Форум Владмама.ру Просто Есть

Часовой пояс: UTC + 10 часов


Ответить на тему [ Сообщений: 573 ]  Страница 29 из 29  Пред.1 ... 25, 26, 27, 28, 29

Автор Сообщение
СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Пишу мало, думаю много!
С нами с: 10 сен 2006
Сообщения: 299
Откуда: Находка
Благодарил (а): 4 раза
Поблагодарили: 59 раз
Это совсем уж :sh_ok: Может перепутали что-то?


Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 10106
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1467 раз
Поблагодарили: 1226 раз
Алленова Ольга
41 мин ·
Во время своих летних поездок я видела столько несчастья, невежества, нищеты, что теперь окончательную уверена в бессмысленности реформирования сиротских учреждений. Только поддержка кровных семей и развитие фостерных.
Хотя и до этого еще очень далеко. До сих пор стоит в глазах Полина - очень маленькая, с уже сильно деформированным позвоночником и трубкой в горле. Ей 10 лет, а кажется, что 3. У нее есть мама, которая ее навещает. Но маме надо работать, и еще она боится, что не сможет ухаживать за дочерью как надо. И вот Полина живет в детдоме. Пока я стояла возле ее кровати, она схватила мою руку и не хотела отпускать - с ней никто не играет, не занимается, у нее сильный сенсорный голод. Но мне надо уходить, а она расплакалась, я зову санитарок, ни одна не откликается. Их всего две на целый этаж, искала я их минут 10. Когда нашла, мне сказали, что у них нет времени успокаивать ребенка, есть вещи посерьезнее - накормить, например, всех обедом в течение часа. То есть, впихнуть побольше еды в каждого и побыстрее. И это такие условия труда за 11 тыс.в месяц.
При этом ставка санитарки в штатном расписании - 5 тыс. И директора совмещают 2 ставки для одного сотрудника, чтобы "выполнить майские указы президента" и повысить зарплаты. А то, что при таком совмещении количество сотрудников уменьшается вдвое, никого не волнует. На бумажке-то штат большой. Разумеется, страдают от этого и дети, которые лежат сутками в одиночестве, и сотрудники, которые за гроши вынуждены выполнять двойную работу. И на этом фоне наша страна тратит кучу денег на вооружение, войну и поддержку бюджетов иностранных государств.
https://www.facebook.com/allenova.olga/ ... 6677121021


Без права на игрушки
Реформа детских домов не дошла до тех, кому она нужнее всего
18.09.2017
Газета "Коммерсантъ" №172 от 18.09.2017, стр. 4
Авторы: Ольга Алленова


Два года назад в России началась реформа детских домов, которая должна была улучшить жизнь сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Но до сих пор многие сиротские учреждения живут по старинке. Члены Совета по вопросам попечительства в социальной сфере при правительстве РФ по поручению вице-премьера Ольги Голодец провели мониторинг в регионах и выяснили, почему реформа буксует. Вместе с экспертами в трех регионах побывала и спецкор “Ъ” Ольга Алленова.

«Это девочки, а у вас они похожи на заключенных»

Юля подходит ко мне обниматься, едва я вхожу в комнату. Каждый незнакомый человек в ее жизни — это целое событие. Она одета в бесформенный спортивный костюм, на ногах не сандалии, а носки. Юля стрижена под ноль, у нее неумытое лицо, и выглядит она лет на двенадцать. На самом деле Юля значительно старше, но в таких учреждениях возраст стирается. В отделении милосердия детского дома-интерната (ДДИ) «Родник» в поселке Мурыгино Кировской области Юля живет с четырех лет. ДДИ — это интернаты для детей с умственной отсталостью. Только треть живущих в них детей имеет тяжелые и множественные нарушения развития. В ДДИ часто попадают дети с сохранным интеллектом и физической инвалидностью, неспособные себя обслуживать. Много в них и детей, попавших по ошибке, из-за сиротской депривации и плохого поведения. Директор одного из ДДИ в разговоре с нами так и назвал двух своих подопечных «жертвами врачебной ошибки». Шансов выйти из ДДИ на свободу почти нет. Вырастая, эти дети переходят в психоневрологический интернат.

Почему они лысые? — спрашивает директор Центра лечебной педагогики (ЦЛП) Анна Битова сотрудников интерната.— Это девочки, а у вас они похожи на заключенных». Руководитель «Родника» Алексей Рычков обещает это исправить.
Второй год представители ЦЛП и благотворительного фонда «Образ жизни», а также чиновники Минтруда ездят по поручению Совета по вопросам попечительства в социальной сфере при правительстве РФ по регионам, чтобы понять, почему детские дома-интернаты похожи на психиатрические больницы и как их реформировать. И первым делом говорят с сотрудниками ДДИ об уважении к личности ребенка и его базовым потребностям. Потребности эти просты: полноценное питание, сон, тепло, чистота, доступ к игрушкам и развивающей инфраструктуре. Но самая главная базовая потребность — привязанность к взрослому. Если нет такой привязанности, ребенок хуже развивается, чаще болеет, плохо растет, в результате чего нарастает депривация и появляются так называемые вторичные диагнозы. Заданная два года назад постановлением №481 реформа и направлена на то, чтобы у детей, лишенных семьи, сохранялась привязанность к близким взрослым. Для этого в учреждениях создаются малокомплектные группы, запрещается перевод ребенка из группы в группу, а воспитатели работают не сменно, а ежедневно, так, чтобы на группу из восьми детей был хотя бы один постоянный взрослый.

Минобрнауки пересмотрит условия пребывания временно помещенных в детдома детей

Если в системе образования, по данным Минобрнауки за 2016 год, около 80% учреждений считают себя реформированными (детские дома, коррекционные детские дома, школы-интернаты), то дома ребенка, подотчетные Минздраву, реформируются очень плохо, а ДДИ, за которые отвечает Минтруд, и вовсе не реформируются. В стране 140 ДДИ, они переполнены и финансируются по линии соцзащиты гораздо хуже, чем другие сиротские учреждения по линии других ведомств. Например, в доме ребенка в калининградском городе Гусеве на ежегодное содержание одного ребенка тратится 1,365 млн руб., а в калининградском ДДИ «Маленькая страна» — чуть больше 406 тыс. руб. в год.

Еще одна особенность ДДИ — высокий процент детей, у которых есть родители, в среднем от 35% до 50%. Государство считает размещение ребенка в сиротском учреждении по просьбе родителя социальной услугой. «Детские сады и школы не берут детей с множественными нарушениями развития, центров дневного пребывания для таких детей тоже нет, а родитель не может сидеть с ребенком дома, потому что семье не на что будет жить, поэтому он вынужден отдать ребенка в ДДИ»,— объясняет исполнительный директор ЦЛП Александра Фадина. Реформировать же переполненные ДДИ невозможно.

«Мы делаем все возможное, но денег нет»

В отделении милосердия в Мурыгино есть комнаты, где живут дети с множественными нарушениями развития, которые не могут ходить и даже сидеть. Это настоящий склад детских жизней. Тяжелый запах, дети лежат в пеленках (памперсов не хватает). В комнатах, которые персонал называет палатами, пустые белые стены. Ни картин, ни рисунков, ни фотографий. В кроватях нет игрушек. Каждый день эти дети смотрят в безжизненный потолок. Единственное их развлечение — подергать себя за волосы, погрызть свою руку или кусок простыни. Если вы, человек из очередной комиссии, протянете этому ребенку руку, он схватит ваши пальцы, станет жадно их изучать и не захочет вас отпустить. Потому что у этого ребенка глубокий сенсорный голод. Ему не с кем общаться, с ним никто не разговаривает, и лично к нему никто не приходит. Такая картина характерна для большинства ДДИ в стране, говорит Анна Битова.

Почему детдома не спешат превращаться в квартиры

«Как формировать привязанность между детьми и персоналом? Нужно закрепить конкретных взрослых за конкретными детьми. Заходя в группу, подойдите к Пете, поговорите с ним, чтобы он знал, что вы пришли именно к нему. Не переводите детей из группы в группу, не переводите персонал, уходите от сменности»,— эти слова Анна Битова произносит в каждом ДДИ. И в каждом ДДИ ей возражают: «Это невозможно, у нас нет людей. В доме ребенка на группу из шести детей обычно трое взрослых, а здесь на группу из десяти человек один взрослый».

В Новгородской области звучат те же жалобы. В ДДИ имени Ушинского в поселке Шимск тоже переполненные спальни, все девочки лысые, в униформе, во дворе «тяжелых» детей нет — с ними некому гулять. В отделении на группу из 17 детей — две санитарки и один воспитатель, приходящий по определенным дням и часам. «У нас штат 160 человек, но оклад санитарки — 5 тыс. руб.,— объясняет директор ДДИ Александр Рыбка.— Кто пойдет на такую работу? Мы выполняем майские указы президента, совмещаем ставки и повышаем зарплаты до 11–12 тыс. Конечно, персонала не хватает».

Мы постараемся это изменить,— обещает директор ЦЛП,— и правительство в этом заинтересовано. Но уже сейчас вы должны хотя бы пользоваться помощью волонтеров».

В Мурыгино волонтеры уже есть, в Шимск они изредка приезжают, а вот в калининградский ДДИ «Маленькая страна» волонтеров не найти: интернат находится в погранзоне, от Калининграда три часа езды. Зато группы здесь меньше, чем в других интернатах, в спальнях по шесть—девять детей, в вестибюле много прогулочных колясок, видно, что их используют по назначению. Однако места хватает только для того, чтобы есть и спать, играть и проводить занятия уже негде: учреждение тоже переполнено. На 22 ребенка в отделении всего двое взрослых.

Специалисты ЦЛП рекомендуют уменьшить количество детей в группах, пересмотреть госзадание и прекратить прием новых детей в переполненный интернат (в области есть и другие сиротские учреждения, которые могли бы принимать детей с инвалидностью). Директор «Маленькой страны» Светлана Марейчева говорит, что при системе подушевого финансирования прекращение приема детей в ДДИ приведет к сокращению финансирования учреждения из областного бюджета.

Нехватка денег — самый острый вопрос для исполнителей реформы. В ДДИ имени Ушинского практически нет медицинской реабилитации для детей. По словам директора интерната, в Новгородской области остро не хватает неврологов и реабилитологов. На дефицит узкопрофильных специалистов жалуются и в других регионах — востребованные специалисты не хотят ездить в удаленные и труднодоступные интернаты. «Тяжелых» детей в этих ДДИ много, и без реабилитации их нарушения нарастают.

Общественная палата изучила проблемы российских сирот

За все это несут ответственность региональные власти, экономящие социальные бюджеты, считают в ЦЛП. Регионы же отвечают, что на социальную сферу не хватает денег. Я присутствую на встрече участников общественного мониторинга, представителей Минтруда РФ и новгородских чиновников в областной администрации. Анна Битова поднимает наболевшие проблемы: отсутствие образовательных услуг в ДДИ, реабилитации, нехватка персонала, убогий внешний вид детей, переполненные группы, полное отсутствие реформы. «Регион в тяжелом финансовом положении,— отвечает замгубернатора Новгородской области по социальным вопросам Ольга Колотилова.— Мы делаем все возможное, но денег нет». Общественники рассказывают ей, что в некоторых российских регионах, например в Санкт-Петербурге, семьям, воспитывающим детей с третьей степенью нарушения функционирования, стали доплачивать из бюджета в среднем 1,5 минимального оклада (в Петербурге это примерно 10 тыс. руб. в месяц), что позволило мамам не отдавать детей в интернаты. В новгородском ДДИ «Родник» на ребенка тратится 28 тыс. руб. в месяц, в калининградской «Маленькой стране» — 29 тыс. руб., в кировском ДДИ имени Ушинского — 32 тыс. руб. Доплачивать родителям дешевле, чем содержать ребенка в ДДИ, а еще это сокращает очередь в учреждения, повышает качество жизни семей с детьми-инвалидами, снижает социальную напряженность и позволяет улучшить жизнь настоящих сирот, живущих в интернатах. Представители Минтруда подтверждают правомерность идеи, госпожа Колотилова быстро записывает в блокнот.

Статистика детских домов и сирот в России
По данным Минобрнауки РФ на 30 июня 2017 года, в федеральном банке данных числилось 54,5 тыс. детей-сирот. На начало 2014 года количество детских домов оценивалось в 1520, причем за пять предыдущих лет эта цифра сократилась на 20%.
Читать далее
Но финансовые вливания в ДДИ не являются панацеей. Анна Битова рассказывает о хорошо обеспеченном ДДИ в богатом металлургическом регионе, где у детей так же, как и в Мурыгино, нет личных вещей и они проводят всю жизнь в кровати. «Важно, чтобы ребенок не ел там, где он спит, чтобы в его жизни были стол, салфетки, общая трапеза, пусть даже ребенок обездвижен и сидит за столом в коляске. Разделение мест жизнедеятельности делает его жизнь более насыщенной, интересной и осознанной. Дети не должны жить в кроватях. Вещи и игрушки должны быть для них доступными. Нужны маркеры для комнат, для шкафчиков, тумбочек — буквы, картинки, фотографии. Это не требует больших затрат, просто нужно понимать, что интернат — это не больница, а дом».

«Наши ДДИ как строили? Подальше от людей и повыше заборы»

До 2012 года дети, живущие в ДДИ, считались в России необучаемыми. Но теперь закон об образовании гласит, что необучаемых детей не бывает. Однако в большинстве интернатов все еще не понимают, как и зачем учить детей с умственной отсталостью. Поэтому специалисты ЦЛП в каждом учреждении проводят семинар, объясняя, что даже ребенка с множественными нарушениями развития можно чему-то научить, например делать выбор между водой и соком, различать фигуры, цвета, звуки, заявлять о своих потребностях, держать ложку. Это тоже является предметом обучения, способствует формированию основных жизненных компетенций.

В Крылово я слушаю семинар ЦЛП о базовых понятиях лечебной педагогики в работе с детьми, имеющими особенности развития,— о нормализации их жизни, инклюзии, развивающем уходе. Человек с нарушением развития должен жить, как все остальные люди: спать дома, учиться в школе, ходить в гости. Он может учиться в любом месте, где ему удобно, вместе с обычными людьми. А подготовить особого ребенка к учебе в обычной школе и жизни в социуме можно при помощи развивающего ухода.

В лекционном зале сотрудники интерната смотрят видеоролик о девочке с мышечной дистрофией, которая живет дома и ходит в московскую школу. Ей поставили голосовой клапан, она справляется со школьной программой, одноклассники о ней заботятся, помогая ее коляске доехать до класса. Если бы этот ребенок жил в ДДИ, его мир ограничился бы одной-единственной кроватью. В «Маленькой стране» из 124 детей школьного возраста в школу ходят только два ребенка. Еще к 22 детям приходят педагоги. В Крылово раньше размещались воинские части, поэтому в поселке осталась большая школа. Однако принимать «трудных» детей из ДДИ школа не хочет и не может. Надомное обучение тоже не прижилось, учителя не знают, как учить детей с тяжелыми множественными нарушениями развития. Да и места для занятий в интернате нет.

К чему приводит активная деятельность федеральных чиновников по устройству детей-сирот в российские семьи
К чему приводит активная деятельность федеральных чиновников по устройству детей-сирот в российские семьи
Представители общественных организаций, участвующих в мониторинге, подчеркивают: каждый ребенок имеет право на образование, которое гарантировано ему законом. Если в школе нет места для детей из ДДИ, она должна открыть дополнительный класс, если школы рядом с ДДИ нет вообще, то региональное образовательное ведомство должно предложить ближайшую к интернату школу и организовать доставку туда детей. «Мы приезжаем в Англию и идем в хоспис, а детей там нет, они в школе, на экскурсии, на лодке катаются,— рассказывает Анна Битова.— Так и должно быть. И если вашим детям отказывают в образовательных услугах, это нарушение закона, обращайтесь в прокуратуру».

Недоступность образования для детей в интернатах — огромная проблема. Из ДДИ имени Ушинского в Новгородской области в школу ездят всего 12 человек. Еще 66 получают образовательные услуги на дому: 12 учителей приходят в интернат, но занимаются с детьми они всего несколько часов в неделю, нарушая федеральные государственные образовательные стандарты. Педагогов мало, их ресурс ограничен. Новгородское министерство образования неохотно реагирует на просьбы взять в школу больше детей из ДДИ: нет мест, нет ассистентов, тьюторов, трудно организовать доставку, потому что возле ДДИ ни школ, ни детсадов, как правило, нет. «Наши ДДИ как строили? Подальше от городов, от людей и повыше заборы, чтобы никто этих детей не видел»,— говорит директор ДДИ имени Ушинского Александр Рыбка.

Представители Минтруда на встречах с региональными администрациями отмечают, что ситуация с образованием детей в ДДИ напрямую зависит от местных властей и их отчетов в федеральный центр: «Минобр отчитывается правительству, что учатся все дети, потому что так им докладывают регионы. Региональные департаменты соцзащиты должны требовать предоставления образовательных услуг и стоять на стороне детей. Теребите администрацию, не молчите, вы оказываете социальные услуги, а образовательное ведомство должно выполнять свои обязанности».

«Это социальная услуга, но она не пожизненная»

В ДДИ в Мурыгино 60 детей имеют родителей, но живут в интернате постоянно. Большинство родителей навещают детей крайне редко. По сути, эти дети живут как сироты, но юридически не имеют даже небольшого шанса на устройство в приемную семью. «Размещение ребенка в ДДИ — это социальная услуга, но она не пожизненная,— говорит госпожа Битова.— Если у ребенка есть родители, они должны принимать участие в его жизни. А если участия не принимают, то их нужно лишать прав. Постоянной формы пребывания родительских детей в ДДИ не должно быть».

Специалисты рекомендуют изменить договоры между родителями, которые временно помещают детей в учреждение, и интернатами. Необходимо прописать в таком договоре регулярность посещения и обязательность совместных выходных и каникул. «Если родители не навещают детей, разрушаются детско-родительские отношения,— говорит Александра Фадина.— В Калининграде мы видели детей, которые постоянно живут в ДДИ, а их родители восстанавливаются в родительских правах, чтобы получать детскую пенсию по инвалидности. Но детско-родительской связи там уже нет. Такого быть не должно».

Почему российских сирот будет все сложнее устраивать в семьи

Эксперты из ЦЛП и фонда «Образ жизни» убеждены, что разгрузить ДДИ можно только одним способом: сокращая приток детей из семей в интернаты. А для этого нужна комплексная поддержка семьи. Нужно развивать услугу «Передышка», которая позволит принимать ребенка в учреждение на 21 день, 3 месяца или 6 месяцев, а его родителям решить за это время свои проблемы. Семьям, имеющим детей с третьей степенью нарушения функционирования, необходимо доплачивать, чтобы они не стояли перед выбором: работа или ребенок. Кроме этого, на базе центров социального обслуживания или в самих ДДИ следует открывать отделения дневного и пятидневного пребывания: ребенок не может круглосуточно сидеть дома с мамой, ему нужно учиться, общаться и развиваться, а мама имеет право работать.

В июле Минтруд разослал в регионы письмо под номером 12–3/10/В-5309, в котором рекомендовал реализовать право на образование детей с ограниченными возможностями здоровья, находящихся в ДДИ, «посредством их включения в образовательный процесс на базе образовательных организаций системы образования»; провести повторную оценку соответствия ДДИ требованиям постановления №481 правительства РФ и пересмотреть «дорожные карты» по реформированию учреждений; внедрить в ДДИ технологии развивающего ухода за детьми с тяжелыми и множественными нарушениями развития, в том числе с использованием информационно-методического сборника ЦЛП о развивающем уходе. Также ведомство заявляет о важности сохранения родственных связей и рекомендует преимущественное предоставление социальных услуг на дому, допуская размещение семейных детей в стационаре (в ДДИ) только в случае реальной угрозы их жизни и здоровью.

Александра Фадина отмечает, что уже с сентября регионы должны отчитываться о выполнении рекомендаций Минтруда, но для реального изменения ситуации этого мало. «Минтруд заявил более жесткий подход к получению социальных услуг в стационарной форме, но реальные изменения могут произойти, только если федеральный центр поручит регионам на межведомственном уровне работать с семьей, воспитывающей ребенка с тяжелыми и множественными нарушениями развития, и ввести, например, институт сопровождающего (куратора) семьи. Пока регионы сами принимают решения в этой части, больших изменений мы не ждем»,— говорит она.


https://www.kommersant.ru/doc/3409185
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.


Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 10106
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1467 раз
Поблагодарили: 1226 раз
Минобрнауки планирует ужесточить требования к приемным родителям
20 ноября

Помимо введения психологического обследования проект будет предусматривать, в частности, требования по жилищным условиям и лицам, проживающим с кандидатами в приемные родители


КАЗАНЬ, 20 ноября. /ТАСС/. Министерство образования и науки РФ разрабатывает законопроект, который ужесточит требования к опекунам и приемным родителям. Об этом сообщила в понедельник замдиректора департамента госполитики в сфере защиты детей Минобрнауки Ирина Романова, выступая в Казани на семинаре для специалистов организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.
"В соответствии с поручением правительства РФ <...> мы осуществляем работу над законопроектом, устанавливающим требование об обязательном психологическом обследовании лиц, изъявивших желание стать опекунами, приемными родителями. Надеюсь, что в начале декабря мы его направим на согласование в регионы. <...> Законопроектом будет вноситься очень много изменений, которые будут направлены на совершенствование процедуры отбора. Совершенствование в данном случае будет носить более ужесточающий характер по отношению к требованиям, которые мы предъявляем к таким лицам", - сказала она.
Романова уточнила, что в дополнение к обязательному введению психологического обследования проект будет предусматривать и другие изменения, в частности, требования по жилищным условиям и лицам, проживающим с кандидатами на замещение родителей. "Также там будет определяться в том числе перечень организаций, которые органы опеки будут иметь право привлекать для проведения контрольных обследований, проверок условий жизни для замещающих", - отметила она.
Ранее правительство поручало Минобрнауки обратить особое внимание на повышение эффективности подготовки граждан, желающих принять на воспитание в семью детей, оставшихся без попечения родителей, с учетом индивидуальных особенностей детей. Также министр образования и науки РФ Ольга Васильева отмечала, что во исполнение поручения президента РФ Владимира Путина ведомство ведет подготовку проектов нормативно-правовых актов, направленных на развитие приемной семьи как профессиональной, а также расширение иных форм возмездной опеки.



http://tass.ru/obschestvo/4744293



Елена Мачинская: Приёмные родители и опекуны нуждаются в поддержке, а не в усилении контроля!
Приёмная мама о превратностях опеки
ТАСС/Сергей Бобылев
ОБЩЕСТВО • 14:53, 22 НОЯБРЯ 2017

Марина Полунина

Минобрнауки России разрабатывает законопроект, ужесточающий требования к опекунам и приёмным родителям. Заявление об этом на днях сделала замдиректора департамента госполитики в сфере защиты детей Минобрнауки Ирина Романова. Как стало известно журналистам, ужесточить планируется контроль над данными семьями, а также требования по «психологическому состоянию родителей» и жилищным условиям. О том, как подобные реформы могут повлиять на ситуацию, корреспондент News.ru поговорил с психологом фонда «Измени одну жизнь», приёмной мамой двоих детей Еленой Мачинской.

— Елена, вы воспитываете двоих приёмных детей. За годы, которые работаете как психолог, помогли многим родителям преодолеть трудности. Как с высоты своего опыта относитесь к подобной инициативе?
— Больше всего в этой ситуации мне не нравится, что всё это касается не только приёмных родителей, но и опеки. Дело в том, что если бы данная инициатива касалась только приёмных семей, то тогда можно было бы сделать предположение, что чиновники пытаются двигаться в поле профессиональных родителей. «Затачивать» их профессионально на реабилитацию детей, при этом оставляя шанс всем детям попасть в семью. Но если для всех подряд речь идёт про хорошие жилищные условия, то есть про метры, — это подход неправильный. Потому что ребёнку прежде всего нужны не квадратные метры, а семья. А теперь представьте ситуацию, когда у ребёнка, к примеру, погибли родители, но остались другие родственники, которые могли бы взять его к себе — по родственной опеке, но у них не хватает для этого квадратных метров. Получается, ребёнок теряет свой шанс? И особенно — сложный ребёнок.
— Почему «особенно — сложный»?
— Потому что есть такой тонкий момент. По моим наблюдениям, сложных детей — с девиантным поведением, с проблемами по здоровью — приёмные родители чаще всего не берут первыми. Чаще бывает так: первым приёмные родители стараются взять более «лёгкого» ребёнка. А уже потом, вместе с тем, как приходит опыт, с погружением в проблему, с появлением соответствующего, помогающего круга общения, решаются на более «сложного» — с каким-то диагнозом, с поведенческими расстройствами. Но если нам установят как жёсткое ограничение определённое количество квадратных метров в квартире, соответственно, каждый последующий ребёнок будет иметь меньшее количество шансов попасть в семью. Что получится в результате? «Тяжёлые» дети останутся за бортом — потому что приёмным родителям не будет хватать для них метров. Вот это страшно. Такой ситуации я боюсь. Конечно, в данной сфере должны быть разумные ограничения, но семья для ребёнка важнее метров — это факт. И отталкиваться надо прежде всего от него. Более того, любой психолог, который долго работал с приёмными родителями, подтвердит факт, что потенциал мамы вообще не зависит от количества метров и количества контроля. Ведь часто на первый взгляд очень ресурсные мамы с большими домами, с прислугой, со всеми возможностями для реабилитации ребёнка — именно они оказываются самыми уязвимыми. Просто в силу того, что дельта между уровнем социальной запущенности ребёнка и уровнем воспитанности взявшей его семьи колоссальна. И этот разрыв им очень сложно принять. Тогда как в простой семье к таким вещам относятся действительно проще.

Наталья Короткова
— А что скажете про усиление контроля за приёмной семьёй?
— И тут многое вызывает вопросы. Нет, система контроля, безусловно, нужна! Однако, надо понимать, что не на ней зиждется многое в приёмной семье, чтобы бесконечно её усиливать. Тем более что контроль часто оказывается просто неэффективен, потому что, по сути, нет каких-то формальных признаков, по которым можно оценить неблагополучие семьи. Более того, формальный контролирующий подход может многое обесценить. А где взять другой? Поэтому наши органы опеки часто и пользуются им — формальными критериями. Плюс личный, субъективный взгляд. Чисто или грязно в доме? Заправлены ли кровати? Полон ли холодильник? На основании этих фактов они и делают свои выводы. А если мама просто не успела сбегать в магазин и заправить кровать? А если у неё дети с поведенческими расстройствами — она по совершенно реальным причинам может не успеть этого сделать. И при этом она может быть прекрасной матерью, прекрасно выстраивать отношения с детьми и их реабилитировать. Не говоря уж о том, что вряд ли во время своих приходов органы опеки могут оценить, насколько мама нервно истощена, насколько она эмоционально справляется с ситуацией, хватает ли у неё на всё сил. Для этого в опеке должны были бы работать высококлассные психологи...

— А это не так?
— Увы, далеко не всегда. Расскажу для примера случай, который был буквально на днях. В нашем сообществе есть приёмная мама. У неё шестеро детей, и это очень хорошая, очень ответственная, очень авторитетная мама, которая сама психолог по образованию, ещё и регулярно заканчивает всевозможные курсы, ездит на повышение квалификации, консультирует других приёмных мам. И вот она пришла по какому-то вопросу в органы опеки. А ей там и говорят: «Вы должны заключить договор сопровождения, потому что у вас много детей. Так положено». Она очень этому, конечно, удивилась. Ну и спрашивает: «А кто меня будет поддерживать, сопровождать?» — «Очень хорошая девочка, — ей говорят. — Только что институт окончила». Ну а в теме ли она? Может быть, у неё свои приёмные дети? Окончила ли школу приёмных родителей? Оказалось, нет, нет и нет. Просто очень хорошая девочка и надо быстро заключить с ней договор. Но товарищи! Это же смешно! У мамы этой шесть детей, огромный опыт — и её будет сопровождать «хорошая девочка». Вот эта история, на мой взгляд, очень ярко иллюстрирует формальное отношение к нашим приёмным родителям. Тогда как на самом деле они действительно нуждаются в помощи. И им реально есть чем помочь!

— А какая помощь, как вы считаете, на самом деле была бы нужна?
— Вместо ужесточения контроля стоило бы разработать целую систему помощи. Приёмные мамы нуждаются во многом. Часто они выгорают эмоционально, часто физически очень устают, иногда и финансовая помощь была бы совсем не лишней. Вот простой пример. Приёмные дети часто попадают в семью с сильнейшей педагогической запущенностью. Как её преодолевать? С помощью репетиторов. А услуги репетитора же в Москве сегодня стоят в среднем полторы тысячи за час. Десять уроков — и вот вам сумма, в полтора раза превышающая пособие на приёмного ребёнка, которое сегодня выплачивает государство. Тогда как эту сумму мамочке приёмной вполне можно было бы компенсировать. Не говоря уж о том, что часто есть и лечебные мероприятия, которые необходимы ребёнку, но не оплачиваются из бюджета. Безусловно, помочь таким мамам можно было бы и физически. Например, в НКО «Измени одну жизнь» есть такой прекрасный проект «Передышка», когда два раза в неделю домой к приёмной маме может приехать няня и просто отпустить её отдохнуть. Вот это серьёзная поддержка, очень помогает. Не говоря уж о психологической помощи, которая бывает просто незаменима. Ведь сколько раз на моих глазах бывало такое, что звонит мама в отчаянии на грани отказа — а с ней поговорят, помогут, и кризис проходит, и от ребёнка она не отказывается. Вот это всё было бы реальной поддержкой. Не говоря уж о том, что нужны специализированные курсы — и не столько для приёмных родителей, сколько для сотрудников органов опеки — чтобы они могли работать профессиональнее.

https://news.ru/obshestvo/elena-machins ... kontrolya/

https://www.facebook.com/permalink.php? ... 7396412171


Добавлено спустя 23 секунды:
Так долго врали, что желающих с каждым годом все больше, что уже сами в это поверили. Разгонят последних.
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.


Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 10106
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1467 раз
Поблагодарили: 1226 раз
От Людмилы Петрановской:

Опять простое решение?
ludmilapsyholog
30 ноября

Опять появилась и уже нависла в виде законопроекта идея обязательного тестирования приемных родителей http://regulation.gov.ru/projects#npa=75701
Впрочем, самого текста законопроекта там нет, нам предлагается за 2 недели обсудить смутную идею.
Что ж, давайте обсудим идею.

1. Всегда хочется иметь способ отделить агнцев от козлищ, и чтобы научно и наверняка. Тестирование кажется крайне заманчивой идеей. Мало смыслящим в психодиагностике людям всегда кажется, что у психологов есть такие волшебные тесты, которые узнают о тебе все что нужно.
Это заблуждение. По настоящему валидных, верифицированных на больших выборках тестовых методик существует не так много. И выявляют они обычно с большой достоверностью только очень явные, яркие проявления и отклонения, которые при длительном неформальном общении и так видны. Эти тесты довольно достоверно выявили бы депрессию, психопатию и шизофрению. Если бы люди с этими состояниями рвались в приемные родители. Но я такого не припомню.
2. Отдельный вопрос, какие из этих методик могут быть применены для тестирования приемных родителей. Что мы хотим узнать? Вот выявили мы личностный профиль – и что? Какие черты характера помогают, а какие мешают хорошо растить приемного ребенка? Или мы будем мерять дисфункцию семьи? Но где тут критерии? Что будет основанием для позитивного или негативного прогноза? Предъявите исследования, которые устанавливают значимую корреляцию между теми или иными характеристиками личности или семьи и способностью растить приемного ребенка. Если мы по результатам теста будем лишать взрослых права стать приемными родителями, у нас должны быть очень серьезные основания для этого, не так ли? Они есть? Где они опубликованы?
3. Как вы понимаете, этим вопросом задавались давно и многие. И проводились длительные с довольно широким охватом исследования на эту тему, в Европе, в США, в Израиле. Простите, я не беру в расчет кандидатскую диссертацию, защищенную в российском областном центре на примере 17 семей и 3 авторских методик, сочиненных самим автором. Я про реальные серьезные исследования. Насколько я знаю (не могу сказать, что все знаю, но интересовалась) во всех этих исследования корреляция результатов предварительного тестирования кандидатов в приемные родители и катамнеза (как потом у них получилось с приемным ребенком) нулевая. В пределах статистической погрешности.
Если бы это было не так, все социальные службы развитых стран давно бы использовали стандартизированные тестовые методики. Но их не используют нигде. Могут быть глубинные интервью – там, где детей-сирот мало и можно себе позволить возиться по два года с каждым кандидатом в усыновители. Обязательных на уровне закона стандартизированных тестов нет нигде. Случайно, что ли?
4. Ладно, оставим в покое личностные качества. Может быть, мы будем пытаться отсеять тех, кто берет детей лишь ради денег? Тех, кто будет с ними плохо обращаться? Или, упаси боже, педофилов? Боюсь, и из этого ничего не выйдет. Жулики и циники ответят на все вопросы в лучшем виде, хоть в рамку вешай как образец. Педофилы тоже, если уж они выбрали такую хитрую и рискованную форму реализации своей преступной склонности. Если честно, в нашей реальности педофилу намного проще сойтись с женщиной с детьми или совратить безнадзорного ребенка, и без всякого контроля творить что угодно, а не ввязываться в отношения с опекой, контроль и т.д. Но если все же – подготовиться к заранее известному тесту ради денег или преступных удовольствий – не так уж и сложно.
5. Может быть, будем мерять стрессоустойчивость? Это может и было бы полезно, длительные стрессы у приемных родителей дело нередкое, иногда именно это становится причиной возврата или жесткого обращения. Но тот же вопрос: где будем ставить порог? Где серьезные исследования, показывающие, что ниже такого-то уровня – нельзя, а выше – можно? А если он у жены низкий, а у мужа высокий, или наоборот? Помню, в одном регионе мне замминистра с воодушевлением говорила, что они используют тест для отбора в спецназ. Научный подход 90 левела. Пользуются тем, что у нас народ не любит в суды ходить и наказывать чиновников за противоправные и незаконные инициативы.

Хорошо, предположим на минуту, что каким-то чудом какие-то приемлемые методики есть. Немедленно возникают новые вопросы.
Что будет означать их применение в человеко-часах? Какой процент психологов, работающих в социальных службах, способен его проводить, а также проводить обработку и интерпретацию результатов? Или его будут проводить какие-то другие специалисты, которые есть только в крупных городах и кандидатам в приемные родители придется к ним ездить?
Любой способ оценить пригодность человека к той или иной деятельности должен содержать в себе возможность изменений к лучшему. Выпускник плохо сдал ЕГЭ, его не берут в желаемый вуз – он может подготовиться и пересдать. Как можно будет пересдать психологический тест? Или его результаты будут приговором на всю жизнь?
Россия – многонациональная страна. Для многих кандидатов в приемные родители русский язык не является родным. Психологический тест – это же не заявление в пенсионный фонд по образцу, для него недостаточно знать язык «как государственный». Авторы законопроекта представляют себе длительность и стоимость валидизации тестовой методики для каждого языка народов РФ? Или они предлагают ввести дискриминацию на основании родного языка кандидата?
Как отразится обязательное тестирования (довольно утомительная и унизительная процедура, надо сказать) на состоянии кандидата в процессе подготовки? Когда я обучаю тренеров Школы приемного родителя, мы говорим о том, что главный результат их работы – не знания в головах участников, а доверие и готовность обратиться за помощью, когда с ребенком станет трудно. Это и есть основная профилактика неблагополучной истории приемного родительства. Если тех, кто проводит подготовку, обяжут проводить тестирование, отношения с кандидатами изменятся необратимо. Психологи службы устройства превратятся для них из помогающих специалистов в контролеров. Это снизит в разы обращение за помощью, и, соответственно, в разы повысит риски возврата ребенка иди жестокого обращения с ним со стороны «дошедшего до ручки» родителя.

Наконец, кто и как считал экономику этого нововведения? Сколько это будет стоить? И не лучше ли эти средства использовать для развития служб сопровождения, для того, чтобы везде, а не только в городах-миллионниках были неформальные, полезные ШПР? 40 часов неформального общения в тренинговой группе – что такого могут показать тесты, что не будет и так видно на нормальной ШПР? И не лучше ли сделать наконец грамотную процедуру оценки совместно с кандидатов рисков и ресурсов его приемного родительства?
И главное – кто и как считал, сколько детей могут в результате остаться в детских домах?
SWOT-анализ делался? Где он опубликован?

Речь идет о судьбах семей и судьбах детей. Все это выглядит совершенно непродуманной и безответственной затеей.
Да, проблем много, мы сейчас пожинаем плоды кампанейщины, которой сопровождалось сначала массовое создание приемных семей, без подготовки и сопровождения, а потом семейное устройство напоказ после закона Димы Яковлева. Мы пожинаем плоды непродуманной политики финансового стимулирования и непродуманной законодательной базы. Плоды того, что все эти годы так и не развивались системным образом ни нормальные технологии сопровождения принимающих семей, ни подготовка помогающих специалистов.
Вы хотите еще одного простого решения?

Я прошу коллег, прежде всего юристов и психологов, а также приемных родителей активно высказаться по поводу идеи с тестированием в прессе и собственно на странице обсуждения законопроекта (ссылка в начале статьи).
Для публикации этого текста спрашивать разрешения не нужно.

https://ludmilapsyholog.livejournal.com/290971.html


Добавлено спустя 29 минут 21 секунду:
Еще обсуждения на ту же тему:
Адвокат Антон Жаров: https://www.facebook.com/anton.zharov/p ... 1839663920
Руководитель ИРСУ Дина Магнат: https://www.facebook.com/magnatd/posts/1504879602899511
Руководитель фонда "Волонтёры в помощь детям-сиротам" Елена Альшанская (Lena Alshanska): https://www.facebook.com/ElenaAlshanska ... 6668941192
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.


Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Пишу мало, думаю много!
Имя: Evelina
С нами с: 29 мар 2013
Сообщения: 213
Благодарил (а): 40 раз
Поблагодарили: 77 раз
Если не туда, или не актуально, или уже было можно удалить... Про мальчика Федю, которого забирали из больницы с аномалией ног
https://ok.ru/zaberitesc/topic/64825933960456



За это сообщение автора evelina.vvo поблагодарил: Marigel
Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 10106
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1467 раз
Поблагодарили: 1226 раз
evelina.vvo,
Спасибо, нашла как ему собирали на лечение в 2014-м
Дети Владивостока

а как забрали в семью, вроде и правда не было статьи:


Мама для малыша из Приморья нашлась в Ангарске
Изображение
21 Января 2015, 13:55 | Приморье

Этот малыш хорошо знаком постоянным читателям «Золотого Рога», мы рассказали о нем в сентябрьском номере газеты (№36 от 09.09.2014). История Феди не оставила равнодушных, и требующаяся на лечение сумма – 85 450 рублей – была собрана невероятно быстро.
Федя ШМОРГУН (сегодня ему год и семь месяцев) с рождения жил в «Краевой клинической больнице № 2» Владивостока и нуждался в серьезном лечении. Мама отказалась от мальчика еще в роддоме, отец неизвестен, а родственников, желающих взять ребенка на воспитание, не оказалось.

У Феди врожденная патология костной системы: артрогриппоз нижних конечностей – врожденный вывих суставов и недоразвитие мышц. И, как следствие этого, диспропорция в развитии между верхней и нижней частями туловища. При этом у мальчика нет никаких отклонений в психическом и умственном развитии. И просто бездна обаяния!

До последнего времени роль самого главного в жизни Феди человека – мамы – попеременно исполняли доктора и нянечки «Краевой клинической больницы № 2». Они по мере сил делали все возможное для малыша. Но в их внимании и заботе нуждались и другие «отказнички», поэтому проводить индивидуальные занятия с каждым ребенком не было возможности. От случая к случаю помогали волонтеры: выносили Федю на свежий воздух, погулять. Но большую часть времени он проводил в своей больничной кроватке.

К судьбе ребенка подключился благотворительный фонд «Русфонд». Выяснилось, что ситуация не безнадежная, но лечение надо начать незамедлительно, иначе малыш навсегда останется прикованным к постели. Помочь мальчику готовы были в отделении ортопедии Новосибирского научно–исследовательского института травматологии и ортопедии (НИИТО). Врачи сказали, что после длительного лечения мальчик сможет ходить самостоятельно.

Стоило нам поделиться с вами, дорогие читатели, историей о Феде, как требующаяся для первого этапа лечения сумма была собрана очень быстро. В ноябре прошлого года, благодаря вашей помощи, малышу успешно была сделана первая операция по выпрямлению ножек. Сегодня Федя активно познает окружающий мир, как будто наверстывая упущенное! И загипсованные пока ножки тому не помеха.

Главный врач «Краевой клинической больницы № 2» Инна Сергеевна ЗЕЛЕНКОВА признается, что не сомневалась: такой замечательный ребенок рано или поздно обретет маму. Маму, которая не побоится трудностей, согреет любовью детское сердечко и поставит малыша на ноги.

И под Новый год чудо случилось: у Феди появилась семья. Мама Таисия, папа Женя и 11-летний братишка Данила. До недавнего времени они жили во Владимире, но осенью мужа–военного перевели в Ангарск, и семья последовала за ним.

Будущая мама увидела фотографию Федора в соцсетях, и сердце екнуло. «Я сразу поняла: это мой малыш, – рассказывает Таисия. – Желание взять ребенка возникло у нас с мужем давно. Летом прошлого года мы прошли «Школу приемного родителя», собрали все документы и получили соответствующее заключение. Четкого понимания, какого ребенка хотим, не было, на кого сердце отзовется. На Федю мое сердце отозвалось сразу. Меня поразили его глаза – темные, глубокие, печальные… Я долго не решалась показать фотографию мужу. Но, когда все-таки решилась, Женя меня полностью поддержал. Спросил только: «Но ты готова к тому, что он, возможно, так и не начнет ходить?» «Даже мысли такой не допускаю! – ответила я. - Федя обязательно пойдет!» Я действительно в этом убеждена. Врачи дают хорошие прогнозы. И сам Федя настроен на победу. Он не просто ползает на загипсованных ножках, чувствуя опору, он пытается вставать! На первой встрече он меня сначала настороженно изучал, потом начал строить глазки, довольно быстро пошел на руки и стал со мной играть. Словом, я ему, похоже, тоже приглянулась (смеется Таисия). На следующий день он меня сразу узнал, потянулся на руки, тут же вспомнил вчерашние игры и даже пытался мне что-то «рассказать».

После встречи с мамой Федя очень изменился, отмечают врачи и медсестры больницы. У него глаза стали светиться, появилась уверенность, мы очень рады за малыша.

В минувшую пятницу Федя с мамой улетели в Ангарск, домой. Дорогу им оплатил семейный портал «Владмама». Расходов родителям мальчика предстоит еще много. Федору требуется длительное комплексное лечение, включающее несколько серьезных операций. Но теперь у него есть семья. Его любят. О нем заботятся. Он больше не одинок в этом огромном мире. Здоровья тебе, малыш! И счастья твоей новой семье.

«Русфонд» будет следить за судьбой Феди Шморгуна.

Татьяна СУШЕНЦОВА. Газета «Золотой Рог», Владивосток.

Автор: Татьяна Сушенцова
Теги: благотворительность русфонд
http://www.zrpress.ru/society/primorje_ ... arske.html
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.


Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 10106
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1467 раз
Поблагодарили: 1226 раз
Первое время я бинтовала Ника по восемь часов
ДАРЬЯ РОЩЕНЯ , КАТЯ КОЗЫНДА | 1 ЯНВАРЯ 2018 Г.
В воскресенье, 13 января 2013 года, двадцать тысяч москвичей заявили о своем отношении к «закону Димы Яковлева» и прошли маршем от Страстного бульвара до проспекта Сахарова. После этого Катя Козында стала мамой Николоза, мальчика с буллезным эпидермолизом, которого очень ждали в Америке – о жизни с Ником она рассказала корреспонденту «Правмира».

Изображение

1 января 2013 года вступил в силу закон № 272, известный как «закон Димы Яковлева». Он запрещает усыновление российских сирот иностранцами. 300 детей, находившиеся в этот момент в процессе усыновления американскими семьями, остались в российских детских домах и вошли в «список Димы Яковлева».

Про закон
Я была в числе тех, кто пошел тогда на митинг. Закон не касался меня лично, но он поверг в шок. Я удивилась, встретив там знакомых, которые, как мне казалось, в жизни не пойдут протестовать. Многие было абсолютно аполитичны.

После марша мы сидели в кафе, я спрашивала всех, как и почему занесло на митинг. И один очень богатый человек ответил, что просто не мог не прийти. А потом добавил: «Я увидел, что у нашей родины нет будущего. Любая другая страна вышла бы всем составом, чтобы выразить протест против этого кощунства».

Сама я, кстати, не собиралась никого усыновлять. Даже не задумывалась об этом. Переворот в сознании случился четыре года спустя. Случайно я познакомилась с Ником, который оказался конкретной жертвой «закона Димы Яковлева». И тогда я поняла, что в 2013 году вышла на митинг защищать в том числе и его права.

Изображение

У Николоза буллезный эпидермолиз. Ему почти семь лет. И он прочувствовал закон на собственной шкуре, как бы двусмысленно это ни звучало.

Основная наша с ним задача – борьба с застаревшими ранами, которых у него не было бы, окажись он в семье. Если бы его успела забрать та американская семья, он был бы совсем другим.
Живущие в семьях дети-бабочки не имеют таких страшных, как у Ника, ран. У ребенка волдырь возникает, и его тут же обрабатывают. А в детском доме просто нет физической возможности так следить за ребенком. Поэтому раны у Ника были глубокие. Когда я его забирала, почти 70 процентов кожи было поражено, пальцы на ногах срослись. Цела была только кожа на голове.

Продолжение: http://www.pravmir.ru/pervoe-vremya-ya- ... em-chasov/





Marigel писал(а) 18 дек 2015, 20:45:
Эффект бабочки
Автор: Ольга Алленова

Антон Дельгадо был усыновлен в США незадолго до принятия закона Димы Яковлева. Он прожил три года в семье и ушел из жизни 15 декабря. Благодаря Антону в России появился фонд помощи детям с буллезным эпидермолизом, а сотни детей-бабочек получили шанс жить без боли

Антон родился в Люберцах в 2010 году у суррогатной мамы. Его брат-близнец оказался здоровым, и родители забрали его домой. А Антона оставили в роддоме. У Антона на ногах не было кожи. Врачи подозревали какое-то серьезное заболевание, но не могли поставить ему диагноз – тогда в России о буллезном эпидермолизе почти ничего не знали.

Несколько первых месяцев своей жизни он лежал в больнице, где его и увидели волонтеры. Алена Куратова, председатель правления благотворительного фонда «Б.Э.Л.А. Дети-бабочки», вспоминает: «Когда мы его нашли, у него кожа была только на носу и щеках».

Продолжение: http://takiedela.ru/2015/12/anton-delgado/
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.



За это сообщение автора Marigel поблагодарил: evelina.vvo
Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 10106
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1467 раз
Поблагодарили: 1226 раз
Сказка о потерянном времени
Как американская семья уже пять лет борется за право завершить удочерение девочки из России. Репортаж «Медузы»
Meduza, 5 января 2018

В декабре 2012 года семье Моррис из американского города Сан-Диего не хватило нескольких дней для того, чтобы завершить удочерение российской девочки Леры с синдромом Дауна — в силу вступил «закон Димы Яковлева», запретивший гражданам США усыновлять детей из России. Моррисы, как и еще около тридцати семей, оказавшихся в похожем положении, начали бороться: создали свою ассоциацию, подали на Россию в Европейский суд, но выиграть смогли только денежные компенсации. Спустя пять лет после вступления в силу «антисиротского» закона они все еще продолжают попытки удочерить Леру. Журналист «Эха Москвы в Петербурге» Максим Ярыгин встретился с девочкой в петергофском интернате и поговорил с ее несостоявшейся американской семьей.

Изображение

https://meduza.io/feature/2018/01/05/sk ... om-vremeni
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.


Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 10106
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1467 раз
Поблагодарили: 1226 раз
Узники интернатов
Ольга Алленова — о проблемах региональных детских домов для детей с ментальной инвалидностью
26.03.2018

28-29 марта в Москве проходит Международная научно-практическая конференция по улучшению качества жизни детей и молодежи с тяжелыми и множественными нарушениями развития «Ценность каждого». Это первое мероприятие такого уровня, посвященное проблемам людей с инвалидностью в России, в котором примут участие и международные эксперты, и федеральные чиновники, и обычные сотрудники региональных домов-интернатов для детей с ментальной инвалидностью. Именно в этих учреждениях сегодня буксует реформа. Почему это происходит, выяснял «Огонек»

Когда правительство приняло абсолютно революционное для страны постановление N 481, специалисты в области сиротства праздновали победу: теперь все сиротские учреждения обязаны были реформироваться по семейному типу, чтобы дети жили в квартирах по 6-8 человек, с собственной кухней, санузлом, гостиной, маленькими спальнями, но самое главное — с постоянными близкими взрослыми. Давно известно, что дети, у которых есть значимый взрослый (есть у специалистов такой термин), лучше развиваются, меньше болеют, у них устойчивее психика, они умеют строить отношения с окружающим миром, хорошо адаптируются в новых условиях и, когда вырастают, оказываются способными жить самостоятельно.

Но одной политической воли оказалось недостаточно, система сама по себе никогда не хочет меняться, необходим контроль, и вице-премьер Ольга Голодец поручила членам Совета по вопросам попечительства в социальной сфере общественный мониторинг за исполнением реформы. Так московский Центр лечебной педагогики (ЦЛП) и благотворительный фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам», а потом и благотворительный фонд «Я есть» стали ездить по региональным учреждениям для сирот и детей, оставшихся без родительского попечения, читать лекции, проводить обучающие семинары. Вместе с экспертами иногда езжу и я — как журналист.

Работа на износ

Самую тяжелую ситуацию мы видим в домах-интернатах для детей с умственной отсталостью (ДДИ). За последний год мы посетили Калининградскую, Кировскую, Новгородскую и Ростовскую области — и нужно сказать этим регионам отдельное спасибо за то, что не побоялись общественного контроля и захотели понять, что нужно изменить в системе защиты людей в интернатах.

Во многих учреждениях маленькие семейные группы существуют только на бумаге. В реальности мы видим, что их нет — дети живут в казармах коридорного типа, а реальная группа — это 12-17 детей, с которыми работают всего 2 взрослых — воспитатель и санитарка.
Но хуже всего ситуация в отделениях милосердия — там, где живут дети с тяжелыми и множественными нарушениями развития. В этих отделениях на 25 детей только 2 санитарки. Их хватает только на то, чтобы покормить детей и поменять им памперсы. Очень часто при кормлении смешивают первое и второе, чтобы процесс шел быстрее. Специалисты ЦЛП регулярно в таких поездках отмечают, что детей не приучают пользоваться ложкой, есть за столом, а многих вообще никогда не вынимают из кроватей.

Запах в некоторых отделениях невыносимый. Окна не открывают, потому что «дети ослабленные». Они почти никогда не гуляют и ни с кем не общаются. У санитарки нет физических и эмоциональных сил на прогулки и общение, а главное — это не входит в ее функциональные обязанности.

— Детей и взрослых с ментальной инвалидностью раньше в нашей стране не рассматривали как людей, которых нужно развивать,— говорит директор московского ЦЛП Анна Битова.— Поэтому у санитарок, которые с ними работают, другие должностные обязанности: помыть пол, покормить, переодеть. В Москве в одном пилотном ДДИ директор убрал ставки санитарок и ввел в штатное расписание ставки помощника воспитателей и младшего помощника. И в их обязанностях уже прописан педагогический функционал — они должны с ребенком играть, гулять, участвовать в развивающем уходе и обучении. Это выход, и в некоторых регионах это уже делают.

Жизнь не должна ограничиваться кроватью
Жизнь не должна ограничиваться кроватью
Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

Ростовская область, отделение милосердия в ДДИ. Двое «тяжеленьких» в крошечной комнате, душно, тяжелый запах, белые пустые стены: ни картинок, ни фотографий, ни ярких цветных рисунков. Максим и Виолетта, 5 и 6 лет, совсем маленькие, выглядят на три. Три игрушки на подоконнике. Максим почти неподвижно лежит в пустой кроватке. Санитарка, плотная женщина лет 50 в белом халате, объясняет: игрушки убрала, потому что мальчик их все время выбрасывает. Я подаю ребенку игрушку, он оживленно хватает ее рукой и просовывает сквозь решетку кроватки — игрушка летит вниз и падает с громким стуком. Максим улыбается уголками губ: он только что «дотронулся» до пола, который ему недоступен.

— Пусть выбрасывает игрушку, а вы все равно давайте,— объясняют специалисты ЦЛП санитарке.— Он так взаимодействует с окружающим миром.

— Правда? — искренне удивляется та.— Я этого не знала...

На руки этих детей почти не берут — у Виолетты большая треугольная голова (гидроцефалия), и хоть она скомпенсирована после операции и ребенок держит голову, вся ее жизнь проходит в кровати. Санитарка подходит к кровати и что-то ласково говорит девочке. Виолетта, не знающая человеческих рук и похожая на маленького инопланетянина, радостно ей улыбается. «Вы для нее близкий человек»,— говорю я санитарке. Она смотрит на меня сквозь слезы: «Спасибо вам, спасибо». Как мало нужно человеку на этой сложной работе, чтобы он почувствовал себя нужным и приходил сюда не только ради зарплаты.

Нельзя сказать, что в интернатах работают злые или равнодушные люди, это будет неправдой. Им, конечно, не хватает знаний. Устроиться на такую работу сегодня очень просто; и во время работы никаких курсов повышения квалификации эти сотрудники не проходят, хотя именно санитарки больше других работают с детьми в таких интернатах, и обучение им необходимо. Но главная проблема — в их загруженности.

Бюджет на соцзащиту в России формируется по остаточному принципу. Во всех детских интернатах, которые мы посещали, администрация объясняла нехватку персонала одной и той же причиной: нет денег.
В 2012 году президент поручил повысить зарплаты медицинским работникам, в том числе и младшему медперсоналу, до уровня средней в регионе. Идея хорошая, ведь оклад у санитарки, например, в Новгородской области — 6 тысяч рублей. Но на повышение зарплат регионы не стали выделять дополнительные бюджеты, поэтому в интернатах совмещают ставки так, что вместо 80 палатных санитарок реально работают 50, либо не заполняют ставки, чтобы из оставшегося зарплатного фонда стимулировать работающих сотрудников. То есть зарплаты повысили за счет сокращения рабочих рук. Поэтому персонал работает на износ.

В интернате дешевле?

С детьми во многих отделениях милосердия не занимаются педагоги. Причины разные. Часто такие интернаты расположены в отдаленных населенных пунктах, и учителя не могут туда ездить; у педагогов не хватает опыта и знаний; но главное — у руководства учреждений и региональных властей нет понимания, насколько важно тяжело больному ребенку получать образовательные услуги. Хотя стоит такому ребенку попасть в семью или в более благоприятные условия, он показывает потрясающие результаты. В этом смысле уникален опыт Свято-Софийского социального дома в Москве, в который перевели детей из отделения милосердия обычного московского ДДИ N 15. Дети, которые долгое время неподвижно лежали в кроватях, в новых условиях сели, встали или даже пошли. А кто-то нашел семью. У любого особенного ребенка есть потенциал, но раскрыть его можно, если с ним работают специалисты и если рядом с ним есть значимый взрослый — ради такого взрослого ребенок будет стараться. Все это невозможно сделать в нынешних условиях детских домов-интернатов.

Психиатры поставили диагноз российскому обществу
Психиатры поставили диагноз российскому обществу
Мы всегда ищем вертикализаторы в отделениях милосердия. С помощью этих устройств детей, не умеющих сидеть и стоять, поднимают вертикально, чтобы они видели окружающий мир под другим углом, это меняет качество их жизни. В большинстве ДДИ вертикализаторов либо нет, либо ими не пользуются, потому что в учреждении нет специалиста ЛФК, физиотерапевта, реабилитолога.

В одном интернате нас пытались убедить, что детей с ДЦП нельзя вертикализовать: медсестра вытащила ребенка из кровати и подняла вертикально, он закричал от страха, медсестра сказала: «Вот видите? Он не хочет!» Я спросила, как часто ребенка вынимают из кровати. Оказалось, что никогда. Его там кормят, моют, переодевают. Эта кровать — весь его мир. Конечно, ему страшно, когда его оттуда вынимают. Но специалисты коррекционной педагогики знают, что жизненное пространство ребенка необходимо постепенно расширять, и тогда он привыкает к тому, что на полу лежит мягкий ковер и по нему можно ползать, а в коляске весело и холодно, потому что в ней гуляют, а в кресле за столом дадут вкусную еду... Разумеется, всегда есть дети с такими нарушениями развития, которые не могут сидеть даже при фиксированной поддержке. Но их единицы. Мы же видим сотни детей в каждом учреждении — круглосуточно лежащими в кроватях с высоким бортом. Ни о каком реабилитационном потенциале в этих учреждениях в их нынешнем виде нет речи.

Закон обязывает опекуна получить на каждого ребенка и обувь, и коляску, и кресло, и другие технические средства реабилитации (ТСР). Но ни в одном ДДИ я не видела, чтобы у каждого ребенка были все эти ТСР. Обычно — одна коляска и три пары обуви на все отделение. Содержать отделение милосердия очень экономно для государства: дети там просто лежат, как дрова, зачем на них тратиться? Думаю, что именно по этой причине в таких отделениях мы часто встречаем детей, которым там вообще нечего делать: они могут сидеть, ходить, общаться, ездить в школу, но их запирают тут, потому что такое содержание дешевле.

При этом чиновники на разных уровнях регулярно высказываются в том смысле, что сопровождаемое проживание инвалидов на дому, поддержка семьи с ребенком-инвалидом и развитие помогающей инфраструктуры в шаговой доступности — дорого. Но если бы каждого ребенка в ДДИ обеспечивали всем, что ему положено по закону, то картина была бы иной: дешевле было бы действительно помогать семье.

— К сожалению, ДДИ в нашей стране создавались как «отстойники» для самых тяжелых детей, когда в ходу еще был термин «необучаемые»,— поясняет президент фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская.— Большинство ДДИ — это огромные неуютные учреждения с коридорной системой и персоналом, плохо понимающим, что такое реабилитация. Чтобы переделать эти интернаты по семейному типу, как того требует постановление, нужны большие финансовые вложения, а денег у регионов нет.

От запущенного к необратимому

Прогулка — важное событие в жизни больного ребенка
Прогулка — важное событие в жизни больного ребенка
Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

Отдельного упоминания заслуживают дети, которые в ДДИ попали из-за ошибочной диагностики. В прошлом году в Кировской области я познакомилась с ребятами из отделения молодых инвалидов местного ДДИ. Их истории похожи, как будто написаны под копирку: родители пили или умерли, мальчишки попали в коррекционный детдом, там педагоги не справились с их трудным поведением, поэтому детей направляли в психиатрические больницы, а потом в ДДИ. Диагноз появлялся обычно перед переводом. «Я был самый маленький, меня дразнили и били. Я убегал из детдома. Меня положили в психушку, чтобы я не убегал. А потом сюда»,— похожую историю в разных вариациях мне рассказали три подростка.

Вот, например, Петр. Ему 28 лет, а в детский дом он попал в 6. Дееспособный, диагностирована умеренная умственная отсталость. «Здесь я по работе полезный,— рассказывает Петр.— По столярке работаю и в огороде. Сам выращиваю помидоры и огурцы. Шабашить хожу, ремонты делаю, малярное дело знаю. Но я хочу жить сам. Меня отсюда не выпускают. На врачебную комиссию я ходил, они меня спросили таблицу умножения. Я ее не очень знаю. Но примеры решаю, по деньгам все понимаю. Алфавит знаю, "В Контакте" печатаю. С одной девочкой там переписываюсь... Готовить тоже умею — здесь, в интернате, нас учат. Но комиссия сказала, что я не могу жить сам. Что им от меня надо?»

В отделении молодых инвалидов в родном интернате этот парень сможет жить только до 35. А потом его переведут в психоневрологический интернат (ПНИ), где люди живут, как в тюрьме, и перспектив нет вообще. Если детские учреждения уже обязаны реформироваться, то для реформы ПНИ до сих пор никаких нормативных актов не разработано.

В детских домах-интернатах Новгородской области детей лишают дееспособности в 14 лет — такова региональная практика. Официальная причина — забота о сохранности сиротских средств на книжке, которые подросток может потратить. Однако повальное лишение дееспособности приводит к тому, что большинство выросших воспитанников не может ее восстановить уже никогда.

— Любые стационарозамещающие формы — это экономия бюджета, что давно посчитано в ряде развитых стран,— говорит Анна Битова.— Многие молодые люди могли бы жить при небольшом сопровождении, но, лишая их дееспособности, регион вешает их себе на шею пожизненно.

Сотрудники социального отдела одного из интернатов говорили мне: «Здесь есть дети, которым диагностировали умственную отсталость, но там обычная педагогическая запущенность. Отставание в развитии со временем нарастает, и процесс становится все более необратимым». А выход простой, и он известен: если бы в регионе были квартиры сопровождаемого проживания для молодых инвалидов, часть молодых людей из этого интерната могли бы уже жить самостоятельно...

Эксперты убеждены, что ДДИ должны и будут реформироваться вслед за другими сиротскими учреждениями. «Есть требования федерального законодательства, которым надо соответствовать,— убеждена Елена Альшанская.— И есть общественный контроль и СМИ. Никакой регион не хочет, чтобы его называли саботирующим правительственные постановления». «Какие-то изменения происходят прямо на наших глазах,— говорит Анна Битова.— Например, в регионах стали понимать, что дети в ДДИ имеют право на образование, и прямая обязанность региона это право реализовать. Не нужно все время говорить о деньгах. Детей и взрослых с такими формами инвалидности не так много в масштабах страны, и забота о них должна быть приоритетной».

Ольга Алленова

https://www.kommersant.ru/doc/3578961


Обсуждение у автора:
https://www.facebook.com/allenova.olga/ ... 1348464885


Ольга Алленова — Вера Шенгелия. «Психоневрологические интернаты в России: хроника текущих событий».
https://www.youtube.com/watch?v=4UPneihc-ko
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.


Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 10106
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1467 раз
Поблагодарили: 1226 раз
Елена Альшанская
20 ч ·
О чем я думаю, спрашивает Фейсбук?
Вот сейчас я думаю о том, что позволяет нам, общественникам, не сломаться в тех ситуациях, когда у нас не получается.
Когда ты не можешь помочь тому, кто обращается за помощью.
Каждый из нас сталкивался с таким.

Когда ты упираешься в стену. Ищешь, ищешь дверь или окно - упорно, долго, до мозолей на руках, а всюду - только стена.

Чаще всего эта стена - региональные чиновники. Иногда это коррупция, иногда это желание формализовать все и спрятаться в домик формуляров, иногда это тотальное непонимание того, что такое потребности и интересы детей.
Иногда - и чаще всего это совпадает в одной и той же ситуации, это сами наши подопечные, которые делают все, чтобы помочь им не получилось, нарушают договоренности, обманывают, делают максимально ошибочные действия. Но про них мне понятно, что чаще всего их уровень доверия миру довольно низок и прошлый опыт мало дает ресурсов для правильного и рационального поведения.

А когда упираешься в чиновничью стену это очень тяжело. Очень злит.
Это ведь взрослые, хорошо устроившиеся, вполне себе благополучные люди. Которые или не на своем месте (целыми ведомствами, как иногда кажется) или совершенно цинично чувствуют себя безнаказанными и видят главную потребность не в защите детей, а в защите своего места.
У меня сейчас таких историй пять. Где не получилось или явно не получается помочь. Где ты упираешься в стену.
Как минимум в трех из них мне очень не хватает команды. Особенно на местах, в регионе. Тех, кто готов был бы пробивать стену до конца (с пониманием, что он может быть неуспешным).
Не хватает юристов. Не хватает пишущих людей.

Я не могу в интересах наших подопечных раскрывать публично многих деталей.
Но в общем что-то сказать могу.

Первая история это Брянск. Брянская область. Поселок Жуковка.
На опушке леса в отдалении от центра поселка там стоит школа-интернат. Обычная, не коррекционная. Таких уже почти нет в Рф, так как после новых законов и об образовании и о детских домах такого просто уже не должно быть - чтобы дети и жили и учились на одной территории. Все до одного дети должны учиться в обычных школах со всеми другими детьми.
Где-то полгода назад вскрылась чудовищная история когда дети из интерната много лет подрабатывали проституцией и педагогический коллектив об этом знал. Я говорила с детьми и некоторыми педагогами. Дети регулярно пытались донести до педагогов, до руководства, что происходит, но от них отмахивались как от назойливых мух, более того в какой-то момент просто начали назвать девочек шлюхами, вместо того, чтобы им помочь. Там и воспитательница при всех состояла в интимных отношениях с воспитанником.
Так вот кроме интерната в поселке был детский дом. Который в какой-то момент стал филиалом этого интерната. И в прошлом году мы от общественной палаты ездили туда и туда с мониторингом. Детский дом выглядел под заброшенным, но дети хотя бы учились обычных школах, ходили во внешние кружки. Интернат выглядел сильно богаче, но ощущение тем не менее производил сложное, тогда мы еще не знали почему. Самая главная беда таких мест - дети там полностью изолированные от социума. У них своя школа на территории, они вообще не живут в обычном нашем социальном пространстве и ровно поэтому любые страшные вещи там имеют шанс годами не вылезать на поверхность.
Так вот, когда вскрылась вся эта история, которую там сначала пытались замолчать - но не вышло, то вместо того, чтобы закрыть этот интернат, отремонтировать детский дом(он сильно требует ремонта), приняли решение закрыть детский дом и перевести всех детей на опушку леса к тем самым педагогам которые годами покрывали преступления против детей. Видимо, чтобы никто не мог быть на виду. Могу предположить, что потому, что именно благодаря тому, что дети начали ходить из интерната в детский дом и рассказывать там педагогам про ужасы творившиеся в интернате эта ситуация и вскрылась. Полагаю это наказание педагогов детского дома, что не дали замести все под ковер. Это совершенно точно не интересах детей, это совершенно точно нарушение принципов и закона об образовании и постановления 481 о детских домах.
Приказ о закрытии уже есть. Я пыталась что-то делать, обращалась, много куда и много к кому, про результат этих обращений напишу позже - пока он нулевой.

Вторая история еще более бесчеловечная . Это Челябинск. Это та история где детей развращали и насиловали в интернате. Да, опять интернат. На этот раз коррекционный. Среда, где дети все время на одной территории вне социума - самая удобная и для преступлений и для их длительного сокрытия. Как вы все наверное помните, все вскрылось лишь тогда, когда дети попали в приёмные семьи. Разные. И начали там говорить. Сейчас там все очень нездорово. Местные чиновники чувствуют себя абсолютно безнаказанными. Семьи замучили проверками, угрожают им подать на них в суд за "клевету". Я переговорила за это время с кучей людей оттуда. Включая государственных служащих в этой системе.
Там все в курсе про насилие! Были в курсе и раньше. И молчат. Даже анонимно отказываются давать показания или общаться со СМИ. Вот этот страх - это самая страшная круговая порука и есть. Позволяющая преступлениям продолжаться.

Третья история, это наша подопечная мама из Вологды, с мужем, похоже, садистом. Про которую я уже писала. У мамы, к сожалению, не выдержала психика, у нее случился приступ и всех детей забрали в приют. Собственно к этому ее муж и вел много лет преследуя ее и детей. Дети в приюте. Есть бабушка, которая с первого дня выразила желание их взять хотя бы на время к себе. Детей бабушке не отдают уже два месяца. Не разрешают даже навещать. Какой такой закон об опеке? Не слышали. При живой бабушке дети живут в приюте. Навещать разрешают только тому самому папе, ограниченному в общении с детьми по суду. Но живут они при этом в приюте. Зачем? Мы тут тоже уперлись в стену. Папа там с хорошими связями среди силовиков. Дорогие журналисты, кто писал уже про Вологду может вернетесь к этой истории?

Это только маленький кусочек историй, в которой ты упираешься в стену. Очень сложно при этом, нет, я не про выгорание, очень сложно при этом не обозлиться на людей, не начать всех сотрудников опеки или министерств или детских домов под одну гребенку грести. Потому что в других историях они слышат и помогают. Очень все это по-разному. И от региона зависит и от конкретного специалиста.

Но злит очень, когда целыми ведомствами, чуть ли не целыми регионам начинают покрывать неправду, когда идут вечерами в свои сытые дома к своим детям даже не понимая, что они своими действиями и решениями делают с детьми чужими. Я надеюсь - не понимая. Потому что понимать это и спать спокойно невозможно никак, по-моему. Это уже совсем надо перестать быть человеком.

Ну так вот как мы с этим справляемся? С трудом конечно. Надо всегда помнить и понимать, что ты не всесилен, ты всего лишь человек. Даже без полномочий и ресурсов в общем-то. Поэтому можешь и не суметь помочь.
Но главное - рыпаться до последнего. Пытаться достучаться до последнего. Не молчать. Других вариантов-то и нет.

https://www.facebook.com/ElenaAlshanska ... 4047418785
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.


Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 10106
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1467 раз
Поблагодарили: 1226 раз
Совет просит Госдуму доработать и принять законопроект об обеспечении жильем детей-сирот, подготовленный ко второму чтению
11 Июля 2018

Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека сегодня обратился в Государственную Думу в связи с законопроектом № 352096-7 "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в части обеспечения жилыми помещениями детейсирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детейсирот и детей, оставшихся без попечения родителей".

Документ разработан в целях совершенствования механизма обеспечения жилыми помещениями детей-сирот и лиц из их числа, формирования единой и стабильной административной практики в сфере обеспечения жилыми помещениями указанных категорий граждан и повышения государственных гарантий защиты их жилищных прав и завтра, 12 июля, должен быть поставлен на второе чтение.
Об актуальности и социальной значимости проблематики законопроекта свидетельствуют многочисленные обращения в адрес Президента Российской Федерации, органы исполнительной власти, правоохранительные органы и в СПЧ. На необходимость принятия скорейших мер по решению проблемы обеспечения жильем детей-сирот и усиления гарантий защиты их жилищных прав указывал и глава государства.

К сожалению, при подготовке законопроекта ко второму чтению не получил поддержки Комитета Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации по вопросам семьи, женщин и детей ряд поправок, внесенных представителями обеих палат Федерального Собрания Российской Федерации, направленных на решение острейших проблем в сфере обеспечения жильем детей-сирот.

Крайне важным, по мнению членов СПЧ, является предложение законодательно установить право на обеспечение жильем лиц, которые относились к детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, достигли возраста 23 лет, но из-за незнания о своем праве на льготное обеспечение жильем и порядка реализации этого права не были своевременно до 23 лет поставлены на жилищный учет или с 1 января 2013 г. не были включены в соответствующие региональные списки. К сожалению, сейчас таким выпускникам специализированных учреждений отказывают в предоставлении жилья.

Также вызывает глубокую озабоченность и категорическое несогласие возложение на детей-сирот ответственности за ненадлежащее выполнение обязанностей по обеспечению их жилищных прав администрацией образовательных и иных учреждений, в которых они обучались и (или) воспитывались, а также опекунами, попечителями, органами опеки и попечительства в период их несовершеннолетия. Данная проблема активно обсуждалась Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации в начале 2012 г. при принятии законопроекта, устанавливающего новый порядок обеспечения жильем детей-сирот, и не возникло сомнений в необходимости урегулировать эту проблему и защитить своевременно не реализованные жилищные права сирот.

К сожалению, механизм правоприменения данной нормы оказался нереализуемым: право на жилье за сиротой сохраняется независимо от его возраста лишь при условии, что до 23 лет он был принят на жилищный учет или включен в список, если же этого не произошло, выпускник специализированного учреждения утрачивает льготное право на жилье. Вновь предлагаемая поправка не приведет к расширению категории подлежащих обеспечению жильем сирот, поскольку речь идет лишь о тех, кому государство ранее уже гарантировало предоставление жилья, и свою обязанность не выполнило. Список может увеличиться незначительно, т.к. в него попадут лишь имевшие право на получение жилья по прежнему законодательству, и это будет устанавливаться в судебном порядке. Причем лишь те из них, кто до настоящего времени не решил свой жилищный вопрос, и может считаться необеспеченным жильем.

Не получила поддержки поправка о невозможности проживания детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей:
- в ранее занимаемом жилом помещении, где живут их бывшие усыновители, а усыновление отменено (т.к. это совершенно посторонние для сироты лица);
- в жилом помещении, где проживают лица, не являющиеся членами семьи сироты (там невозможна социальная адаптация); - с третьими лицами, если сирота страдает тяжелым хроническим заболеванием, при котором совместное проживание с ним невозможно.

Согласно действующему законодательству Российской Федерации, проживание детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, невозможно не только в жилом помещении, признанном непригодным для проживания, но и в признанном не соответствующим санитарным и техническим требованиям (даже без признания непригодным для проживания: например, если заключением Роспотребнадзора установлено несоответствие жилого помещения требованиям СанПиН).

Однако, принимаемым законопроектом предлагается изъять вторую часть указанной нормы и оставить только случаи, когда жилье сирот признано непригодным для проживания.

Несмотря на необходимость социализации проживание, детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, законопроектом устанавливается норма, позволяющая расторгать с сиротами в судебном порядке договоры найма специализированного жилья, в т.ч., в связи с неуплатой в течение 1 года коммунальных услуг. Введение данной нормы представляется поспешным: следует сократить до минимума основания расторжения с сиротами договоров найма специализированных жилых помещений.

Согласно действующему законодательству Российской Федерации, жилье детям-сиротам должно предоставляться сразу по достижении ими 18 лет, однако, в реальности, из-за нехватки средств предоставление происходит через 3, а то и через 10-15 лет.

В ряде регионов принимаются меры для обеспечения детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, временным жильем или компенсируются расходы за поднаем жилья. К сожалению, отклонена поправка, предоставляющая субъектам Российской Федерации такую возможность на основании положений федерального закона, что могло бы позволить бы региональным властям изыскивать бюджетные средства для обеспечения временного проживания сирот в благоустроенных жилых помещениях до наступления момента их обеспечения жильем из спецжилфонда.

Комитетом Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации по вопросам семьи, женщин и детей не поддержано предложение о предоставлении субъектам Российской Федерации права по установленным федеральным законом основаниям сокращать с 5 до 3 лет срок специализированного найма жилья сиротам, которые достигли возраста 23 лет, адаптировались, имеют семью, детей, самостоятельный заработок, добросовестно исполняют свои обязанности по договору найма специализированного жилого фонда.

Ограничения в использовании жилья, предоставляемого детямсиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, оправданы и преследуют цель содействовать социальной адаптации выпускников детских домов, оградить их от злоупотреблений со стороны третьих лиц. Вместе с тем, представляется, что ограничения должны быть разумны и не препятствовать адаптированным сиротам в возможности смены жилья при трудоустройстве с переездом в другой регион, создании семьи и т.д.

Отклонена поправка, которой предложено из норм действующего законодательства Российской Федерации, регулирующего предоставление дополнительных гарантий детям-сиротам, исключить понятие «ранее занимаемые жилые помещения», отсутствующее в Жилищном кодексе Российской Федерации и создающее ненужную путаницу на практике, позволяя трактовать это понятие неоправданно широко.

Правила контроля за использованием, сохранностью, распоряжением занимаемыми детьми-сиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей, жилыми помещениями, за обеспечением их надлежащего санитарного и технического состояния, должен устанавливаться Правительством Российской Федерации или профильным федеральным органом исполнительной власти, но не законодательством субъектов Российской Федерации. В важнейшем вопросе защиты имущественных прав детей-сирот критерии и гарантии должны быть едиными, независимо от того, в каком субъекте Российской Федерации за сиротой сохранено жилое помещение. Однако и эта поправка не нашла поддержки.

Учитывая высокую социальную значимость законопроекта для одной из наиболее уязвимых категорий граждан, Совет просит председателя Государственной Думы Вячеслава Володина дать поручение о проработке указанных замечаний при подготовке законопроекта ко второму чтению, провести дополнительное обсуждение поправок и принять законопроект в самое ближайшее время.

http://www.president-sovet.ru/presscent ... read/4779/
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.


Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 10106
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1467 раз
Поблагодарили: 1226 раз
Минпрос готовится тихой сапой угробить усыновление. И вот как он это делает (текст законопроекта)
16.08.2018 / АНТОН ЖАРОВ / 0 COMMENTS
Давайте называть вещи своими именами: этот законопроект Минпроса — гвоздь в гроб усыновления.

Во-первых, вводится «отсев» усыновителей по признаку «психологи обследовали». Причём то, как и кто будет обследовать — будет решать также министр Васильева.
Во-вторых, психологи так же будут «обследовать» детей под опекой (всех, до 14 лет; с 14 лет — «по согласию»), и, разумеется, опекунов.

В-третьих, закрепощение опекунов: смена места жительства только с разрешения опеки.

В-четвёртых, теперь опека будет писать опекуну (и усыновителю) «план адаптации» ребёнка…

Ну и остальное… Там много прекрасного. Прилетело (прилетит, если допустим, чтобы долетело) и действующим опекунам, и потенциальным, и всем вообще.

Но это самое «психологическое обследование» непонятно кем — конечно самое вопиющее… Результат? Кратное снижение устройств детей в семьи. Детские дома потирают руки от радости — «контингента» будет достаточно.

Я, разумеется, напишу подробно, по каждому тезису. Но сейчас — читайте.

Разумеется, допускать принятие ЭТОГО — нельзя.

(Ссылка на текст в pdf — под изображениями).
http://zharov.info/archives/7311

Добавлено спустя 55 минут 18 секунд:
Ольга Оводова
8 ч. ·
До вчерашнего вечера я еще надеялась, что журналисты нагнетают. Пока не почитала собственно текст законопроекта, без эмоций поверх. И теперь не могу дышать от ужаса. Я от страха не могу припомнить ни одной семьи, в которой больной ребенок был бы первым, вторым или третьим. Они наверняка есть. Но я думаю о тех, кого взяли, когда родители уже поднабрались опыта. Кто сейчас учится, поет и танцует. Кто был приговорен лежать в кровати и ходить под себя. О Варе, которую любили, но лечить и учить не планировали. Об Анжеле, которая задает тысячу вопросов в день и помнит ответы на все вопросы, ставит собственные научные эксперименты, а ее считали глубоко умственно отсталой. Среди моих друзей таких детей десятки. Все они должны были лежать в ожидании хороших, правильных родителей, а не так называемых. На Варю за 6 лет было выписано одно направление на знакомство. Анжелу показывали по первому каналу трижды, миллионы семей видели ее. Никто не пришел за моими драгоценными девочками, не разглядел, какие они прекрасные.
Господи, останови этот кошмар. Пожалуйста.
https://www.facebook.com/permalink.php? ... 0263481511

Ольга Оводова с Ильей Оводовым.
1 ч.
Представим себе, как живут наши дети, если не в нашей семье.
Сергей, 23 года. Закончил школу, директор которой считает, что из его школы выходят только воры и проститутки. Закончил училище по специальности "маляр-штукатур" (других не предлагают). Маляром работать не любит, поэтому ворует, директор прав. Вторая ходка.
Арина, 13 лет. Красивая девушка небольшого ума. Участница сексуального скандала (ссылка ниже про ее интернат).
Варвара, 10 лет. Сидит в коляске, иногда гуляет на заднем дворе. Учится по коррекционной программе, потому что все ее ровесники коррекционные, а под нее одну класс нормы никто не откроет. После 18 лет отправляется в ПНИ.
Анжела, 9 лет. Гуляет в пределах двора, учится по коррекционной программе и не умеет играть ни во что, кроме плачущих младенцев. После 18 лет отправляется в ПНИ.
Я ничего не придумываю. Все из разговоров и наблюдений за окружающей действительностью.
#четвертый_не_лишний

Изображение
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.


Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Имя: Марина
С нами с: 20 май 2006
Сообщения: 10106
Изображений: 0
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 1467 раз
Поблагодарили: 1226 раз
Я вчера в описании закона удивилась, что они на какие-то московские организации приемных родителей ссылаются.

А теперь Правмир пишет с ссылкой на Наталью Городискую, которая во Владивосток на форум прилетала:

Анна Данилова
4 ч. ·
Суть такая.

Этот законопроект хуже закона Димы Яковлева.
В комментарии авторы ссылаются на организацию по усыновлению (в параграфе про психологическое тестирование). А сама организация совсем не в курсе, что их цитируют и просто в ужасе от проекта.
Молчать нельзя

Приемные родители шокированы законопроектом Минпросвещения
НАТАЛЬЯ КОСТАРНОВА | 17 АВГУСТА 2018 Г.
Министерство просвещения подготовило законопроект по «защите прав детей», согласно которому предлагается ограничить количество усыновляемых детей – до трех на семью вместе с кровными – и ввести психологическое тестирование. В пояснительной записке к законопроекту упоминается ряд авторитетных объединений приемных родителей, которые якобы поддержали эту инициативу. Среди них Союз приемных родителей, усыновителей, опекунов и попечителей. Председатель Наталья Городиская не знала, что их союз упомянули в тексте проекта. А если бы знала, была бы против, как и все приемное родительское сообщество.
Какое-то время назад у нас было совещание в министерстве, была министр образования Татьяна Синюгина, были представители НКО и двух советов – Совет по защите детей и Совет ассоциации приемных семей. Мы говорили о необходимости реформ. Действительно нужно вносить изменения, потому что за последние пять лет возросло количество приемных семей, сократилось количество сирот, и нас не устраивает уровень сопровождения и подготовки, который сейчас есть. Мы, приемные родители, прекрасно понимаем, что у нас не хватает специалистов. Поэтому мы говорили о том, что нужно реформировать систему в целом, начиная с подготовки специалистов, которые будут работать с приемными семьями, оказывать им помощь и поддержку.

По вопросу психологического тестирования мы проговаривали на этом совещании то, что, возможно, есть случаи жестокого обращения, есть случаи, когда в родительство приходят люди с какими-то другими намерениями, далеко не позитивными. Но по сути ни одно тестирование сразу не выявит наклонности человека. В конце концов, с ним может что-то случиться, переклинит его и он начнет с ребенком жестоко обращаться, даже если прошел этап тестирования.

Поэтому тему тестирования мы обсуждали с оговорками, что нужны специалисты, нужна методика, которую тоже еще нужно обсудить и понять, насколько она будет вообще эффективна. Поэтому мы сказали, что тестирование возможно внедрить, но только изменив систему в целом – систему подготовки кадров, самих родителей. Мы очень долго совещались и долго говорили, но почему-то об этом нет ни слова, и это очень обидно. Мы эту ситуацию видим изнутри, мы живем с приемными детьми и работаем с приемными родителями, но почему-то ничего из того, что было предложено, нет. Все удивительным образом трансформировалось в совершенно другие вещи.

Поэтому мы категорически против того, что написано в законопроекте в плане ограничения детей, невозможности передвижения без разрешения органов опеки и так далее. Я сегодня утром впервые увидела этот текст. Причем нас, то есть сообщество, не собирали, мы абсолютно были не в курсе. Мы с представителями всех НКО хотим собраться, по пунктам внести свои предложения, замечания и это опубликовать. За последние годы была проделана громадная работа: сформировались приемные родительские сообщества, организовываются клубы, начинает работать сопровождение силами НКО во многих регионах, и здорово работать. Но вот сейчас что происходит?

Слово «ужесточение» меня как приемную маму, которая 10 лет в теме, так больно резануло. У меня сейчас в семье 7 детей – трое своих и четверо усыновленные, в том числе с ОВЗ. Получается, эти дети, которые уже выросли, с которыми произошли такие сильные положительные изменения, их бы просто не было, мы не могли бы им этого дать.

Изображение
Наталья Городиская с семьей

На том совещании говорили об индивидуальном подходе. Я знаю семьи, которые воспитали огромное количество детей, и они очень ресурсны. Также я знаю семьи с двумя детьми, у которых огромные проблемы – им просто нужно помогать. Поэтому вот так ко всем применять одинаково нормы – это абсурд. Я до сих пор не приду в себя. Если бы спросили наше мнение, естественно мы абсолютно против тех мер, которые планируют применить к приемным семьям. Я рада, что это только законопроект. Я знаю очень вменяемых людей в Министерстве образования, с которыми мы сотрудничаем много лет, и поэтому уверена, что в таком виде его не примут. В противном случае это рушит все, к чему мы стремились и чего добились за эти годы.


https://www.pravmir.ru/priemnyie-rodite ... eshheniya/

Добавлено спустя 1 минуту 7 секунд:
“Такой ребенок как Оля просто умрет в стенах детского дома” – приемные семьи о законопроекте Минпросвещения
АННА РЕЗНИКОВА | 17 АВГУСТА 2018 Г.
В Министерстве просвещения подготовили законопроект, который усложнит усыновление детей-сирот. Приемные родители уже называют его "людоедским" и считают, что шансов найти семью у детей почти не будет.

https://www.pravmir.ru/takoy-rebenok-ka ... eshheniya/

Добавлено спустя 32 секунды:
Так там в проекте еще и ограничения по квадратным метрам делать собрались.
Ха, это к приморскому закону, по которому вставшим на очередь усыновителям чего-то там дадут.
Я - Марина. Писать лучше на Изображение, а не через ЛС.
Усыновление в Приморье
Консультации по усыновлению и опеке: 8-800-700-88-05, звонок бесплатный.


Вернуться к началу
  Профиль  
 

Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему [ Сообщений: 573 ]  Страница 29 из 29  Пред.1 ... 25, 26, 27, 28, 29

Часовой пояс: UTC + 10 часов


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

[ Администрация портала ] [ Рекламодателю ]