитавшись рекламных статей в сети? Не мошенники ли перед вами? Хороша ли клиника, куда решено обратиться, или кто-то хочет заработать деньги на заведомо безнадежном случае? Не положено ли больному бесплатное лечение, о котором сборщики не знают? Я в этом случае рекомендую помогать лишь тогда, когда вы лично знакомы с тем, кому нужна помощь, или склонны безраздельно верить человеку, который помогает, либо готовы сами искать ответы на перечисленные выше вопросы, тщательно анализируя источники.
НЕТ – если на улице, у метро, в электричке, в парке, на светофоре к вам пристают люди с прозрачным ящиком, крича – «Помогите благотворительному фонду». Обычно на них надеты яркие распашонки с названиями «фондов», они любят показывать уставные документы «фонда» и всегда просят наличные деньги. Эти люди получают примерно четверть от сборов, остальное идет их хозяевам, которые действительно, пользуясь дырой в законе, регистрируют фонды-однодневки и собирают деньги. Зачастую такими сборами подрабатывают студенты, но сейчас среди сборщиков появились и вполне взрослые люди. БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЕ ФОНДЫ НЕ СОБИРАЮТ НАЛИЧНЫЕ ДЕНЬГИ ТАКИМ СПОСОБОМ.
ДА – если прозрачный ящик вы видите на тематическом мероприятии – на бизнес-форуме, на благотворительном базаре, на детском празднике, организованном благотворительным фондом. Ни в коем случае – не у метро, не в электричке, не у человека, бегающего среди машин на светофоре. Ящик должен быть опечатан, рядом, как правило, стоят волонтеры фонда или сотрудники, готовые ответить на любые ваши вопросы. Если их нет рядом – на ящике должны быть четко указаны координаты фонда, его название и способы связи.
НЕТ – если вас на улице ловят молодые люди и предлагают купить ручку, линейку, наклейку, воздушный шарик в помощь благотворительному фонду или приюту для животных . Это мошенники. БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЕ ФОНДЫ НЕ СОБИРАЮТ ДЕНЬГИ ТАКИМ СПОСОБОМ. Если хотите купить что-нибудь приятное и заодно сделать доброе дело, посетите специализированную благотворительную ярмарку. Например, в Москве есть замечательное мероприятие «Душевный базар», где продаются сувениры на любой вкус и цвет – от совсем дешевых до дорогих. Там много действительно красивых и полезных вещей, а прибыль пойдет непосредственно фондам.
НЕТ – если перед вами: попрошайка в электричке, на вокзале, в метро (с трогательным котиком, собачкой, с ребеночком, с картонной табличкой – «собираю дочечке на операцию», без ноги, в камуфляже, старушка - божий одуванчик с одноразовым стаканчиком в руках). Попрошайничеством занимается нищенская мафия, просящие на самом деле не нуждаются и рассматривают сбор милостыни как работу. Инвалидов специально свозят из других городов, одевают в камуфляж и выдают за жертв войны. Зачастую эти люди работают за наркотики. Детям дают различные препараты, чтобы они не плакали и не мешали собирать милостыню. Не поддерживайте эти преступления.
РЕШАЙТЕ САМИ, если вы оставили свои координаты под какой-нибудь петицией в интернете, после чего вам позвонили и предложили пожертвовать средства на решение именно этой проблемы. Вполне вероятно, что вам звонят единомышленники. Но в любом случае не торопитесь жертвовать средства - как минимум проверьте реквизиты на официальном сайте организации, которая к вам обратилась.
НЕТ – если деньги просят бездомные – «бомжи». Деньги почти наверняка будут пропиты. Если вы хотите помочь бездомному – дайте ему координаты благотворительной организации, которая помогает бездомным. В Москве это служба «Милосердие», машина которой постоянно дежурит на Казанском и на Курском вокзалах.
НЕТ – если у вас просят денег на билет до родного дома. Здесь слишком сложно отличить реального человека, готового пополнить армию бомжей, от жулика, который профессионально давит на жалость. «Пострадавшие» месяцами стоят с одной и той же картонкой на одном и том же месте. Если вы считаете, что перед вами реальный пострадавший – дайте ему координаты службы, которая может ему помочь, купит билеты. В Москве этим занимается служба «Возвращение», которая находится по адресу: Николоямская, 57.
РЕШАЙТЕ САМИ – если денег просят музыканты. Вреда они не приносят (разве что многие терзают наши уши без нашего согласия). Среди уличных музыкантов могут быть как подрабатывающие на досуге студенты консерватории, так и опустившиеся люди, собирающие средства на выпивку. Ну если понравилось – почему бы нет?
НЕТ, если денег просят гадалки (а позолоти ручку, вижу на тебе сглаз, ребеночку кушать нечего и так далее). Денег не давайте и будьте очень осторожны – вас могут ограбить (незаметно вынуть деньги, напустить на вас толпу малолеток, которые обшарят карманы и др). Никакого гипноза не будет, но и ничего хорошего тоже не ждите. Не ставьте на себе эксперименты.
НЕТ, если на улице или в электричке просят «на восстановление храма» или «на нужды монастыря» люди, одетые в подрясники и скуфейки, - РПЦ запретила подобные сборы еще в 2000 году. Переодеться и взять в руки кружку для пожертвований, увы, может кто угодно. Средства на нужды прихода или монастыря собирают через благотворительные фонды, через интернет, с помощью спонсоров или прямо в храме. Дальние монастыри и приходы иногда договариваются со священниками в крупных городах и просто ставят свою кружку в часто посещаемых храмах. Вы всегда можете пожертвовать средства, зайдя в храм, либо можете электронным переводом направить их в приход или в монастырь, которому вы желаете помочь.
НЕТ, если просит девушка с лошадью, стоящая у метро – «Покатайтесь или дайте мелочь, деньги пойдут лошадке на прокорм». Деньги пойдут на пиво для работников конюшни, «лошадка» скорее всего в ужасающем состоянии и скоро пойдет на мясо, под седлом непролеченные язвы.
НЕТ, если просят денег на подарки для детей в детский дом. Подарки для детских домов – вещь крайне вредная, дети привыкают к паразитическому образу жизни («я немножко попрыгаю в костюме зайчика, и мне подарят мобильник и кучу сладостей»), они не могут после выхода из детдома адаптироваться в обществе. Лучше перечислите средства в надежный благотворительный фонд, который помогает детдому, организует обучение детей различным полезным вещам, находит приемных родителей. Например, - зайдите на сайт фонда "Волонтеры в помощь детям-сиротам". Если деньги на детдом просят на улице – это почти наверняка жулики.
НЕТ – если старушка или ребенок подходят к вашему автомобилю, стоящему на светофоре, и трогательно просят купить букетик весенних цветочков. Эти люди – всего лишь звенья преступной организации, которая уничтожает целые поляны редких первоцветов, занесенных в Красную книгу. Уничтоженные поляны первоцветов потом не восстанавливаются. Не поддерживайте этот преступный бизнес.
БУДЬТЕ ОСТОРОЖНЫ, если просят помочь не деньгами, а обычным перепостом – «Вот-вот усыпят двадцать умных обученных овчарок…» «в подъезде на улице Заречная найден ребенок, вот его фото» , «надо найти маму вот этому малышу…» , и все это без указания города, даты, только с телефоном, который никогда не отвечает. Это фейки. Обученных овчарок, - в некоторых вариантах далматинчиков или лабрадорчиков, - «хотят усыпить» уже примерно пятнадцать лет подряд, ребенок, найденный в подъезде на Заречной улице, был успешно возвращен домой через два часа после пропажи, и было это примерно три года назад, а у «несчастной сиротки» есть родители. Бездумно нажимая на кнопку «перепост», не проверяя информацию и даже не погуглив ее (а номер телефона тоже желательно погуглить) вы отвлечете других людей от реальной помощи тем, кто в ней действительно нуждается. Помните, что ваше и чужое время –ресурс не менее важный, чем деньги.
КАК ЛУЧШЕ ВСЕГО ПОМОЧЬ?
Надежнее всего сразу зайти на сайт проверенного фонда и перечислить деньги на нужды фонда («на уставную деятельность») без привязки к конкретной истории конкретного человека. Может быть, это выглядит не так интересно, как адресная помощь, но это лучший способ помочь. Помимо оказания помощи больным и страждущим, у любого фонда всегда много различных трат (зарплаты сотрудников, которым надо на что-то жить и содержать семьи, канцелярия, бензин, мелкие сувениры для людей, оказавших фонду услуги, и т.д). На все это собирать средства бывает очень тяжело, потому что люди любят конкретные истории, особенно связанные с помощью маленьким детям, и очень не любят вот такие скучные вещи. А именно эти скучные вещи необходимы, чтобы оказывать помощь тем, кому она действительно нужна.
Очень хороший и надежный вид помощи - регулярные пожертвования, когда с вашей банковской карты раз в месяц списывается небольшая сумма в пользу какого-либо благотворительного фонда или организации. Это позволяет фондам и организациям планировать работу. Такие пожертвования можно осуществлять с помощью различных приложений или приобретая специальные банковские карты.
(Я сознательно не включаю в этот текст подробную информацию о поисковиках, которые ищут пропавших людей в лесу, о добровольных пожарных и защитниках природных территорий, - среди них тоже очень много достойных организаций и хороших людей. Но это тема для отдельной статьи. Я также очень надеюсь, что статью, подобную моей, напишут и зоозащитники, ибо в этой теме ориентируюсь плохо).
Спасибо за то, что дочитали и за желание помочь другим! Пожалуйста, поделитесь этим постом, а если я что-то пропустила или написала неправильно – расскажите мне об этом.

https://www.facebook.com/photo.php?fbid ... 696&type=3
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.


Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 9928
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1448 раз
Поблагодарили: 1193 раза
Marigel писал(а) 14 апр 2017, 17:42:
Catherina Gordeeva
1 ч ·
Пришло, наверное, время рассказать, хотя я страшно волнуюсь. Год назад мы придумали, потом долго не решались начать, потом, начав, снимали медленно и аккуратно, чтобы все разглядеть, чтобы не запутаться. В общем, вышел (пока) маленький сериал о том, что бывает, когда одна жизнь соединяется с другой.
...
В общем, пусть любовь уже победит все остальное.

"Плюс один" - первый из трех фильмов Катерины Гордеевой об усыновлении
https://ok.ru/video/280787028588

https://www.youtube.com/watch?v=uIkRaYZaMsA

https://www.facebook.com/catherina.gord ... 8413706702




Арина Бородина
26 апреля в 5:51 · Moscow, Москва ·
Я, конечно, хочу обязательно оставить этот фильм на своей стене. Это третья часть документального фильма Catherina Gordeeva о приемных семьях, о детях, которых жестоко ударила судьба, о тех, кому все-таки улыбнулось счастье, о людях, которые меняют нашу жизнь.
Эта третья часть называется "Несколько дней в октябре". Мы снимали ее осенью. Вообще сниматься в этом фильме меня уговорила Гордеева. Я вообще не понимала, как и зачем. Но она с самого начала мне жестко сказала, что она видит это вот так, так, и так. И было много всего разного за это время, и здесь всего 33 минуты, и это всего лишь маленький фрагмент того, что есть в том числе и в моей жизни, ежедневно уже больше трех лет. Все так и не так, но всего ведь никогда и не расскажешь...
Но здесь главное - это рождение новой семьи, новое маленькое счастье дорогого для меня мальчика Никиты, о котором многие из вас читали на моей странице. До 15 лет он жил в детском доме, у него не было семьи. И так вышло, что именно во время съемок все и случилось, тот случай, когда "здесь и сейчас". У Никиты уже несколько месяцев есть своя семья, есть приемная мама Елена Калинина (Elena Kalinina) Ей ОЧЕНЬ сложно, но она невероятной силы женщина, которую мне хочется поддержать всей душой и слов нет, как я ей благодарна...
А еще я очень благодарна оператору Михаил Оркин (Mikhail Orkin), который снимал нас тогда. Я храню в своем айфоне фотографии, как дети, к которым мы приехали в детский дом, висли на нем, как замечательно Миша с ними общался. Как мгновенно находил с ними общий язык. Я благодарю за поддержку Александр Уржанов (Alexander Urzhanov), дорогую мою Юлия Юдина (Yulia Yudina) и всех прекрасных сотрудников Фонда Благотворительный фонд "Измени одну жизнь". Я благодарю еще раз Антон Носик (Anton Nossik)за то, что он первый придумал идею этого фильма, поверил в нее, а я нет, хотя Антон утверждает, что я тоже поверила.
У меня не было ответа на многие вопросы, и внутри у меня сегодня бушуют разные эмоции. Но, когда я прочла у Катьки в ветке, где она повесила ссылку на этот фильм, комментарий Любы Аркус о том, что она, посмотрев эту часть, знает, как можно помогать, и не беря в семью приемного ребенка, мне как-то это очень помогло.
На самом деле у этого фильма есть одна важная для меня вещь - вот, когда я прошу деньги у вас, я все время переживаю, страшно рефликсирую и все такое. Нет, мне никогда нестыдно, это совсем другие эмоции, но они меня, порой, изъедают. Потому что в голове счетчик, в айфоне бухгалтерия приходов и расходов, и ты считаешь, просишь, опять считаешь, ищешь время, как все купить и КОГДА... Но вот тут вы сможете увидеть, что в общем очень многое не зря. Я вижу ту небольшую часть всего того, что сделано моими руками и ногами, с вашей помощью. Иначе бы не вышло.
И еще. В этом фильме в конце есть эпизод про трех чудо-братьев-малышей. Я писала о них уже несколько раз. Это три родных брата - Матвей (Мотя), Гена и Славик. У них очень хорошая помощница воспитателя Светлана, которая их любит, мы с ней на связи и она часто что-то просит для ребят необходимое. Это прекрасные три мальчика, разлучать их нельзя, трех братьев можно взять в приемную семью только всех троих. Их уже было забрали из детского дома, но не сложилось. Может им повезет снова. Я очень этого хочу. Я хочу будущего для Дани. Здесь этого нет, но там сложно. Но Данька его заслужил. И я в это тоже верю.
Гена, Слава и Матвей - абсолютно здоровые, веселые и очень хорошие дети... Впрочем, плохих детей не бывает.
Посмотрите фильм, пожалуйста. Это важно для нас всех. Для всех, кто к нему причастен. Большое всем вам человеческое спасибо за эту помощь.
И, конечно, Кате! Горжусь, люблю, уважаю тебя безмерно непостижимый мой дорогой друг. Если бы ни ты, не было бы ничего. Меня так в этом фильме точно

https://www.facebook.com/mityag/posts/1523445841030971

https://ok.ru/video/288032229996

Несколько дней в октябре. Третий фильм Катерины Гордеевой из сериала "Измени одну жизнь"

https://www.youtube.com/watch?v=FOKg2prr0Ho
Опубликовано: 25 апр. 2017 г.
Сколько времени пройдет, прежде чем этот воскресный семейный чай с пирогом, мультики младшей сестренки, поделки Никиты, слово "мама" станут чем-то обыденным, само собой разумеющимся, не знает никто. И кому их них сейчас страшнее от того, что вдруг ничего не получится, тоже неизвестно.
Никита был одним из тысяч детей, чью видеоанкету делал наш фонд "Измени одну жизнь". Так получилось, что именно во время съемок фильма его жизнь, действительно, полностью изменилась. Увидеть своими глазами, как это произошло, можно в третьем фильме Катерины Гордеевой из документального цикла "Несколько дней в октябре".
Есть ли шанс на семью у подростков в детдомах? Почему люди берут детей и бывает ли неправильная мотивация? Чего боятся волонтеры, впервые приходящие в детский дом, и насколько реальны их опасения? Как проходит адаптация? Почему детским домам, несмотря на все госфинасирование, действительно, нужна помощь - и в чем она заключается? Как помогать так, чтобы не навредить? Эти и многие другие вопросы поднимаются в нашей последней серии фильмов "Измени одну жизнь" о семейном устройстве детей-сирот.

Мы надеемся, что благодаря таким фильмам дети-сироты перестанут быть «невидимыми» для окружающих, а работа организаций, содействующих семейному устройству, получит поддержку и понимание общества.

Поддержите, пожалуйста, проект "Передышка" помогающий приемным родителям https://dobro.mail.ru/projects/peredy...
Многодетным семьям или родителям с особыми детьми предоставляется помощь няни на несколько часов в неделю. Это помогает родителям найти время "на себя" или сделать те важные дела, которые сложно сделать с детьми.

Другие фильмы сериала можно увидеть здесь http://changeonelife.ru/changeonelife...
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.


Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 9928
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1448 раз
Поблагодарили: 1193 раза
От Алексея Голованя, бывшего уполномоченного по правам ребенка, о защите прав детей в Москве.


День мнимой защиты детей
1 Июнь 2017
Сегодня — День защиты детей. Пять лет назад в этот день указом президента В.Путина была утверждена Национальная стратегия действий в интересах детей на 2012-2017 годы.

А десять лет назад, в 2007-ом, в Москве полным ходом шла реализация объявленного Мэром Москвы Ю.Лужковым Года ребенка. В тот год правительство города объявило, что Москва, первым из российских городов, присоединяется к глобальной инициативе Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) «Города, доброжелательные к детям» и берет на себя вытекающие из этого обязательства — последовательно из года в год повышать защищенность и уровень благосостояния подрастающего поколения.

На днях президент подписал указ об объявлении в России «Десятилетия детства». Громко, но не конкретно и безо всякого смысла. Очень похоже на очередную имитацию и подмену. Желание уйти от решения актуальных проблем в сфере детства. Ведомства представят план удобных и понятных им мероприятий, которые они и так должны исполнять в рамках своих полномочий, а впоследствии благополучно о них отчитаются.
Десять лет слишком большой срок. Это больше половины жизни ребенка. Те, кому сейчас десять лет, вырастут, а «Десятилетие детства» еще не закончится. Забудется, с чего начинали.

Думаю — сначала стоило обсудить, что не сделано из предусмотренного Национальной стратегией действий и, главное, — почему не сделано. И предложить Национальную стратегию на новый более короткий срок, как это диктует динамика жизни, новые вызовы и угрозы детству. Кроме того, Россия как страна — участник Конвенции о правах ребенка, обязана иметь Национальную стратегию действий в интересах детей, которую периодически следует актуализировать на новый срок.

В защите нуждаются все дети, но есть категории, которые требуют особого внимания.

Одним из приоритетов государства в последние годы является помощь детям-сиротам. Проталкивая «Закон Димы Яковлева» депутаты и другие государственные деятели убеждали общественность, что наша страна способна сама позаботиться о детях-сиротах — обогреть, выучить, вывести в жизнь.

В последние годы значительно сократилось как число самих детей-сирот, так и тех из них, кто находится в учреждениях. Сейчас в детдомах находится 55,6 тыс. детей, на семейных формах воспитания – более 370 тыс. сирот.

Вместе с тем, по официальным данным в целом по стране не обеспечены жильем более 150 тысяч детей-сирот. В 2016 году в подразделениях Федеральной службы судебных приставов находилось около 30 тысяч исполнительных производств об обязании государственных органов и муниципалитетов предоставить жилье детям-сиротам. Срок ожидания жилья во многих регионах превышает 5-7 лет. В ряде регионов жилье сиротам предоставляется исключительно по решению суда.

Только в 2016 году президент В.Путин дважды давал поручения по вопросам обеспечения жильем сирот.

Официальный представитель Генеральной прокуратуры РФ в феврале 2016 года назвал ситуацию с предоставлением жилья детям-сиротам катастрофической, уточнив, что органами прокуратуры за последние два года выявлено 80 тысяч нарушений прав сирот в этой сфере: либо они не получили жилье, либо получили в ненадлежащем качестве.

Почти еженедельно поступает информация о махинациях чиновников с жильем сирот, о предоставлении новых, но не пригодных для проживания квартир.

Никто не задумывался — где и как живут выпускники детдомов, пока годами ожидают предоставления льготного жилья?

Речь идет о важнейшей социальной категории, об одной из базовых государственных гарантий, направленных на успешную социализацию сирот.

Трудно представить, но это факт — тысячи российских сирот вынуждены судиться с государством (которое для них вместо отца и матери) за то, чтобы добиться гарантированного им этим же государством жилья.

Чиновники на местах в целях экономии бюджетных средств придумывают уловки, чтобы отказать сиротам в предоставлении положенного им жилья. Как правило, это именно те чиновники, которые в силу возложенных на них обязанностей должны делать все, чтобы от имени государства защищать права и интересы сирот. Но они поступают иначе — нарушая закон, защищают бюджет от сирот. Фактически отнимают у сирот то, что законом им гарантировало государство. При этом, чиновники не несут за это абсолютно никакой ответственности, даже если решениями судов установлено, что их отказы в предоставлении жилья сиротам являются незаконными.

Московские власти, которые когда-то по праву гордились тем, что вовремя предоставляют жильем всем сиротам, которые по закону имеют на это право, в последние годы грубо и массово нарушают жилищные права детей-сирот. Только за первые 4 месяца этого года в суды предъявлено более 60 исков об оспаривании решений, касающихся отказов в предоставлении жилья сиротам. Половина исков предъявлена прокурорами, половина — самими сиротами.

Еще несколько лет назад подобная ситуация в Москве была просто немыслима.

Очевидно, что образование для любого молодого человека, а для сирот тем более — важнейший социальный лифт. Федеральный закон «Об образовании в РФ», принятый в декабре 2012 года в один день с законом «Димы Яковлева», лишил сирот льготы при поступлении в ВУЗы. Той льготы, которая была установлена еще в 1987 году постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР. Неимоверными усилиями эту льготу удалось вернуть, но она действует временно — до 2018 года. Нет никакой гарантии, что уже в следующем году сироты будут иметь преференции при поступлении в ВУЗ. Для подавляющего большинства из этих ребят высшее образование станет фактически недоступным.

Но и это не все. Не многие выпускники детдомов и подопечные поступают в ВУЗы, большая часть из них идет учиться в средние профессиональные учебные учреждения. Но с 1 сентября 2013 года никаких льгот при поступлении в колледжи у сирот нет. В ситуации постоянного сокращения бюджетных мест на наиболее востребованные специальности в организациях профессионального образования, сейчас зачисление на эти места происходит по итогам конкурса аттестатов. Как следствие — для многих сирот и детей-инвалидов обучение в колледжах по перспективным направлениям стало недоступно. Они вынуждены либо идти на непрестижные специальности, по которым затем вряд ли станут работать, или поступают на платные места по востребованным профессиям, если их обучение кто-то может оплатить, например, попечитель.

Еще одно веяние последних полутора-двух лет — хищническое стремление управляющих компаний взыскать с выпускников детских домов долги по оплате жилищно-коммунальных услуг за жилье, где они ранее проживали. Эти долги начисляются незаконно или возникают по вине нерадивых родственников сирот, хронически не оплачивающих коммуналку.

По выходу из детского дома выпускники получают выходное пособие, кроме того, на их счетах могут быть средства, полученные в качестве алиментов, пенсий по потере кормильца или по инвалидности. Как раз на эти деньги алчно претендуют управляющие компании, предъявляя иски в суд о взыскании задолженности по ЖКУ, как только сирота достигнет возраста 18-ти лет.

Так, несколько дней назад в одном из подмосковных судов удалось добиться отказа в иске управляющей компании по взысканию нескольких десятков тысяч задолженности за ЖКУ с пяти сирот (братьев-сестер), отец которых убил на глазах детей мать и сейчас находится в местах лишения свободы. Помогло вмешательство юристов нашей организации. Выяснилось, что начисления ЖКУ были незаконны, а управляющая компания вообще не имела никакого права подавать этот иск.

Базовыми принципами Конвенции о правах ребенка являются — наилучшее обеспечение интересов ребенка во всех действиях, кем бы они ни предпринимались (включая государственные и муниципальные органы, суды, частные организации), недопустимость дискриминации детей по любому признаку, а в отношении сирот — предоставление для них государством особой защиты и помощи.

Между тем в последние два года московские власти последовательно проводят политику разделения сирот на «своих» и «чужих». Под «своими» понимают тех, кто зарегистрирован в Москве по месту жительства (постоянно), а под «чужими» — тех, кто зарегистрирован в Москве по месту пребывания (временно).

Десятки опекунов и попечителей из числа жителей города Москвы, взявшие на воспитание сирот из других регионов, столкнулись с тем, что им отказывают в заключении договора о приемной семье, выплате ежемесячного пособия по уходу за подопечным ребенком-инвалидом, в оформлении социальных карт для бесплатного проезда подопечных на общественном транспорте, назначении ежемесячных средств на содержание подопечных, предоставлении путевок для оздоровительного отдыха и реабилитационных мероприятий для подопечных из числа инвалидов.

«Не московские сироты» стали в Москве сиротами «второго сорта», без прав и поддержки государства. Вопреки положениям федерального законодательства, устанавливающего, что регистрация или отсутствие таковой не является основанием ограничения или условием реализации прав граждан, а место жительства подопечного определяется местом жительства его законного представителя (опекуна и попечителя) и связано с тем органом опеки и попечительства, где подопечный состоит на учете, вопреки многочисленным разъяснениям Конституционного и Верховного судов по этому вопросу, сотрудники органов соцзащиты Москвы, маниакально утверждают, что если у сироты нет регистрации в Москве по месту жительства, то он в Москве не живет, а находится временно (вроде как в гости приехал).

Доходит до абсурда. У многих подопечных сирот, которых взяли под опеку в Москву, нет постоянной регистрации вообще ни в каком населенном пункте. Следуя логике департамента соцзащиты Москвы эти дети вообще не живут в Российской Федерации или как маленькие пилигримы изо дня в день скитаются по стране? Но при этом они состоят на учете в органах опеки Москвы, которые систематически проверяет условия их жизни и контролируют деятельность опекунов, наблюдаются в московских поликлиниках, ходят в московские школы.

Сотрудники органов соцзащиты считают, что эти подопечные находятся в Москве временно. При этом у многих из этих сирот временная регистрация оформлена до 2028 года или 2031 года. Ничего себе временно! Мне трудно представить, что будет к этому времени со многими из чиновников, которые проводят незаконную политику дискриминации в отношении «не московских» сирот. Вспомнит ли о них кто-нибудь и какими словами.

Цель всего этого — экономия средств бюджета Москвы.

С точки зрения чиновников: сироты — угроза для бюджета.

Уму непостижимо — на плитку, бордюры, бессмысленные и ненужные инсталляции, канадские клены, которые в большинстве своем так и не зазеленели, у города деньги есть. Даже на реновацию деньжата нашлись. Только на детей, на сирот — денег у столицы нет. Дети для города не являются приоритетом.

После кризиса 1998 года деньги на детей у Москвы были и после кризиса 2008 года тоже были. Куда же они сейчас делись?

Это ситуация не только незаконна, но и недостойна нашего города.

Невозможно понять, почему государство, призвав людей брать сирот из детских домов, вынуждает их тратить время и силы не на воспитание и развитие подопечных, а на хождение по инстанциям и выбивание в судах того, что этим людям и детям, которых они взяли, положено по закону.

Причем делают это те чиновники, которые сами не взяли из детского дома ни одного ребенка, даже на гостевой режим не взяли.

За последнее время услышал десятки немыслимых историй о том через какие унижения, оскорбления, подозрения прошли те, кто взял на себя огромную ответственность, приняв на воспитание в семью сирот.

Поразительно, как легко и быстро город отказался быть доброжелательным к детям, как многие чиновники забыли и предали забвению то, что нарабатывалось годами.

Стал ли наш город комфортнее, доброжелательнее для детей, чувствуют ли они себя здесь защищенными? Для меня ответ очевиден.

Если вы сомневаетесь — посмотрите ролик с задержанием сотрудниками полиции на Арбатской площади десятилетнего мальчика Оскара, читавшего Шекспира. Это произошло в центре столицы, под запись, при огромном числе прохожих. Можно только предполагать, какие несправедливости в отношении детей творятся вдали от посторонних глаз, за закрытыми дверями.

Чарльз Диккенс сказал: «В тех крохотных мирах, в которых живут дети… ничего не ощущается так тонко и не чувствуется так остро, как несправедливость».

01 июня 2017 г.


А.Головань, Исполнительный директор РОО «Благотворительный центр «Соучастие в судьбе»

http://souchastye.ru/den-mnimoj-zashhity-detej/


На этот сайт можно обращаться выпускникам детских домов за юридической помощью.
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.


Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 9928
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1448 раз
Поблагодарили: 1193 раза
На пятом этаже обычной пятиэтажки.
Елена Мачинская.
31.05.2017

Сегодня я напишу про День защиты детей. Но это не будет рассказ о проведении чудо-мероприятий для малышей, о поездках с плясками и бубнами в детские дома и о подарках для своих собственных детей. В большей мере это будет вообще не про детей, а про жизнь одной самой обыкновенной ... бабушки.
На пятом этаже обычной пятиэтажки небольшого подмосковного города живет бабушка Вера. Возраст бабушка Вера кокетливо не озвучивает, подкрашивает волосы, чтобы не видно было седины, и звонко смеется, когда с ней разговариваешь о том, о сем. И только предательские морщины да сморщенные трудовые руки подсказывают, что бабушке сильно за 70. Ее часто видят соседи, она бодро бежит куда-то - то в магазин, то на почту, то в поликлинику - и так же, почти бегом, не зная усталости и лени, всегда приветливая и с улыбкой — обратно, с сумками наперевес, не останавливаясь на пролетах, влетает на свой пятый этаж.
Ну вот, казалось бы, к чему эта история про бабушку в День защиты детей? Много у нас бабушек на свете, бодрых и веселых. Вот моя бабуля и в 95 так летала, но про нее в газете не писали. Все дело в том, что бабушка живет не одна, как на первый взгляд может показаться. У бабушки есть внучка Маша. Внучке 13 лет. Она могла бы быть бабушкиной помощницей и радостью, если бы не одно «но».
Тринадцать лет назад в обычной семье родился поздний долгожданный ребенок. Девочку назвали Машей. Здоровье мамы, страдающей диабетом, сильно покачнулось после родов, а особенно после известия, что ребенок родился, мягко говоря, нездоровым. Мама вскоре умерла. Вот тогда в жизни Маши появилась бабушка Вера, примчавшаяся из другого города на помощь своему овдовевшему сыну. Сын работал, но боль потери, безысходность и одиночество сделали свое дело, в жизни все чаще стал появляться алкоголь, а работы не стало. Некоторое время они втроем, бабушка, отец и ребенок-инвалид, жили на пенсию бабушки. Несколько лет назад умер и отец Маши, и девочка осталась круглой сиротой.
Маше 13, но она не ходит, не сидит, не говорит и не слышит. Все, что она умеет – улыбаться и тянуться к людям, которые к ней подходят. Маша путает день и ночь, спит и гуляет тогда, когда ей хочется. Когда Маша не спит, она любит «читать» книжки. Конечно, с яркими картинками. Никто не знает, понимает ли она то, что видит на этих картинках, или это для нее просто невнятные яркие пятна. Ручки слушаются Машу плохо, поэтому книжки у Маши рвутся очень быстро.
Таких детей, как Маша, часто называют «растения», и в доме для детей-инвалидов они занимают койку в группе «милосердие», где им исправно меняют памперс и дают бутылку с едой. Но Маша не растение. Маша умеет любить. Маша любит ту, кто заменяет ей мать и отца. Бабушка Вера оформила опеку и продолжает заботиться о Маше. Когда бабушка уходит, Маша скучает и капризничает, и бурно радуется, когда бабушка возвращается. Она прижимает ее сморщенную руку к своему лбу и проводит ей по волосам. И хлопает от радости в ладошки, так, как учила ее мама, когда еще была жива. Только бабушка знает, что Маша, как любой подросток, любит чипсы и не любит кашу, любит красивую одежду, радуется, когда приходят гости и дарят ей новые игрушки. Что ждало Машу бы в интернате, не возьми ее под опеку бабушка Вера? Кто стал бы среди ночи играть с ней в игрушки только ей известным и нужным способом и «читать» книги, только потому, что Маша перепутала день с ночью? Кто устраивал бы ей каждый год день рождения и приглашал гостей? Кто кормил бы ее много-много раз в сутки каждый раз, когда Маша начинает просить кушать?

Пятый этаж. Гулять с Машей с каждым годом становится все сложнее. Надо спустить коляску, потом подняться и снести Машу на руках из дома, где нет лифта, а после прогулки поднять обратно. Все это становилось сложнее и сложнее делать бабушке Вере. Она все равно справлялась, звала соседей и прохожих, но выходить на улицу получалось все реже. Даже просто отнести помыть Машу стало непосильной задачей для супер бабушки, не знающей усталости.
Я познакомилась с бабушкой Верой около 4 лет назад. В местной опеке, узнав, что я из фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам», попросили взять Машу и бабушку в проект «Близкие люди». Почти целый год бабушка отказывалась от нашей помощи. Однажды, представившись волонтерами от какой-то организации, ее обворовали и вынесли все деньги и ценности. «Я справляюсь, спасибо, не переживайте, у нас все хорошо, нам ничего не надо». Потихоньку мы подружились и стали сотрудничать. Фонд оплатил Машино обследование и лечение. Волонтер фонда Николай взял семью под свое «крыло»: регулярно выносит Машу гулять, возит на своей машине в больницу и делает мужскую работу по дому. Недавно помог сделать ремонт в квартире. У бабушки Веры появилась помощница по хозяйству Оксана, которая сидит с Машей, когда бабушка бегает по магазинам или стоит в очереди за рецептом.
Мне часто приходится сталкиваться с детьми, которые живут в детских домах или приемных семьях. От многих из них, здоровых, красивых и умных, отказались их родители и родственники. Потому что «не потяну, куда мне». И каждый раз я вспоминаю нашу бабушку Веру, которая всегда говорит: «пока жива Маша, я не имею права болеть или лежать». Они обе, бабушка и Маша, живут полной жизнью, такой полной, насколько это возможно в их ситуации, и радуются жизни только благодаря тому, что жива другая. Других родственников у них нет.

Оглянитесь. Может и в вашем дворе живут такие люди, кто не отказался от ребенка, несмотря на его диагноз, кто дышит и радуется вместе с ним? Может, вы сможете их защитить от усталости и выгорания и чуть-чуть сделать их жизнь проще? Например, возвращаясь из магазина, занести им пачку молока или помочь вынести коляску на улицу. А если среди ваших знакомых точно-точно нет таких семей, вы всегда можете помочь семьям, воспитывающим детей-сирот с особенностями развития, оказав финансовую помощь проекту «Близкие люди» фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам».

https://snob.ru/profile/31260/blog/125154


Добавлено спустя 2 минуты 49 секунд:
Напомню о программах помощи на нашем портале "Владмама"

Добрые дела
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.


Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 9928
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1448 раз
Поблагодарили: 1193 раза
Сегодня на "Дожде" марафон с Catherina Gordeeva о приемном родительстве.
Из анонса: "Особое внимание мы уделим подросткам. Поговорим с психологами, экспертами и приемными родителями про то, как можно помочь детям, оставшимся без родителей, как усыновить ребенка и почему этого не стоит бояться, несмотря ни на какие трудности."


Пока можно посмотреть передачу с Алексей Газарян и Елена Калинина (Elena Kalinina) о серии фильмов "Измени одну жизнь"

Арина Бородина с Catherina Gordeeva и еще 3.
2 июня
Будет время, посмотрите обсуждение фильма Catherina Gordeeva "Измени одну жизнь". Вчера в 22.00 "Дождь" показал первую часть "Несколько дней в октябре". Сам фильм вот тут https://tvrain.ru/…/po_bystromu_s_ann…/ ... ey-436196/
Следом выйдут еще две части Катиного фильма на "Дожде". Они есть уже на сайте. Посмотрите.
https://tvrain.ru/…/po_bystromu_s_anno… ... ye-436202/
Мне кажется, что хороший вышел разговор, спасибо Анна Монгайт (Anna Mongayt) за приглашение и обсуждение.
Эфир в открытом доступе, без подписки.
Катя снимала истории не для того, чтобы выжать слезу, хотя она наверняка будет, а это сложные, порой драматические, но очень честные истории про взрослых и детей. Про тех, кто пережил горе, но нашел просвет...
https://www.facebook.com/mityag/posts/1571440912898130

«Мать не обязана с первого момента любить приемного ребенка»: как построить отношения с приемными детьми
Обсуждение фильма Катерины Гордеевой «Несколько дней в октябре»
https://tvrain.ru/lite/teleshow/nenuzhn ... ye-436202/

Добавлено спустя 1 минуту 46 секунд:
Сами фильмы на ютуб - есть выше на странице Новости об усыновлении и детях-сиротах

Добавлено спустя 3 минуты 17 секунд:
Я тоже дала комментарий для марафона - о поиске усыновленными своих родственников. Еще напишу позже, когда все сюжеты будут на сайте. Наверное, будут в этой рубрике про марафон: https://tvrain.ru/lite/teleshow/nenuzhn ... roditelej/
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.


Вернуться к началу
  Профиль  
 

Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему [ Сообщений: 557 ]  Страница 28 из 28  Пред.1 ... 24, 25, 26, 27, 28

Часовой пояс: UTC + 10 часов


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения