Владмама.ру Перейти на сайт Владмама.ру Просто Есть

Часовой пояс: UTC + 10 часов


Ответить на тему [ Сообщений: 38 ]  Страница 2 из 2  Пред.1, 2

Автор Сообщение
СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Автор темы
Имя: Ксения
С нами с: 12 дек 2006
Сообщения: 4983
Изображений: 3
Откуда: между двух мостов
Благодарил (а): 187 раз
Поблагодарили: 766 раз
Я ВОЕВАЛ ЗА РУСЬ ПРАВОСЛАВНУЮ
Последнее интервью с протоиереем Михаилом Бойко († 2002)

Изображение
Митрофорный протоиерей Михаил (Бойко)

С протоиереем Михаилом Бойко († 2002) я познакомился в конце 1980-х годов в Покровском монастыре г. Киева, где он служил уже 16 лет – сначала в сане диакона, а позже священника. Отец Михаил принадлежал к числу «неудобных» пастырей, продвижение которых по службе не особо было угодно атеистической власти и ее бдительным органам: сын репрессированного священника, всем сердцем преданный Церкви, совершенно бескомпромиссный в отношениях с безбожным режимом.
Студенту полтавского музыкального училища, молодому фронтовику-добровольцу Михаилу Бойко пророчили блестящую музыкальную карьеру, но он был отчислен из училища за посещение православного храма. Директор училища тогда признался Михаилу, что не может не отчислить студента, потому что у него семья, и если он не послушается указания «оттуда», то вынужден будет сам уйти с работы. (Через много лет этот директор со слезами просил у отца Михаила прощение.) Отец Михаил рассказывал, как после разговора с директором вышел из училища, перекрестился и сказал: «Да будет воля Твоя», – и поехал поступать в Киевскую духовную семинарию.
Как-то он, уже отец пятерых детей и диакон Вознесенского храма на Димеевке, между службами занимался хозяйством у своего небольшого домика, построенного собственными руками, в районе киевских Совок. Вдруг из школы в слезах прибежал младший сын Георгий (ныне протоиерей и отец семерых детей): его срамили в школе за то, что он носил нательный крестик. Отец Михаил как раз плотничал. Услышав это, диакон-фронтовик с досады вогнал топор в бревно, да так, что тот вошел лезвием по самый обух, вытер руки и спокойно сказал: «Подожди, сынок, я схожу в школу и поговорю с директором». В кабинет он зашел с конституцией СССР в руках и, указав на параграф о свободе совести, спросил: «Скажите, уважаемый, разве главный закон страны запрещает свободу вероисповеданий? Или мне нужно ехать в Москву, в Кремль, чтобы подтвердить это?». Георгия оставили в покое, но диакона Михаила Бойко до 50 лет «придерживали» – не рукополагали в сан священника. И лишь воспользовавшись тем, что у «компетентных» чиновников отпуск и они отдыхают на черноморских пляжах, правящему архиерею удалось рукоположить «неудобного» диакона во иерея. С тех пор проповедь и исповедь отца Михаила стала известна всему православному Киеву. Любовь к людям, необыкновенное сострадание чужому горю, дар старчества и духовничества привлекли к нему многие сотни прихожан. К нему ехали и из других городов. Вскоре отец Михаил стал духовником киевского духовенства, по благословению митрополита ответственным за выпуск ежегодных православных богослужебных календарей, руководителем первой воскресной школы и инициатором строительства первого после 73-летнего атеистического запустения православного храма – в 1990 году. Уже будучи тяжело больным (ему удалили почку), находясь за штатом, отец Михаил ежедневно приезжал в Покровский монастырь на исповедь, где его ждали многочисленные духовные чада. Удивительный оптимизм и жизнерадостность не покидали его до последнего дня жизни. И эта радостность, о которой мы читали в житиях Серафима Саровского и других угодников Божиих, была изливаемой Христовой любовью и благодатью, верой в бессмертие и Царствие Небесное. И часто проповеди свои отец Михаил заканчивал словами: «И тогда мы услышим слова Господа нашего Иисуса Христа: Приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царствие, уготованное вам от создания мира» (Мф. 25: 34).

За год до смерти отца Михаила я трудился заместителем главного редактора православной газеты «SOS». Мой коллега и друг Валерий Майкут, потерявший работу на телевидении, устроился к нам в редакцию. Будучи тогда еще некрещеным и неверующим человеком, он все же увлекся православной тематикой, но часто спрашивал меня по-дружески: «Подскажи, Сережа, тему, уж и не знаю, о чем для вас писать». И вот однажды – дело было в Великий пост перед Пасхой и Днем победы – я направил Валерия к отцу Михаилу Бойко побеседовать с ним о его боевом прошлом. Они подружились, Валерий подготовил ряд замечательных материалов об отце Михаиле. А затем отца Михаила не стало, газету «SOS» «сократили из-за отсутствия средств», я возглавил православную газету «Кириллица», а Валерий Майкут вернулся на телевидение. А через какое-то время он звонит мне и говорит: «Я хочу принять святое крещение». Крестился он в храме в честь Входа Господня в Иерусалим памяти жертв Чернобыля – том самом, который строил отец Михаил Бойко в 1990 году и в котором был его первым настоятелем.

Последнее интервью отца Михаила Бойко, опубликованное некогда в газете «SOS», сохранилось; я и предлагаю его читателям сайта «Православие.Ру».

Сергей Герук

Стыдно – не воевать
Изображение
Прот. Михаил (Бойко)

Отечественная война была действительно и великой, и священной. А еще – она была внезапной.
Это ошеломило страну, ведь Германия считалась нашим союзником. Сталин, подавленный и растерянный, на несколько дней даже исчез из Москвы, а вернувшись, говорят в народе, принял решение, казалось бы, совершенно непредсказуемое, – открыть по всей стране храмы и монастыри, возвратить из лагерей и тюрем всех священников. И, главное, обойти Москву, Ленинград и Сталинград крестным кодом со святой иконой Казанской Божией Матери. Эти три города врагу так и не сдадут. Сам же безбожный вождь обратился к народу со словами: «Дорогие братья и сестры!» – вместо традиционно пролетарского «Уважаемые товарищи».

Михаилу Бойко было тогда всего пятнадцать, потому всеобщая мобилизация его не коснулась, а вот старшие братья ушли добровольцами на фронт. В 1944-м, когда родную Полтаву освободили, Михаил и сам последовал примеру братьев. Хотя, в общем, мог бы этого и не делать. Юноша уже прислуживал архиепископу, а, согласно новому приказу, всех служителей Церкви велено было не трогать. Поэтому первый вопрос отцу Михаилу вполне естественен.
Почему вы, батюшка, не воспользовались своей законной бронью, когда даже из действующей армии священников уже отзывали?

– Да, действительно, тогда говорили: воевать, мол, у нас есть кому, а вот молиться – некому. Но, знаете, когда я увидел, что все мои сверстники ушли на фронт, стало как-то неприятно, даже стыдно. Я что, калека? Или, хуже того, трус?

– Отец Михаил, но ведь там, на передовой, стреляли. Жертвы уже исчислялись миллионами. А вы такой молодой, и вся жизнь впереди. Неужто не страшно было идти под пули?

– Абсолютно не страшно. Тем более что отец – а он был священником – меня на это благословил. Дело-то святое. Пришел я в военкомат, доложил. Там обрадовались: «Очень хорошо, – говорят, – будешь минометчиком». Собрали нас и отправили в Донецкую область. Учить воевать. Но миномет не дали, зато приставили к… молотилкам: надо было для начала помочь колхозникам собрать урожай. А жарища стояла страшная, пыль столбом, грохот… Тоже, знаете ли, фронт, только трудовой. Ну, как обычно у нас, «битва за урожай».

В воскресенье дали выходной. А я заметил, что в соседнем селе храм есть. Раненько встал и побежал туда. И знаете, только вошел под его своды, сразу даже и не понял, где нахожусь: то ли на небе, то ли на земле. Такая радость снизошла необыкновенная! Хотя, казалось бы, пустая сельская церковь, батюшка-старичок, две бабки невпопад голосят на клиросе. А чувство – божественное. Я и не заметил, когда служба кончилась. Очнулся: на земле стою, а передо мной целая лужа слез. Батюшка увидел, что солдат плачет, подошел, на завтрак пригласил. Я и остался там до вечера.

А потом повезли нас на фронт. Как сообщили об этом, мы все в один голос: «Ура!».

– Это был такой прилив патриотизма?

– Все значительно проще: кормили нас ужасно. На первое блюдо – жидкие щи, на второе – густые щи. Правда, мне, пережившему голодомор, было не привыкать. Так вот, когда привезли нас в штаб армии, у ребят враз оптимизма поубавилось. Артиллерийскую канонаду услышали. Сразу фантазия заработала, жуткие картины начала рисовать. Многие принялись тут же запасное белье на водку менять: на смерть ведь идем. А тут и «покупатели» с передовой пожаловали, и среди них капитан. Крепкий такой, видный, настоящий сибиряк: жесты уверенные, речь с матерком. Ух, думаю, такого парня, поди, и пуля не берет; вот бы взял меня к себе. Но мы-то минометчики, а он – автоматчик. Не взял.

Но Бог дал мне увидеть этого капитана перед смертью. Прошили его четыре пулеметные пули. Я как раз в санбате был с легким ранением и помогал его на операционный стол укладывать. Его сухие губы еле слышно шептали: «Господи, Господи, Господи…». С этим словом он и отошел.


Автограф на Рейхстаге

Изображение
Михаил Бойко (в центре) с однополчанами. 1945 г.

– Отец Михаил, я знаю, что фронтовики не особо охотно рассказывают о своих ранениях и контузиях, но коль скоро мы затронули эту тему, то, извините, миловал ли Господь вас от кровавых отметин войны?
– Ну что же это за война без санбата! Было у меня несколько ранений, но, как говорится, случается и хуже. Мы как раз отбивали немецкую атаку под городом Фюрсенвальде. Почувствовал удар в щеку, но не придал этому значения. Операция закончилась, прозвучала команда «отбой», все поднялись – а я весь в крови. Отвезли меня временно в какой-то сарайчик, подальше от линии фронта. Лежу себе, приятно так стало, как будто на Пасху. Вокруг все гремит, а мне кажется, что это колокола звонят. Думаю, неужели так сладостно умирать?..

А потом вдруг стало обидно. Мы же Шпрее форсировали. Считай, вот он, Берлин, а я в бинтах этих прохлаждаюсь. Как же это так – быть на фронте и Берлина не увидеть? Немножко возроптал я на Бога, но потом раскаялся. Отлежался в этом сарайчике и думаю: пока меня в санчасть отвезут, пройдусь-ка я на передовую, товарищей своих проведаю. Иду и вдруг вижу: навстречу мне повозка несется, а в ней трое моих товарищей. Качаются, орут не своими голосами, глаза закатывают, меня не узнают.

Оказалось, что после боя нашли они спирт немецкий, а он был отравленным.
Получается, что если бы вас не ранило, быть вам в этой повозке четвертым?

– Конечно! Мы же голодные были, а кухню привозили только после боя. Так что поблагодарил я Бога за то, что меня сохранил. И Берлин я увидел. Ранило-то меня 24 апреля, а Берлин пал 2 мая. Рана оказалась не слишком тяжелая, и вскоре повезли нас в «логово зверя». Как бы на экскурсию. Прошелся под Бранденбургскими воротами и даже на Рейхстаге расписался. На одной из колонн. Так и написал: «Бойко. Полтава». Хотел и на парад Победы в Москву попасть, да одного сантиметра не хватило.

– Это как? Образно говоря?

– Почему же образно? Сантиметр он и есть сантиметр. Тут вообще целая история. Когда оказался на фронте, был самым маленьким в строю. Всего метр шестьдесят два, а под конец войны, считай за год, вдруг вымахал до метра семьдесят девять. Но все равно до парада Победы не дорос: чтобы пройтись по Красной площади, надо было иметь метр восемьдесят. Не повезло: в Берлине был, а до Москвы чуть-чуть «не дотянул».


Время наград
– Награды войны. Для многих фронтовиков это все, что им осталось для воспоминаний. Что вы, отец Михаил, вспоминаете, глядя на свои боевые ордена и медали?

– Ну, скажем, все то же свое ранение за шестнадцать дней до победы. После всего случившегося на передовую прибыл командир батальона, а мой командир ему и докладывает, что, мол, такой-то остался на поле боя, несмотря на ранение. Комбат пожал мне руку и сказал: «Наградим вас орденом солдатской славы». Я, конечно, в ответ: «Служу Советскому Союзу!».

И вот пришло время наград. Я стою в строю грудью вперед. Фамилия «Бойко» вторая, так что ждать не долго. И вот «А» прошла, «Б» прошла, «Г», «Д»… Что такое? Думаю, может, буду дальше, в каком-то особом списке. Не дождался.
– В чем же причина?

– А причина была одна: я человек верующий.

– И об этом знали?

– Конечно. Еще в боях на Висле меня вызвали в штаб полка и предложили поехать на курсы лейтенантов. Я, естественно, поблагодарил за доверие, а сам думаю: как же от всего этого избавиться? Впрочем, вот и избавление: анкету ведь надо заполнить! А там графы разные. Почему не комсомолец, почему не коммунист? Ах, верующий, псаломщиком был. Очень хорошо, мы вызовем вас в другой раз… А я думаю: как же, вызовете!
– И все же, дорогой отец Михаил, не обидно ли, столько выстрадав, не получить ничего?
Отец Михаил загадочно улыбнулся и, обращаясь куда-то вглубь квартиры, воскликнул; «Ируся, а покажи-ка мой пиджак, пожалуйста!». И девушка, одна из тридцати внучек и внуков батюшки, внесла в комнату звенящий от золота боевых наград пиджак.

– Через год после войны совершенно случайно встретился я со своим командиром роты. Обнялись, поцеловались. «А где твои ордена?» – спрашивает. «Да нет их, – говорю, – я же как бы не воевал…». В общем, он пошел куда следует, кулаком стукнул, «нажал» – и в результате через год после войны я получил все свои награды.


Исповедь
Изображение
Рассматриваем фронтовой фотоальбом отца Михаила. Молодые красивые лица его боевых друзей. И сам он, статный и везде улыбающийся. Вдруг среди тускловатых снимков промелькнула газетная вырезка, а на ней фронтовая фотография: в разрушенном зале над роялем, неизвестно как уцелевшем, склонился солдат.

– Эта вырезка напомнила мне меня самого. Иногда даже кажется, что за этим роялем я и есть.

Помню, наша часть стояла в резерве, и мы зашли в один немецкий дом. Все там было вверх дном, а в углу стояло пианино. Совершенно целехонькое. А я ведь человек музыкальный, практически на всех инструментах играю. Сел я за него и сыграл. «Покаяние» Веделя. Было так странно: война, смерть – и эта божественная музыка в чужой стране.

Тогда я сказал себе: «Господи, я не прошу у Тебя ничего. Не прошу, чтобы меня не ранило, не прошу, чтобы меня не убило. А прошу единственное: дай мне быть с Тобой! Или здесь, на земле, или там, на небе. Как Ты хочешь».

Я понял, что тело зависит от Бога, а душа еще и от меня. Поэтому стремиться надо, всеми силами стремиться, чтобы душа моя была не подлая. Чтобы в сражении со злом она победила.

Нет, я не за Сталина воевал. Я воевал за Русь Православную.

С протоиереем Михаилом Бойко
беседовал Валерий Майкут

23 февраля 2009 года



За это сообщение автора Сеничка поблагодарил: Metanoia
Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Автор темы
Имя: Ксения
С нами с: 12 дек 2006
Сообщения: 4983
Изображений: 3
Откуда: между двух мостов
Благодарил (а): 187 раз
Поблагодарили: 766 раз
Осколки святости в нас
Беседа владыки Антония в Неделю 2-ю по Пятидесятнице, Всех святых, в земле Русской просиявших.
Изображение
В бесконечном богатстве личности Всечеловека Христа каждый народ выделил черты святости, которые ближе его сердцу, которые более понятны, которые для него более осуществимы.
Сегодня из всего дивного многообразия святости, всего богатства земных и небесных человеческих возможностей мы празднуем память всех святых, в земли Российской просиявших: людей, которые нам по крови близки, жизнь которых переплелась с самыми решающими событиями нашей истории, людей, которые являются славой нашей земли, богатым, прекрасным плодом сеяния Христова, как о них говорится в праздничном тропаре.
В этом сонме русских святых, мне кажется, можно выделить три черты как характерные свойства русской святости: не в том смысле, что они отсутствовали у других народов, а в том смысле, что эти именно свойства были восприняты и возлюблены в нашей родной земле.
Первая – бесконечное терпение Господне. Святой Апостол Петр говорит, что Бог не медлит Своим судом, а терпит; Он ждет, потому что Он любит, а любовь всему верит, на все надеется, всего ожидает и никогда не перестает. И вот это свойство Христовой терпеливой, бесконечно ожидающей любви, которое так дорого Ему обходится, – потому что терпение означает готовность продолжать выносить, пока не осуществлена воля Божия, ужас и безобразие и страшные картины земли, – это терпение Господне находит свое выражение и в наших святых: не только изумительной выносливостью и выдержкой в подвиге, но и такой открытостью сердца, которое никогда не отчаивается о судьбе грешника, такой открытостью сердца, которое каждого принимает, которое готово последствия этой терпеливой любви нести на себе не только подвигом, но и страданием, и гонением, не отворачиваясь от гонителя, не отрекаясь от него, не выбрасывая из своей любви, но с готовностью, как говорит Апостол Павел, погибнуть даже в вечности, только бы спаслись те, которым нужно спасение.
Другое свойство, которое поразило в Христе русский народ, это величие Христовой униженности. Все языческие народы искали в своих богах образ того, чем мечтали сами быть – лично, каждый человек, и вместе, весь данный народ: они выделяли славу, выделяли власть, могущество, доброту, справедливость. И даже те боги древности, которые погибали ради народа, погибали героической смертью и восставали немедленно в славе.
Но явление Божие во Христе – иное; выдумать Его было нельзя, невозможно, ибо таким никто Бога не мог бы себе представить: Бога, Который делается униженным, побежденным; Бога, Которого народ окружает насмешкой и презрением, прибив ко кресту, издеваясь над Ним… Таким Бог мог явить Себя Сам, но выдумать Его таким человек не только не мог, но и не захотел бы, особенно если помнить слова этого Бога о том, что Он дает пример, чтобы мы были таковыми, каков Он был.
И вот этот образ униженного Христа, этот образ Бога пораженного, Бога побежденного, Бога, Который так велик, что Он может вынести и последнее надругание, оставаясь во всей славе и величии Своего смирения, русский народ возлюбил, и теперь любит, и теперь осуществляет.
И третья черта, которую мне хочется отметить, которая мне кажется общей всем русским святым, это то, что на протяжении всей русской истории святость совпадает с явлением и проявлением любви.

Изображение
Типы святости чередовались на нашей земле: были отшельники и были монахи, живущие в городах; были князья и были епископы; были миряне и подвижники всякого рода – не забывая и юродивых.
Но все они появлялись не случайно, а в тот момент русской истории, когда в том или другом образе подвига можно было яснее явить любовь свою к Богу и любовь свою к людям.
И это – одна из радостей нашей трагической и часто темной и страшной истории: что во все ее эпохи – были ли они светлые или мрачные – красной нитью, золотым узором бежала эта струя Божественной любви, и что где приумножался грех, там переизбыточествовала благодать, и где возрастала человеческая жестокость, там проявлялось новое свидетельство Божией любви, загоревшейся в человеческих сердцах, свидетельство жалости Божией, жалости человеческой.
Наши святые – нам родные и близкие; но если мы задумаемся над собою, то можем ли мы сказать, что эти черты являются вожделением, мечтой наших душ, жаждущих вечной жизни? Не ищем ли мы обеспеченности – а не уязвимости, силы – а не пораженности, славы – а не унижения? Является ли наша жизнь во всех или, хотя бы, в основных ее проявлениях любовью, воплощенной в человеке? Находим ли мы в себе это бесконечное, ничем несокрушимое терпение, эту смиренную любовь к ближнему, эту отдачу себя, эту способность никого не отвергать, а, по слову Христову, благословлять всякого, любовью сиять на доброго и на злого, проявлять ту любовь, о которой Апостол Павел нам говорит?
А если не находим, то мы – вне потока русской святости, вне пути Христова в русской душе и в русской истории. Тогда мы осколок, отбросок. Как это страшно и жалко подумать! И если мы хотим, чтобы зазвенели все струны наших душ человеческих, чтобы зажило в нас и запело все, что может жить и петь песнь Господню, хотя бы и на земле чужой, то мы должны приобщиться именно этим свойствам русской святости, русской святой души, и тогда мы будем едины с теми подвижниками, которые ныне продолжают свой путь спасения земли Русской – кровью и не угасающей любовью. Аминь.


Источник: http://www.pravmir.ru/oskolki-svyatosti-v-nas/#ixzz3d36PWd9K


Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Автор темы
Имя: Ксения
С нами с: 12 дек 2006
Сообщения: 4983
Изображений: 3
Откуда: между двух мостов
Благодарил (а): 187 раз
Поблагодарили: 766 раз
Петр и Павел: разные пути – общая радость
Изображение
Завтра мы будем совершать память святых первоверховных апостолов Петра и Павла. Многое можно сказать об их подвиге, о мученической смерти за Христа, но, наверное, самое главное в наши дни – история их обращения ко Христу. Апостол Павел и апостол Петр – два полюса той первохристианской общины, которая засеяла мир христианскими смыслами и принесла в него свидетельство о Христе.
Петр – рыбак, человек глубокой веры, веры горячей, может, даже излишне горячей, о чем Господь говорит ему: ты отречешься от Меня, потому что сейчас на эмоциональной волне исповедуешь верность, а потом на этой же эмоциональной волне испугаешься и отойдешь в сторону.
Апостол Павел – человек ясного и трезвого ума и очень больших знаний. Фарисей, книжник, прошедший очень серьезную богословскую школу у известного книжника и фарисея Гамалиила – учителя с большой буквы.



В раннехристианской общине проходила дискуссия о том, что должно входить в провозвестие веры Христовой, какие на человека в Церкви налагаются обязательства, что он должен делать, как жить, должен ли принимать на себя все бремена неудобоносимого ветхозаветного закона, иудейского обряда или от них надо отказаться.

Эта дискуссия особенно интересна, потому что Петр, который представлял народ, причем народ не самый богатый и, может, не так образованный, как апостол Павел, не спешил с тем, чтобы благовестие вышло за рамки Израиля. Он считал, что прежде всего надо идти к погибающим овцам Израиля – к иудеям, к тем, кто знает пророков, жаждал спасения, грезил о Мессии. И поэтому Петр как раз не спешил отказываться от ветхозаветных обрядовых установлений, боясь, что этот отказ может оттолкнуть кого-то из иудейской общины, из тех, кто мог бы прийти в Церковь, стать христианином.

Апостол Павел, у которого был колоссальный багаж ветхозаветного знания, знания об обрядах, дотошном следовании букве закона, оказывается гораздо более радикальным. Он отказывается от этого багажа, провозглашая свободу во Христе и обращая свое слово к язычникам – к людям иных культур, иных традиций. Ради того, чтобы они могли прийти в Церковь, ко Христу, он расчищает этот путь от всего вторичного и непринципиального.
Мы знаем, что апостол Петр прошел с Христом долгий путь, три года был рядом с Ним, восшел на гору Фавор, видел Преображение Господне.

Видел ли апостол Павел Христа в Его земной жизни, неизвестно – из Нового Завета это не следует, – но его Господь призывает за пределами Церкви, там, где действует призывающая благодать. И именно Павел, которому Господь открывает Себя уже Воскресшего, в славе, Павел, который ради своих иудейских представлений гнал Церковь Христову, искренне преследовал христиан, считая христианство ересью, считая, что насилием можно остановить это «нечестие», понудить людей отказаться от веры в воскресшего Галилеянина, который объявил себя Богом, вот этот Павел, увидев Христа в видении, придя в Церковь и получив там исцеление, войдя в число проповедников, оказался мостиком, переброшенным от Христа, апостолов, ранней Церкви к людям иным, внешним, очень далеким от Израиля и иудейских представлений.

Мне кажется очень важным, что Лука, ученик и сподвижник апостола Павла, в своем Евангелии, а потом в Деяниях апостольских подчеркивает, что ко Христу приходили не только иудеи, что любовь Христа простиралась на всех, что Христос в каждом человеке, независимо от его веры или отсутствия веры, прозревал образ Божий и надеялся, что сердце человеческое откликнется, душа встрепенется и человек придет к Богу, станет сыном или дочерью – чадом Божьим.

Мне кажется очень важным, что при всей разнице путей Церковь празднует память этих апостолов в один день, памятуя не только о важности отеческих преданий, важности Ветхого Завета для всех христиан, но и о том, что многие наслоения – мелочи, обряды – могут стать для людей преградой, иногда непреодолимой, на пути к Богу.
Здесь нужна ревность апостола Петра и открытость и мудрость апостола Павла. И самое главное – помнить, что Петр и Павел вместе жизни свои положили ради Того Слова, Которым мир был сотворен и в Котором стоит, непрестанно пребывали в общении с Богом, имели дар внутренней молитвы, передали свои дары и знания ученикам, и через Церковь – таинство богослужения, – через опыт святых это знание и ведение Бога приходит к нам.

Поэтому каждый может войти в радость апостола Павла и апостола Петра. Каждого Господь призывает приобщиться к нетварному Божественному свету, призывает разделить радость Пасхи Христовой, стать христианином не только по имени и внешней атрибутике, но и измениться, преобразиться внутренне и войти в Царство Божие и жизнь вечную. Аминь.
ИЕРОМОНАХ ДИМИТРИЙ (ПЕРШИН)


Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Автор темы
Имя: Ксения
С нами с: 12 дек 2006
Сообщения: 4983
Изображений: 3
Откуда: между двух мостов
Благодарил (а): 187 раз
Поблагодарили: 766 раз
Князь Владимир – воин, дипломат, святой?
Креститель Руси, один из первых представителей династии Рюриковичей, проправившей Русью более семи столетий, герой летописей, литературы и фольклора. Кажется, о святом Владимире мы знаем всё. Представление это сильно изменится, стоит вчитаться внимательно. Начнём.
Изображение
Киевский, новгородский, московский?
Сейчас это может показаться удивительным, но Владимир Святославич, ныне почитаемый как святой равноапостольный и входящий в Соборы киевских, галицких, псковских и волынских святых, канонизирован был далеко не сразу.

Понятно, что первые несколько веков, пока Русская Церковь находилась в подчинении Константинопольского Патриархата, «притормозить» процесс канонизации славянских равноапостольных могли греки. Появление святых высокого ранга слишком уж поднимало статус едва-едва образованной епархии.

Однако до нашего времени дошли сведения о стихийном почитании в домонгольском Киеве бабки Владимира – княгини Ольги. В те времена якобы существовала даже гробница с её мощами, позднее утраченная во время монгольского нашествия. А вот с Владимиром Святославичем ещё несколько веков всё было очень неопределенно.

В «Похвале кагану Владимиру», вошедшей в состав «Слова о Законе и Благодати» середины XI столетия митрополит Иларион называет Владимира «блаженным». Но разграничить здесь дань уважения правителю, ещё памятному живым свидетелям, и намёк на совершившуюся канонизацию весьма сложно. Летописи того времени факт прославления киевского князя тоже не упоминают.

А вот все дошедшие до нашего времени Прологи и богослужебные книги XIV столетия уже содержат сведения о святом Владимире, единодушно помещая его память на 15 июля.

Среди медиевистов бытует версия, что прославление святого могло состояться во времена Александра Ярославича, а как свидетельство чудесной помощи князя Владимира была воспринята победа русичей в Невской битве 15 июля 1240 года. Но это значит, что впервые киевский князь был прославлен как святой…новгородский.

Общерусское же прославление святых Владимира и Ольги состоялось лишь в 1540-е годы, во время московских Великих соборов. Тогда же за святыми окончательно закрепился статус равноапостольных.

Три Владимира «Повести временных лет»

Первым из древнерусских летописцев Владимира Святославича очень подробно описал составитель «Повести временных лет». Но, читая его повествование, ловишь себя на мысли: автору не позавидуешь.

И дело не только в том, что жил составитель летописи в начале XII столетия, а его герой в X веке, что ко времени написания летописи вопрос о канонизации князя – крестителя Руси – всё ещё не был решён.
Просто автору летописи нужно было совершить почти невозможное: он, православный монах, должен был описать язычника и раскаявшегося грешника, но при этом не уронить честь фактического основателя правящей династии. А ведь проявления, достойные сильного князя и христианского святого, так различны, что порою противоречат друг другу.

Временами создаётся впечатление, что в древней летописи – перед нами не один князь, а, как минимум, три разных человека.
Язычник

«Первый Владимир» летописи – воинственный и коварный язычник. Он скор на подъём, решителен в действиях и никому не позволяет оскорбить себя. Стоило дочери полоцкого князя язвительно и публично намекнуть Владимиру на его низкое происхождение («Не хочу розути робичича», – заявляет строптивая княжна, у которой на примете есть более почётный жених), как Владимир нападает на Полоцк и берёт Рогнеду в жёны насильно, убив её отца.

Владимир-язычник не только отбирает у старшего брата невесту, но и идёт на него самого войной. Всё, что в силах сделать здесь летописец, – это снять со своего героя часть вины. Так убийство Ярополка, замысленное Владимиром, в его повествовании оказывается выполнено руками варягов по наущению изменника-воеводы Блуда. Сам же Владимир проявляет даже некоторое благородство, заранее предупреждая брата о том, что пойдёт на него войной.

Владимир-язычник расчетлив и по-своему даже бережлив. Так, варягов, совершивших убийство Ярополка, он не награждает, а просто отпускает к грекам, предварительно выбрав из них лучших себе на службу. Покорив воинственных болгар, Владимир дальновидно предпочитает не обкладывать их данью, как он делал с племенами послабее, а заключить мир.

Владимир-язычник женолюбив, воински удачлив, охотно ставит в разных местах идолов и приносит им жертвы. Обо всём этом, в том числе о военных завоеваниях князя, летописец говорит открыто и подробно.

Выбор веры

«Второй Владимир» в повествовании летописца – «испытатель вер», выбирающий для Руси новую религию, которая призвана была объединить разрозненные племена.

Читая летописные статьи, начиная с 986 года ясно ощущаешь, что написаны они были православным книжником, который уже совершенно точно знал, чем закончится дело. Выбор князя здесь словно бы предрешён, а основная задача повествователя заключается в том, чтобы изобразить принятие Русью именно православия делом, максимально независимым от Византии, вмешательства которой в свои внутренние дела молодое славянское государство в те годы всеми силами старалось избежать.

Владимир здесь совершенно новый – непредсказуемый собеседник, тонкий дипломат и где-то даже осведомлённый богослов.

Показательно, что отношение князя к представителям разных религий в древней летописи существенно различается. Так, «сладко заслушавшись» болгар-магометан, рассказывающих князю-многожёнцу о порядках ислама, Владимир в то же время находит весьма бытовой предлог для того, чтобы отослать их ни с чём. «Руси есть веселие питии», – говорит он, и его слова звучат, как пословица.

Давних противников Руси – хазар, государство которых к тому же основательно «повоевал» отец Владимира Святослав, князь отправляет восвояси, проявив неожиданные знания основ иудаизма. «Где есть земля ваша», – интересуется насмешливый правитель, и иудеи уходят из Киева, посрамлённые дважды.

А вот с посланцами папского престола Владимир ведёт себя очень сдержанно и вынужден довольствоваться лишь туманной ссылкой на традицию: «Отцы наши не приняли этого». Исследователи склонны видеть в этой фразе намёк на западные миссии, захаживавшие когда-то ко двору княгини Ольги. Дипломатичность княжеского ответа понятна: ко времени описываемых событий официального разделения западной и восточной ветвей христианства ещё не состоялось.

Когда же ко двору Владимира приходит греческий философ, то он произносит такую несоразмерно длинную речь, включающую в себя пересказ сразу обоих Заветов, а киевский князь начинает задавать столь мудрёные вопросы, что их беседа местами напоминает катехизис.

Впрочем, дабы не проявлять слишком явной зависимости от греков, киевский князь даже после столь пространной беседы предлагает с окончательным выбором религии «ещё немного подождать».

Христианин

«Третий Владимир» летописи – князь-христианин, градо- и храмостроитель. Неожиданно в этой части повествования киевский правитель оказывается довольно слабым полководцем.

Правда, князь воюет с печенегами и даже побеждает их, но всё же большинство военных успехов Владимира в этот период оказывается связано с какими-то дополнительными обстоятельствами – доблестью юноши-кожемяки, находчивостью белгородцев (которые сумели убедить врагов, что кисель родится в их городе прямо из земли), обещанием построить церковь в Васильеве. В целом же перечень княжеских походов этого периода превращается у летописца в бесконечное «ходил, ходил, ходил» – и никаких конкретных результатов.

Не слишком удаётся Владимиру-христианину и поддержание порядка в государстве. Составитель летописи упоминает законодательные эксперименты князя, пытавшегося отменить смертную казнь («Боюсь греха»), отчего умножились разбойники, а затем денежные штрафы (отчего пришла в упадок армия).

Основное же внимание летописца в этот период жизни князя привлекают широкие пиры Владимира. А сам князь, сидящий за пиршественным столом вместе со своей дружиной и совещающийся с ней об устройстве страны и военных делах здесь чрезвычайно напоминает былинного «Владимира Красно Солнышко».

Прошло четыре века

В середине XVI столетия уже другой летописец вновь создаёт повествование о Владимире Святославиче – для «Степенной книги» – первой русской летописи, призванной не просто описать поток исторических событий, но подробно, по поколениям проследить историю царской династии.

Со времени составления «Повести временных лет» изменилось многое. Изменилась Русь – теперь это крупное государство, стремящееся выйти на политическую арену Востока и Запада как равное. Изменились литературные вкусы – пышная риторика и придворный официоз господствуют в документах этого времени. Какие же черты подчёркивает в древнем князе новый автор?

Бросается в глаза, что теперь князь для повествователя «блаженный», «равноапостольный», «приснопамятный» и «великий». Отдельно освещён вопрос о том, что его недаром назвали «Владимиром» – ибо владел всею Русской землёю, а до него древнерусских правителей так не называли. Упоминает автор и крестное имя русского правителя, сообщая, что в переводе оно означает «царь».

Особо оговорено происхождение Владимира от римского кесаря Августа. В начале XVI столетия легендарное родословие – «Сказание о князьях владимирских» – подробно, хоть и ощутимо погрешив против исторической правды, проследило эту родственную связь. Идея о ее существовании была популярна у русских правителей.

Понятие царской чести нынешнему автору, несомненно, знакомо, но он не касается древних сложностей русско-греческих отношений. Возможно, он просто точен в обращении с документами – некоторыми. Поэтому он с готовностью цитирует послание греческого патриарха Фотия о том, что русичи некогда были известны своей свирепостью, непрестанно совершали набеги на греков и поработили себе все окрестные народы, а потом «от мерзкого идолопоклонства обратились к любви и истинному благочестию, кое и стали держать усердно и неизменно».

Как видим, ни боевая слава русских князей, ни христианские добродетели той части династии, что позже приняла крещение, здесь не пострадали.

Однако Владимир, похоже, интересует автора не сам по себе, а, в первую очередь, как этой династии основатель. По крайней мере, о «самодержствии» князя (понятие, на самом деле, совершенно неприменимое к государственному устройству русичей X-XI веков, но это что – дальше в окружении князя появятся «боляре» и даже «чиновники»!), его многочисленном «плоде» и дальнейшем «роде» книжник XVI века говорит буквально при каждом удобном (и неудобном) случае.

Впрочем, непростой жизненный путь князя, и даже не слишком погрешая против древней летописи, автор здесь тоже пересказывает. Правда, делает он это очень конспективно, как бы извиняясь, и предлагая читателю «не смотреть на первое нечестие» Владимира, но лишь на его позднейшую благочестивую жизнь, и сообщая, что ранние поступки князя приведены в его повествовании лишь для того, «да никто же впадет в таковая».

К тому же из позднего рассказа отчаянно исчезают нюансы и полутона. Так, пришедших к нему посланцев от разных вер Владимир здесь выставляет очень решительно. На учение мусульман князь якобы «вознегодоваше», иудеям прямо заявил об их «зле», папским легатам сказал: «Идите восвояси».

А вот пространная речь философа, напротив, была воспринята князем с нескрываемым удовольствием и даже «усердием». Несомненно, подобная «чёрно-белая» картинка могла сложиться лишь в сознании книжника позднего средневековья, которому полемическая литература того времени была знакома куда лучше тонкостей дипломатического и дворцового этикета.
При столь явной заведомой склонности Владимира в пользу греческого православия очень странно и не вполне логично выглядит в «Степенной Книге» штурм Корсуни.

Ещё необычнее смотрится здесь переписка славянского князя с греческими императорами, в которой он одновременно выказывает им всяческое почтение, повествует об уже предпринятых шагах по изучению православия, просит о крещении, а заодно…и браке с их порфирородной сестрой. Причём оба императора тут же начинают выказавшего столь дерзкие намерения язычника всячески подбадривать и приветствовать, а сопротивляющуюся девушку увещевать и уговаривать.

Что говорить, нынешнему летописцу явно памятнее времена, когда последняя из греческих принцесс весьма охотно ответила согласием на брачное предложение из Московии, чем эпоха, когда в руке порфирородной гречанки византийские базилевсы отказывали даже императорам Священной Римской империи.

Крестившись, Владимир «Степенной книги» тут же обращается к своему окружению с весьма пространной речью, более напоминающей обширную церковную проповедь, так что лаконичная фраза древней летописи: «Познал я истинного Бога», оборачивается здесь страничным текстом. После этого крестятся и «боляре».

И далее в летописи начинается вереница крещений, которая отнюдь не ограничивается жителями Киева. Крестятся «сыны Владимира», печенеги, Суздальская земля, Новгород. Более того, теперь Владимир якобы отправляет уже своего «философа» к «срацинам» – татарам и волжским болгарам… Так живая, хоть и помещённая в некоторые рамки летописной условности, княжеская биография окончательно тонет под грузом придворно-церковного официоза.

Мы видим, что авторы разных эпох строят рассказы о Владимире Святославиче по своему вкусу и в связи с теми задачами, которые ставили перед ними современные им обстоятельства. Вычленить оттуда историческую правду сложно, порой она безвозвратно потеряна в веках. Может быть, именно потому единый образ святого Владимира – крестителя Руси – в древней литературе так и не сложился.

В известной степени, мы ищем его до сих пор.


Источник:http://www.pravmir.ru/svyatoy-vladimir-voin-diplomat-svyatoy-krestitel/


Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Автор темы
Имя: Ксения
С нами с: 12 дек 2006
Сообщения: 4983
Изображений: 3
Откуда: между двух мостов
Благодарил (а): 187 раз
Поблагодарили: 766 раз
Для чего освящать яблоки из «Ашана»?
На Преображение люди несут в храм яблоки на освящение. Как благодарность Богу за то, что они смогли вырастить и собрать урожай… То есть так было раньше. Сегодня все чаще на освящение приносятся яблоки, которые городские жители покупают в гипермаркетах. Нередко эти яблоки и выращены-то за пределами нашей страны. Не обесценивает ли это древнюю традицию? Как быть тем, кто полностью сосредотачивается на сути Праздника и освящать яблоки просто не считает нужным, но при этом свысока смотрит на тех, кто это делает?

«Коль мужик не пропьет урожаю»
Протоиерей Александр Ильяшенко, настоятель храма Всемилостивого Спаса (Москва):
Изображение
Традиция освящения яблок, на мой взгляд, очень условна и зависит от климатического пояса, от страны, от народа, от массы факторов, которые не являются духовными. Если жить где-нибудь в Африке или Австралии, где климат совсем другой и время плодоношения совсем другое, то обычай этот у них явно должен быть иным. В Грузии, например, яблоки поспевают гораздо раньше, чем у нас, и на освящение верующие там приносят виноград. Так же, как и в Греции. А что делать, например, жителям Таймыра, у которых яблоки совсем не растут?
Освящение яблок – добрая народная традиция, связанная с сельскохозяйственным циклом, характерным для европейской части нашей страны.

Да, крестьянский труд в значительной степени одухотворен, потому что зависит от воли Божьей: будет Господь милостив, будет благоприятная для созревания и уборки урожая погода.

Поэтому крестьянский труд был в большей степени обращен к Богу, к Церкви, нежели труд горожанина, который практически не связан с природными условиями.

Русский поэт Алексей Константинович Толстой говорил:

Есть мужик и мужик.
Коль мужик не пропьет урожаю,
Я того мужика уважаю.

Если же мужики пьют, сквернословят, безобразничают, вряд ли можно рассчитывать на хороший урожай. Занятие земледелием становится рискованным не от погодных условий, а вследствие греха, который лишает земледельцев милости Божией.

Церковь принимает то, что сложилось в течение многих веков в народной жизни, те обычаи и традиции, которые в духовном смысле не противоречат ее устроению. Освящение яблок – это такая же народная традиция, принятая Церковью, как, скажем, Масленица. Ничего духовного в ней нет, но в свое время этот праздник настолько был популярен, что Церковь сочла правильным не отвергать его, одновременно отталкивая людей, а допустить, чтобы Масленица праздновалась перед Великим Постом. Так и здесь.

В нашей полосе характерно приносить на Преображение яблоки, в другой – виноград. А где-нибудь в суровых климатических условиях, где ни яблоки, ни виноград не растут, там приносят что-то другое, или все население идет в магазин и покупает те же яблоки. Никакой профанации здесь нет. Как и в том, что яблоки покупает горожанин.

Даже наоборот, для тех, кто придерживается традиции здесь налицо некое самоограничение: до Преображения яблоки не вкушают. Замечательно! Как любое воздержание, это можно только приветствовать.

Сохранять традиции – уже само по себе важно, потому что если мы превращаемся в Иванов, не помнящих родства, тогда мы рискуем просто исчезнуть как народ. Если мы бережно относимся к традиции – этому можно только порадоваться.

– А если человек не несет на службу освящать яблоки? Если смотрит на других свысока: вот какие необразованные, не понимают истинного смысла Праздника, сводят его к яблокам?

– Если человек не приносит яблоки на освящение, если он далек от сельского хозяйства и не лежит его душа к этой традиции, то я не вижу в этом ничего страшного.

Главное здесь – не превозноситься, что вот какой ты духовный, богословски подкованный, понимающий смысл и значение Праздника, а те, кто принес яблоки – дикие и непросвещенные. Освящает человек яблоки, не освящает – это не так важно. А вот если ты осуждаешь – ты грешишь, какими бы благочестивыми рассуждениями ни прикрывал свое осуждение. «Не судите, да не судимы будете» (Мф. 7:1).

Как говорил преподобный Амвросий Оптинский: «Жить – не тужить, никого не осуждать, никому не досаждать, и всем мое почтение».


Напоминание, что все есть дар Божий – прекрасно

Протоиерей Игорь Гагарин, настоятель Иоанно-Предтеченского храма села Ивановское:
Изображение
Да, раньше освящение плодов совпадало с поспеванием нового урожая. Фрукты и овощи приносили Богу, чтобы получить благословение на их вкушение. Сейчас, хотя понятие нового урожая для горожан условно, ведь круглый год они могут купить и виноград, и яблоки, и любые другие плоды, традиция остается.

Этот обычай напоминает нам, что все – от Бога, все, вкушаемое нами – Его дар. Когда мы кого-то любим, одним из проявлений любви является, как известно, угощение. Мы угощаем детей сладостями, дорогих нам гостей – всякими блюдами. В день Преображения мы приносим в храм то, чем щедро угощает нас Отец Небесный.

Любое напоминание, что все есть дар Божий – оно прекрасно. Даже если человек покупает в «Ашане» яблоки, выращенные где-нибудь в Египте. Ведь их тоже нам Бог послал, как и те, что мы вырастили на огороде. Тем, что я их освящаю, я как раз и показываю, как мне дорог этот дар.

При этом освящать яблоки, не освящать – сегодня не является каким-то принципиальным вопросом. Я с уважением отношусь к тем, кто соблюдает этот благочестивый обычай, и не осуждаю тех, кто не соблюдает. Греха здесь нет. Ведь к Евангелию это прямого отношения не имеет. Спасение не в этом, конечно, но уважение к древней традиции – дело доброе.

В огромном списке человеческих грехов нет такого – «не освящал яблоки в Яблочный Спас».

Но если человек начинает превозноситься тем, что он не освящает яблоки, поскольку он такой образованный, понимающий смыслы и глубины, в отличие от темной массы, принесшей плоды, то что тут скажешь… Я вообще-то таких не встречал. Это точно не умные мысли и, кстати, греховные – осуждение точно не является христианской добродетелью.

По-настоящему умному человеку и в голову не придет превозноситься по поводу неосвящения яблок, куличей, да чего угодно!

Честно говоря, мне здесь все кажется настолько очевидным, что я не вижу повода для обсуждений.

Источник: http://www.pravmir.ru/dlya-chego-osvyas ... iz-ashana/


Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Автор темы
Имя: Ксения
С нами с: 12 дек 2006
Сообщения: 4983
Изображений: 3
Откуда: между двух мостов
Благодарил (а): 187 раз
Поблагодарили: 766 раз
ПОКОСИВШИЕСЯ, НО НЕ СЛОМЛЕННЫЕ
Храмы Севера и те, кто их спасает


Изображение
Русский Север пока еще хранит памятники деревянного зодчества удивительной простоты и гармонии. В Карелии, Вологодской и Архангельской областях можно встретить храмы и часовни – шедевры мировой народной архитектуры. Ее расцвет пришелся на XVII век. Закат вот-вот случится…

Спасать, пока не поздно

Государственный музей архитектуры им. А.В. Щусева в Москве. Экспозиция «Возрождение. Деревянные храмы Русского Севера». Посетителей встречает огромная карта, на которой отмечены еще сохранившиеся храмы и часовни. Куратор выставки Мария Уткина рассказывает о том, как их спасают. На фотографиях уникальные колокольни, купола, главы, барабаны и бочки, обшитые лемехом. Простая отделка и незамысловатый «холодный» «проект» показывают, что русский мужик строил основательно и со вкусом.
Изображение
Посетителей встречает огромная карта, на которой отмечены еще сохранившиеся храмы и часовни

О таком уровне мастерства даже напишут в советские годы: «Развитие храмовой архитектуры главным образом зависит от талантливых зодчих, существенно понимающих задачи, стоящие перед ними».
Изображение
Березник. Храм Вознесения Господня, конец XVIII в.


Но большинство храмов и часовен, которым по 200 и даже больше лет, сегодня памятниками не считаются! Их не охраняет государство, они спокойно догнивают свой век в непроходимых лесах и заброшенных деревнях. До некоторых летом можно добраться только по воде, зимой – на снегоходе. Только в Карелии, Архангельской и Вологодской областях обнаружено 700 памятников. Эти данные озвучивают волонтеры проекта «Общее дело».
– Эти данные не окончательны, – говорит координатор проекта Виктор Константинов. – Куда-то мы еще просто не доехали.
В советские годы для сохранившегося деревянного наследия были трудные времена. В худшем случае храмы сжигали, ломали, в лучшем – сносили кресты, а помещения использовали под склады.

Сегодня заброшенные храмы постепенно уничтожают дожди и снег, а своим равнодушием добивает человек.
Изображение
Деревня Унежма. Храм святителя Николая (1826 г.)

Интересуюсь у Марии Уткиной, как возникла идея спасать деревянные храмы Русского Севера.

– Меня возили по деревням в детстве. И я росла еще среди деревянных срубов. Может, это повлияло. А вообще, мне кажется, что каждый человек, который видит деревянные храмы, не может не поразиться… Когда дерево сереет, оно приобретает потрясающую, удивительную красоту цвета.

– Сколько организаций занимается восстановлением деревянных храмов?

– Мы пропагандируем волонтерские проекты «Общее дело», «Вереница» и фонд «Наследие Севера». Они помогают проводить консервационные работы деревянных храмов и часовен до их реставрации.

– А что вас, как молодого архитектора, поражает в этих храмах?

– Меня поразило главное – пропорции. И то, что каждый храм стоит в идеальном для него месте. Я имею в виду ландшафт. Очень хорошо сливается с природой, и опять же – удивительные пропорции! Я никогда не видела такой высоты срубы. Некоторые деревянные храмы по 32 метра, по 40…

Специалист по истории русской архитектуры, доцент Высшей школы экономики Л.К. Масиель Санчес полагает, что русское деревянное зодчество не имеет аналогов в мире как по количеству и размерам памятников (высота некоторых храмов достигает 45 м), так и по их художественным качествам.
Изображение
Храм Владимирской иконы Божией Матери. 1757 г. Архангельская область, Онежский район, Жеребцова Гора, деревня Подпорожье

Как раз останавливаемся у цветной фотографии храма в честь Владимирской иконы Божией Матери. Архангельская область, Онежский район, деревня Подпорожье.

– Это самый-самый прекрасный храм. Он производит огромное впечатление. Ты к нему подходишь и видишь: какая огромная махина. Этот карниз очень широкий, он похож на итальянский классический карниз. И с разнообразной резьбой. А внутри – небеса, которые сохранились, еле-еле держатся, но пока еще держатся, – рассказывает Мария Уткина.

– Чтобы этот храм восстановить, сколько нужно денег?

– Мы посчитали: нужно 50 миллионов. Это чтобы восстановить его полностью. Он огромный. 32 метра в высоту. Потрясающий, удивительный храм.

http://www.pravoslavie.ru/put/82492.htm


Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Автор темы
Имя: Ксения
С нами с: 12 дек 2006
Сообщения: 4983
Изображений: 3
Откуда: между двух мостов
Благодарил (а): 187 раз
Поблагодарили: 766 раз
ПОКОСИВШИЕСЯ, НО НЕ СЛОМЛЕННЫЕ
Храмы Севера и те, кто их спасает (часть 2).
Об ударе русского мужика

Основа русского деревянного храма – бревенчатый сруб. Многообразие типов русских церквей объясняется комбинацией различного количества срубов с разными типами завершений2.

Для Русского Севера характерны ансамбли: холодный летний храм и теплый зимний. Первый, как правило, большего размера. Замечательный памятник мирового деревянного зодчества, дошедший до нас только на дореволюционных снимках, – Великодворский погост в Юроме Архангельской области. На фотографии церкви архангела Михаила и пророка Божия Илии. Первая построена в 1685 году, вторая – в 1729-м.
Изображение
Великодворский погост в Юроме Архангельской области

Но каким-то чудом мы можем увидеть еще сохранившиеся настоящие шедевры вживую. Не случайно Русский Север признан самым большим и уникальным заповедником народного творчества.

Деревянное зодчество на Руси настоящий подъем переживает в XVII веке. Живой строительный материал был, что называется, под рукой. Филигранность работы и сегодня поражает искусствоведов.
Изображение Часовня пророка Божия Илии. XIX в. Архангельская область, Каргопольский район, куст деревень Калитинка и Большая Кондратовская

Архангельская область, Каргополье. Здесь реставраторов удивило полное отсутствие засечек от топора на бревнах. Это значит, что у плотника на работу с бревном была всего лишь одна попытка, а значит – один удар! Нет засечек – бревно будет служить столетия!

Внешнее декоративное убранство храмов северяне свели к минимуму. Постепенно формы усложнились, но дошедшие до нас образцы построек до сих пор сохраняют строгость общего облика.

Не могу не спросить:

– Мария, объясните мне, как архитектор, почему всё так просто?
– Это особое видение красоты. Я думаю, что эстетика такая, любовь к красоте, любовь к эстетике особая. Простота! Не золотые купола, не богатство. Всё это суровое, северное. Я помню, была служба в деревянном храме. Совершенно по-другому ты всё ощущаешь. Там всё гораздо проще. Можно сравнить с какими-то греческими храмами. Там нет акустики. Абсолютно домашнее богослужение. И в этом есть огромная глубина. Дерево – это материал, который не просто отражает звук, как камень.

ИзображениеВорзогоры. Храм святителя Николая Чудотворца, 1636 г.

Спасти редкие и уникальные храмы и часовни еще можно. Но усилий одних волонтеров недостаточно. Хотя о некоторых примерах стоит сказать особо.

Архангельская область, ансамбль Ворзогорского погоста. На цветной фотографии храм с пятью куполами.

Руководитель проекта «Общее дело» священник Алексий Яковлев со своей матушкой каждый месяц откладывали 10% от своей зарплаты. Чтобы установить три главки с крестами. Они поставили три купола своими силами.

Братская помощь

Судьба исчезающего русского деревянного зодчества волнует и иностранцев. Нет, это не туристы, которые ежегодно тысячами приезжают посмотреть знаменитые и уникальные Кижи. Англичанин Ричард Дэвис и американец Уильям Крафт Брумфилд давно увлечены русской архитектурой. И ценят они не признанные памятники, а никому не известные часовенки и покосившиеся стены русских храмов.
Изображение

– Надо всё это сохранить. Часто деревянные храмы находятся в заброшенных селах, в деревнях, в глуши. Но специалисты и волонтеры стараются сохранять это великое наследие. История этих храмов – это история русского народа. Особенно на севере, – рассказывает американец Уильям Брумфилд – признанный специалист по истории русского зодчества.

Он родился на юге США. В 1970 году собрался посетить СССР. Для этого путешествия купил фотоаппарат. Уже в России, в ходе поездок по древним городам и селам, у него обнаружится талант фотографа и… любовь к русской деревянной архитектуре.

Англичанин Ричард Девис тоже фотографирует. Работы под названием «Wooden Churches. Travelling in the Russian North 100 years after Bilibin» он выкладывает на своем сайте. С Марией мы подходим к очередной фотографии.
Изображение

Изображение

– Это село Турчасово в Архангельской области. Литургия здесь служится несколько раз в году. Для этой церкви Ричард Девис купил колокола.

– Сколько они стоили? – спрашиваю.
– Пять тысяч евро. Это был первый колокольный звон в Турчасове за сто лет!
Память, которую в первую очередь неплохо бы беречь русским, хранят люди, которые и не родились в России. А ведь именно деревянное зодчество во многом определило внешний вид будущих каменных храмов. Перенесение принципов деревянного строительства в каменную храмовую архитектуру привело к расцвету храмового зодчества на Руси, обогатило его формы местными народными традициями, создало русскую национальную архитектуру, породило местные строительные школы в последующие эпохи.
Изображение
Храм Преображения Господня. 1786 г. Архангельская область, Онежский район, деревня Турчасово


Помочь может каждый


Работа по восстановлению часовен и церквей требует колоссального терпения. Реальную угрозу для них представляют не только погода и безразличие людей, но и птицы. Они любят гнездиться под крышами. В результате практически в каждой часовне образуется несколько слоев птичьего помета. Разгребать его приходится волонтерам.

– За многие годы ребята вынесли несколько тонн птичьего помета, – рассказывает Мария.
Изображение
Павловский Бор. Часовня митрополита Московского Филиппа, 2-я пол. XIX в.
Изображение

Помочь в восстановлении еще не утраченных святынь может каждый. Для этого даже необязательно жертвовать деньги. Можно найти время и связаться с волонтерами любой из организации: «Общее дело», «Вереница» и фонд «Наследие Севера».

Не остался в стороне и известный музыкант Петр Налич, который родился в семье архитекторов. Петр Андреевич записал обращение на YouTube для тех, кому не безразличны наша история, наша культура и наша вера.

Иностранцы готовы платить огромные деньги, чтобы хоть как-то сохранить и украсить то, что нам досталось от предков. Волонтеры планируют маршруты и собирают целые экспедиции, чтобы поставить леса, настелить полы, отреставрировать купола, стены, крыши или хотя бы просто подмести и прибраться. Этих часовен и храмов, повторюсь, в Карелии, Архангельской и Вологодской областях осталось не более 700. И некоторым недолго еще стоять под открытым небом. Если мы не поймем, что это наше общее дело, мы утратим что-то важное. Пока есть время, нужно торопиться.
Никита Филатов
http://www.pravoslavie.ru/put/82492.htm



За это сообщение автора Сеничка поблагодарил: Анюша
Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Автор темы
Имя: Ксения
С нами с: 12 дек 2006
Сообщения: 4983
Изображений: 3
Откуда: между двух мостов
Благодарил (а): 187 раз
Поблагодарили: 766 раз
Кэри-Хироюки Тагава: Не драться, но не сдаваться!
Киноактер Кэри-Хироюки Тагава, сыгравший главную роль в фильме «Иерей-сан: исповедь самурая», принял крещение в Русской Православной Церкви. Таинство совершил митрополит Волоколамский Иларион. Новокрещенному было дано имя Пантелеимон. Ранее актер также сообщил о том, что собирается принять российское гражданство. За несколько часов до крещения Тагава рассказал о своем жизненном пути и приходе к православию.
Изображение
Не солдаты, но воины

В истории моей семьи есть связь с Россией. Пока мой отец был военным в Соединенных Штатах, он изучал русский. А мой дядя, который был известным певцом в 60-е, приезжал в Москву каждый год с концертами. Он также говорил и пел песни на русском языке, поэтому он – часть моей истории, связанной с Россией.

Меня впечатлила глубина души русских людей. Это первое, что мне бросилось в глаза. Ваша душа, сердце и ум очень сильно отличаются от американского мышления и абсолютно отличается от европейского мышления. Вы происходите от какой-то глубинной энергии, которая чувствуется полностью.

Я рос в Америке и японская часть моей души помогала мне выжить, хоть я был далеко от своей Родины. Когда я приехал в Россию, я почувствовал, то начало, которое есть у меня от Японии, очень близко к душе и сердцу русских людей. И главное, что я заметил, – это именно схожесть характеров и души двух этих народов: и вы, и мы – не солдаты, мы воины.

Чуть позже сегодня я обращусь в православную веру и начну свой религиозный путь. В моем пути завершится полный круг обращения в христианство.
Я видел ад

Мой отец служил на Гавайях в военной службе Соединенных Штатов Америки. Моя мама была очень консервативных японских взглядов и культуры, очень самурайской энергии и характера, императорско-японско-военно настроенная. Поэтому в нашей семье было две страны: армия Соединенных Штатов Америки и японский флот (смеется). Эта пропасть просто огромна. Моей судьбой стало – соединить лучшее из обеих сторон этой пропасти.

Я рос и в Луизиане, и в Северной Каролине, и в Техасе – в худших частях Америки. Я могу сказать это с полной ответственностью и серьезностью, что я вырос в аду. Поэтому если говорить о пути, о аде, то, в общем, для меня это не теория, а практика жизни в Америке, это опыт, который я прошел. И тростинка, которая меня спасала – это характер моей матери. Она всегда вдохновляла меня на то, чтоб я гордился, что я японец. Никогда не сдаваться и всегда быть победителем. Это очень много для шестилетнего ребенка.

Мне удалось пробиться в Америке и найти свой путь – без битвы и драки, но и не сдаваясь. С начальных классов я выбрал свой путь. Объединять людей, вести их, а не драться. Не драться и не сдаваться, а быть лидером. Это было нелегко, но в этом был успех. И этот успех не означает, что я вписался в общество, это означает просто, что я стал успешным. Это не означает, что люди поняли меня.

Всю нехватку честных и позитивных эмоций, связанных с успехом, я взращивал в себе. И всё, что я бы хотел связать с глубокой культурой, все, что я не мог связать с американской культурой, я связываю с вами. Я чувствую любовь и уважение русских людей по отношению к японцам, к нашим принципам, к чести, достоинству. Когда я вижу русских бойцов восточных единоборств, я сразу понимаю их, и они понимают меня.

Матушка-Россия

И потому что я имею эту связь с матушкой-Россией, не просто Россией, а матушкой-Россией, я хочу быть частью вас. Я хочу и с вами поделиться любовью и уважением как актер, и я могу быть учителем, в общем-то, я уже взрослый человек. Поэтому теперь, когда начинается мой путь в православной вере, пройден весь круг христианства, начиная с того опыта христианства, который у меня был в Америке, я хочу объявить о том, что я собираюсь получить российское гражданство.

Я знаю, это выглядит как-то странно, как будто спортсмен из Америки или актер из Голливуда, что-то новое, в общем, модное явление, такой новый тренд.

Но мое решение идет от чистого сердца, от того пути, который я прошел через страдания и боль, и от понимания, что самое важное в жизни – всё-таки это душа и сердце.

Я понимаю, что в мире сейчас очень много проблем, конфликтов, и нет простых решений, всё достаточно сложно, но и в Америке, в общем-то, всё непросто. Это новое испытание.

Стать православным христианином тоже непросто в данный момент, учитывая, сколько религиозных конфликтов, в том числе, мы имеем сейчас в мире. Но моя жизнь всегда была наполнена конфликтами и их разрешением. И это знак Божий, когда появилась в моей жизни возможность стать православным христианином. Возможность от Бога быть православным христианином и возможность как человеку найти свой народ. И неважно, каково будет испытание, какие будут сложности, я принимаю их как настоящий японский воин.

Иерей-сан

Этот фильм очень близок к моей жизни. Мой персонаж в фильме до того, как он стал священником, был якудзой, даже не самураем. Но у него были принципы, принципы самурая. И он покинул этот мир и стал священником. И когда я проводил свое собственное исследование этой темы, я обнаружил, что действительно было несколько якудз, которые стали священниками. И также я сейчас чувствую в своей жизни, что я складываю доспехи самурая и готов одеть робу священника.
Изображение
Я многим бы хотел поделиться в опыте своем именно боевых искусств, но не с позиции драки.

Еще когда я только начинал заниматься единоборствами, первое, что я усвоил, что любая драка ведет к еще большей драке. Китайцы говорят, что если ты видишь неразрешенный конфликт – копай сразу две могилы (я могу неточно перевести сейчас): одну для себя, другую – для твоего оппонента.

Я испытываю огромное уважение к людям, которые занимаются единоборствами и посвящают этому всю свою жизнь. Мысль, скорее, не в самой драке, а в отношениях к единоборству, что это другая сторона единоборств, другой взгляд. Когда в воинов попадали стрелы, с этого практически началось иглоукалывание как наука. Поэтому и с этой стороны мне интересны единоборства, не с точки зрения того, чтобы учить, как драться, а находить новые пути для лечения души и тела. И это уже новая стадия. Звучит, может быть, просто, но это имеет отношение к любви.

Значение слова “самурай” – это “служить”, служить благому, служить любви, для этого нужно иметь любовь и душу в себе, и настоящий воин должен иметь любовь и сострадание в душе, чтобы заниматься единоборствами. Я, в том числе, и тренирую борцов, и мог бы этим заниматься. И для меня было бы очень волнительно и интересно тренировать русских борцов.


Крещается раб Божий Пантелеимон
(фото)
Кэри-Хироюки Тагава — американский актер японского происхождения, преимущественно известный благодаря ролям отрицательных персонажей в боевиках конца 1980-х — середины 1990-х годов. Играл эпизодические роли в сериалах «Звездный путь: Следующее поколение», «Гром в раю», «Спасатели Малибу», а также в эпизоде «Убеждения» сериала «Вавилон-5». Снялся в таких фильмах, как «Смертельная битва», «Пёрл-Харбор», «Мемуары гейши».

«Иерей-Сан» — российский кинофильм. Картина выходит в прокат 26 ноября 2015 года. Одним из сценаристов фильма является священник Иван Охлобыстин, он же исполнил в фильме главную отрицательную роль. Музыкальный продюсер фильма — Борис Гребенщиков. Картина предназначена для лиц старше 16 лет. Главный герой — Такуро Накамура, в крещении отец Николай (Кэри-Хироюки Тагава) — священник японской православной церкви, родной брат главы одного из влиятельных кланов якудза, в прошлом профессиональный спортсмен. Оказавшись в России, отец Николай объединяет сельчан вокруг полуразрушенной церкви и выступает их защитником в конфликте с местным криминалом.

Изображение

[URL=http://radikali.ru]Изображение

[URL=http://radikali.ru]Изображение

[URL=http://radikali.ru]Изображение

[URL=http://radikali.ru]Изображение

[URL=http://radikali.ru]Изображение


Источник:http://www.pravmir.ru/keri-hiroyuki-tagava-ne-dratsya-no-ne-sdavatsya/


Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Автор темы
Имя: Ксения
С нами с: 12 дек 2006
Сообщения: 4983
Изображений: 3
Откуда: между двух мостов
Благодарил (а): 187 раз
Поблагодарили: 766 раз
Шуруповерты, книги и филармония – вместо монстров и чудовищ
Выбирать детям подарки всегда непросто. А к празднику святителя Николая Чудотворца задача усложняется еще и тем, что многим взрослым хочется порадовать малышей чем-то особенным, необычным, удивительным. Вот только далеко не всегда ожидания детей и мнение родителей о ценности подарка совпадают. Потому что многое, что так жаждут заполучить современные дети, с точки зрения нравственности и морали является весьма спорным. О том, чем можно порадовать детей в праздник святителя Николая – экспертное мнение отца шестерых детей и заместителя главы Синодального отдела Украинской Православной Церкви по работе со скаутскими организациями протоиерея Иоанна Тронько.
Быть дарителями – прекрасный опыт

Дети, конечно же, любят подарки и с радостью их ждут. Дарить им что-то хорошее можно в любой церковный праздник. Но чтобы детки смогли прочувствовать особую духовную наполненность дня памяти святителя Николая, нужно научить их, что главный подарок – это дарить радость людям.

В опыте православной традиции важным является подражание. А житие святителя Николая хоть и звучит как далекая сказка, но говорит нам, что это был реальный святой со своим характером, являющим образ кротости, жертвенности, сопереживания другим людям и стремления помогать им. И если мы хотим привлечь внимание святителя к нашей жизни, чтобы он коснулся нас и наших детей своим духовным попечительством, ребенку в такой день получить подарок или скушать шоколадку недостаточно.
Возможность подражать святому – важная христианская составляющая этого праздника.

В нашей семье ко дню памяти святителя Николая мы готовим своим детям скромные подарки, чтобы не затмить поздравления на Рождество. Потому что дарить что-то дорогое на оба праздника многодетной семье трудно и накладно, особенно в наше время. И мы стараемся найти возможность в этот день другим деткам тоже делать подарки, и чтобы наши дети приняли в этом участие.

Быть дарителями – прекрасный опыт. Пусть это будут пустяки – небольшие сувениры, сделанные своими руками, открыточки, подаренные соседским детям, участие в каком-то социальном проекте. Но это станет важным опытом в православной семье и надолго запомнится детям.
Вопреки предпраздничному маркетингу

– Есть семьи, где детям не дарят подарки на святого Николая по разным причинам. В других же игрушками и сладостями ограничивается праздник. Как же порадовать детвору в этот день?

– Если не дарить детям подарки в этот праздник, у них возникает чувство ущербности. Но что хотят современные наши детки, чтобы им подарили? Среднестатистический ребенок хочет получить то, что есть у многих, что вызовет удовольствие и восторг. Подростки – какой-нибудь новый девайс: телефон, планшет и т.п. А те, что помладше, тоже хотят получить куклу или другую игрушку, «как у других».

В магазинах игрушек представлено множество вариантов, и за определенную сумму, как правило, немалую, можно купить то, что ребенка удивит. Но часто родители, выбирая подарок, думают, что вот и этим дитя не ублажишь, и тем не удивишь – посмотрит на него кислым разочарованным взглядом. Потратишься – а останется один негатив. Надо что-то более дорогое покупать.

Предпраздничный маркетинг заточен таким образом, чтобы заставить родителей приобретать игрушки всем детям. И часть этой маркетинговой политики заключается в том, чтобы игрушки были одинаково популярны.

Мы же, как христиане, не можем отвлекаться от такого важного фактора, как польза подарка. И есть прекрасная традиция дарить детям разных возрастов всевозможные энциклопедии – прекрасно иллюстрированные, красочные. Это качественная литература, с хорошей графикой и текстом. Например, книги для детей издательства «А-ба-ба-га-ла-ма-га» – высокого художественного и полиграфического уровня. Такие книги могут приучить детей к чтению, развить в них любознательность, стать помощниками в познании мира.

Хорошо в этот день повести детей на концерт, спектакль или в цирк, а если есть возможность, поехать на экскурсию в другой город. Можно пригласить в гости друзей детей, одноклассников. Только не тех, кого хотят родители, а тех, кому дети обрадуются. Или таких детей, которые не часто ходят в гости, чтобы им тоже сделать праздник.

Импровизаций может быть множество, потому что нет ничего более эксклюзивного, чем внимание родителей. А вот радость только от полученной игрушки в этот день будет минимальной. На мой взгляд – это своего рода попытка родителей откупиться, а не уделить время своим детям. Ведь недаром мы говорим, что и день памяти святителя Николая, и Рождество Христово – это семейные праздники.

Внимательно смотрим на индикаторы

– Тем не менее, именно игрушки дарят детям во многих семьях, потому что считают их лучшими подарками. Только сейчас мир игрушек наполнен всякими монстрами, чудовищами и инфернальными персонажами. Как взрослому человеку научиться правильно определять нравственную суть детской игрушки?

– Несомненно, в детских игрушках есть нравственный компонент. Ведь культура игрушки – это часть культурного пространства. И мы прекрасно можем разобраться, кто автор той или иной «детской» идеи. Персонажи популярного мультяшного сериала, к примеру – насколько эти образы входят в культурное пространство православного человека?! Есть общепринятые маркеры, и проверить их просто – насколько образ игрушки может вписаться в круг евангельских ценностей. Пусть это даже сказочный персонаж – какой его духовный посыл, что он транслирует, чему он учит ребенка.

Вот, сказки Андерсена – общепризнанная ценность, их образы перекликаются с Евангелием. Еще одним нравственным индикатором игрушки может служить то, насколько этот образ не устаревает. Черепашек ниндзя, к примеру, дети перерастают. А игрушки, которые связаны с литературным, музыкальным наследием общества, как правило, запоминаются на всю жизнь. Но, к сожалению, таких игрушек мало. Порой книгу ребенку намного проще выбрать – подобрать нейтральную, или хотя бы не вредную.

Также важно дарить ребенку то, что способствует его творческому развитию. Конструктор, например. Хотя конструкторы тоже разные бывают. Есть такие, которые откровенно предлагают ребенку включиться в некую схему агрессии, или связанные с чем-то явно демоническим. И таких игрушек действительно в последнее время становится много. Но чересчур переживать по этому поводу православным родителям не стоит, а вот быть внимательными нужно.

Хотя в фобиях перед разными образами есть и другая крайность – когда маргинально настроенные православные родители, у которых «ревность не по разуму», говоря словами апостола Павла, ищут во всех игрушках, заведомо, не то что вредное, а что-то демоническое и безбожное.

И то, что может сформировать у родителей определенный страх перед некоторыми образами, соответственно будет вызывать страх и у детей. Таких людей может смущать даже раскраска автомобиля. Но ведь далеко не всегда есть поводы для подобной тревоги.

Из двух зол выбираем меньшее

– Что делать, если ребенок хочет «бяку»? Надо ли объяснять ребенку, в чем проблемы игрушки?

– Родителям нужно сопротивляться желанию ребенка получить игрушку сомнительной нравственности или с демоническим уклоном. Потому что купить такой подарок – зло, несомненно, большее, чем не покупать. Но, не подарив такой подарок, родитель должен осознавать, что ему придется аргументировать ребенку свой отказ. Необходимо уделить ему намного больше внимания и времени, чтобы разобраться в том, «что такое хорошо и что такое плохо».

Да, малышу нужно объяснить и рассказать, в чем проблема выбранной им забавы. Тем более что чаще всего мотив получить ту или иную современную игрушку не в том, чтобы приобрести нового друга, пусть и неодушевленного, но которого можно привлечь в игру – мотивом является элемент тщеславия, который формируется с раннего детства. Ребенок может принести игрушку в школу и сказать «У меня тоже это есть». К сожалению, такое явление присутствует в нашей современности.

И очень часто ситуация, когда ребенок настойчиво требует какого-то монстра и не хочет ничего другого в подарок, сигнализирует о том, что что-то не так в его воспитании, в семье – что-то упущено, потерян контакт, смещены акценты. Это уже вопрос к психологам, почему дитя не ценит более ясные и важные вещи.

Возможно, потому, что часто родители покупают подарок, чтобы ребенок получил желаемое и не докучал своими просьбами. А отказывая в нежелательной игрушке, мама с папой обрекают себя на то, чтобы больше работать с ребенком, больше говорить с ним. Зато впоследствии воспоминания малыша могут быть связаны не с каким-то современным впечатляющим подарком, а с тем, к примеру, как родители читали ему прекрасную красочную книгу. Наша память хранит такие образы с самого детства, и радость эта остается на всю жизнь.

Научиться дарить радость

– Всегда ли возможен компромисс между желанием ребенка и мнением родителей в выборе подарка?

– Несомненно, подобрать к празднику такой подарок, который был бы ребенку одновременно и приятен, и полезен – весьма непросто.

И родителям важно научиться показывать своим детям красоту и привлекательность тех подарков, которые они хотят им предложить.

Например, можно подарить подрастающему мальчику шуруповерт, чтобы он мог что-то ремонтировать дома. Да, это не то, что приносит развлечение и ввергает в релакс. Но такой подарок даст ему творческий стимул – поможет самому сделать игрушку или подарок не только себе, но и родителям, друзьям.

Девочку может порадовать обычный набор – фартук, прихватка и рукавичка. Но он будет именно ее, и в этом тоже – элемент творчества. Потому что благодаря этим предметам она сможет делать то, что приносит настоящую радость, и дарить ее другим. Ведь мы, взрослые, прекрасно знаем, какое это счастье – дарить радость другим людям.

Источник


Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Автор темы
Имя: Ксения
С нами с: 12 дек 2006
Сообщения: 4983
Изображений: 3
Откуда: между двух мостов
Благодарил (а): 187 раз
Поблагодарили: 766 раз
7 важных дел, которые надо успеть сделать до Рождества
Изображение
Перед Рождеством необходимо остановиться, вырваться из потока праздничной суеты, которая поглощает наши силы и отнимает время, чтобы успеть исполнить хотя бы часть из того, что мы планировали сделать в течение поста. Список дел, которые нужно завершить, может быть, например, таким:

1. Усилить молитву

Конечно, новогодние праздники мало располагают к тишине и молитве, но Рождественский пост продолжается, а последнюю неделю стоит провести особенно ответственно. Если раньше не получалось, начать полностью читать утреннее и вечернее молитвенное правило, подготовиться к исповеди и причастию на Рождество.

2. Побывать на службе Рождественского сочельника – 6 января

Сосредоточенное настроение поста постепенно уступает место радости и ликованию, канон утрени весь наполнен благодарностью ко Христу, Который «в малый внити тщится вертеп»: «Радуйся, вся земле, се Христос приближается, в Вифлееме раждаяйся».

Особое внимание в течение службы обращается на земные обстоятельства Рождества: на время и место, в которые оно должно совершиться, и на его участников. А по окончании литургии и следующей за ней вечерней в центр храма выносится свеча и священники впервые поют тропарь Рождеству Христову.
Изображение


3. Уделить время благотворительности

Новогодние и рождественские дни – особое время, мы славим Христа и делимся этой радостью с другими. Можно поучаствовать в благотворительных ярмарках и базарах, можно собрать, передать или отвезти самому подарки для детей-сирот, пожилых и одиноких людей в больницах, бездомных, детей-инвалидов, а также многодетных и неполных семей.

Если времени совсем мало, можно зайти на сайт благотворительных организаций и внести пожертвование. Также можно сдать кровь – в новогодние дни с донорской кровью особенно трудно.

4. Освободить время для праздника

Убраться, украсить дом, доделать неотложные и давно забытые дела, чтобы освободить время перед самым Рождеством и Рождественским сочельником. 6 января особенно украсьте комнату, в которой вы будете праздновать Рождество, вернувшись со службы. Постелите красивую скатерть, накройте стол, поставьте свечи, повесьте гирлянды, поставьте в вазу ветки ели или сосны, если у вас нет живой елки.
Изображение


5. Попросить прощения и примириться с теми, кого обидел давно или недавно


6. Прийти в храм и помочь украсить его к празднику

7. Приготовиться к празднику вместе с детьми

Сияние огней на елке, подарки, спектакли, концерты – всё это создает особое настроение и делает Рождество любимейшим праздником детей. А самое главное, что и взрослые, ожидая праздник и создавая его для детей, сами радуются, как дети. Итак, что надо успеть сделать с детьми:
Ставим и наряжаем елку.Конечно, трудно представить Рождественские и новогодние праздники без елки, лесной красавицы. Можно поставить искусственную, можно купить живую – тут каждый решает сам, но главное, наряжайте елку всей семьей, а вечером, перед сном, зажигайте огоньки.

У нас в семье есть такая игра с маленькими детьми – найди игрушку на елке. Ведущий загадывает, например: «Найдите мне домик», а дети ищут, осматривая елку. Особенно весело, если таких домиков на елке несколько.

Еще можно в одну из ночей, например новогоднюю, лечь спать под елкой, прямо на полу. Светящиеся игрушки, запах хвои, шуршание мишуры – сказка не замедлит прийти.
Изображение

Делаем Вифлеемскую звезду.
Всё, что горит, светится, переливается – особенно нравится детям. Рождественскую звезду можно сделать из бумаги, а потом «зажечь» ее, осветив лампой или гирляндой. Под такой звездой и надо читать историю о пришествии на землю Спасителя.

Мастерим игрушки на елку (из соленого теста, ваты, бумаги, дерева, ткани), бусы, рождественский календарь, подарки своими руками.

Делаем вертеп. Вертеп может быть статичным – модель пещеры, с родившимся Христом. Такой вертеп можно сделать самим из бумаги, пластилина, запекаемого пластика, шерсти и т. д., а можно купить готовый.

И вертеп может быть динамичным – театральным представлением, в котором показываются события, произошедшие на земле во время Рождества Христова.
Изображение

Печем пряничный домик. Процесс изготовления пряничного домика однотипен, и в интернете можно найти пошаговые инструкции его изготовления с фотографиями. Тесто, как правило, такое же, как для имбирного печенья. Хороший рецепт дает Варвара Волкова.

Разучиваем колядки, стихи, песни. Разучить с детьми, а затем исполнить колядку – отличный способ поздравить с Рождеством родных, соседей, знакомых, а также тех, кто не смог прийти в храм – больных, стариков, одиноких. Тексты можно сочинить самим, устроив конкурс.

Источник



За это сообщение автора Сеничка поблагодарили: 5 Белогривая ЛошадкаАндэлэСветочNastusНадежда С.
Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Автор темы
Имя: Ксения
С нами с: 12 дек 2006
Сообщения: 4983
Изображений: 3
Откуда: между двух мостов
Благодарил (а): 187 раз
Поблагодарили: 766 раз
Рождество – радость для всех, даже если мы не успели подготовиться
Моя первая НОЧНАЯ служба была на Рождество – 11 лет назад, где-то в конце первого года моего воцерковления. Мы с мужем недавно поженились и жили у него на Украине, в городе Энергодаре.
Изображение
Мы прошли Рождественский пост и, оглядываясь назад, смотрим на время его начала, как правило, с некоторым сожалением и разочарованием. Вряд ли мы успели сделать то, что хотели, что запланировали, вряд ли выполнили все задачи, поставленные накануне поста, вряд ли подготовились к Празднику так, как мечталось.
Но думаю, что расстраиваться и унывать по этому поводу не нужно. Ведь речь-то не о том, какие мы подвижники (или наоборот, какие мы немощные), а о том, как милостив Господь, Который пришел в наш грешный мир, к нам, ради нашего спасения. Он тысячелетия ожидал, когда человечество окажется способным даже не столько принять, сколько откликнуться на Его учение, которое людям в прежние века, скорее всего, было недоступно.

И вот Господь пришел в наш неустроенный, полный скорби и боли мир, явив Свое терпение ко всем людям с их немощами и грехами. И это вселяет надежду, что Он потерпит еще и нас, грешных.

Вот потому мы должны смотреть не на свои подвиги, не на свои успехи или неудачи, а на тех, кто смог достойно встретить Спасителя. Церковь показывает нам тот образец, который может быть общим для всех людей на все времена.

Мы знаем, что волхвы отправились в путь, чтобы принести свои дары Младенцу Христу. Путь этот был длинный, полный опасностей и неизвестности. Они шли по нему, веря, что Господь укажет им правильное направление.

Нам, современным людям, привыкшим к комфорту, трудно себе представить, что значило в те времена отправиться в путешествие. Шанс навсегда проститься с жизнью был очень велик: можно было погибнуть от рук разбойников, иноплеменников, от болезней, из-за стихийных бедствий. Волхвы отправились в свой путь, невзирая ни на что.

И вот они принесли Спасителю свои дары. Будучи мудрецами, они понимали глубинную суть вещей. Золото было преподнесено ими не просто как драгоценный металл. Ведь ценность этого металла измеряется не только в денежном эквиваленте. Золото идет на украшение царских облачений, и даже – на украшение храмов.

И вот волхвы принесли Младенцу то, что достойно Царя, Которого они прозрели благодаря своей вере, своей молитве и, конечно, благодаря милости Божьей. Мы знаем, что без милости Божьей невозможно ничего.

Они принесли Спасителю и ладан. Заметьте, что у ладана совсем не такая материальная цена, как у золота. Но речь идет о сокровенной, о символической ценности. Ладан символизирует молитву, которая возносится к Богу и которая угодна Богу.

И третий замечательный дар – это смирна, благовонное масло, которым умащивали тела усопших людей. То есть смирна – некий последний дар, который люди приносили дорогому для них человеку. Волхвы принесли смирну не только как символ того, что Спасителю предстояло добровольно принести Себя в жертву за грехи людей. Смирна – это еще выражение дара любви.
Сколько глубоких смыслов несет евангельский короткий рассказ о приходе волхвов! Он говорит и нам о том, с какой любовью, как трепетно и благоговейно мы должны относиться к Богомладенцу Христу, Который оставил свое Небесное Обиталище и снизошел к нам, чтобы разделить с нами нашу судьбу, нашу скорбь и, на самом деле, нашу некоторую безнадежность.

Его явление дарует нам надежду находить выход из самых трудных, самых безнадежных ситуаций, говорит нам о настоящей глубокой радости, – радости Богообщения, радости спасения и радости от того, что у нас есть возможность следовать жизни во Христе.

Я думаю, что радость – это одно из ключевых новозаветных слов. Вообще радость – это своего рода критерий, определяющий отношение человека к жизни. Если ты безрадостный, значит, у тебя что-то не в порядке, значит, ты двигаешься не туда, не в ту сторону, в какую двигались волхвы.

Даже в скорби можно быть радостным. А если в душе твоей радость, которой ты можешь и хочешь поделиться с окружающими тебя людьми, значит, всё хорошо, значит, милость Божья рядом с тобой. Я желаю всем нам, чтобы мы оказались способными принять эту радость, которую дарует Господь, чтобы мы смогли ее сохранить, пронести через весь наступивший год.

С этой радостью, которую приносит и о которой нам так явственно говорит праздник Рождества Христова, я и хочу поздравить наших читателей от всей души.

Записала Оксана Головко
источник


Вернуться к началу
  Профиль  
 

 Заголовок сообщения: Re: Рождество – радость для всех
СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Автор темы
Имя: Ксения
С нами с: 12 дек 2006
Сообщения: 4983
Изображений: 3
Откуда: между двух мостов
Благодарил (а): 187 раз
Поблагодарили: 766 раз
Крещение и купание – ответы на вопросы
Изображение
Нужно ли купаться на Крещение в проруби?

Обязательно ли купаться на Крещение? А если нет мороза, то будет ли купание крещенским?
В любом церковном празднике необходимо различать его смысл и сложившиеся вокруг него традиции. В празднике Крещения Господня главное – это Богоявление, это Крещение Христа Иоанном Предтечей, гласа Бога Отца с небес «Сей есть Сын мой возлюбленный» и Духа Святого, сходящего на Христа. Главное для христианина в этот день – это присутствие на церковной службе, исповедь и Причащение Святых Христовых Таин, причащение крещенской воды.

Сложившиеся традиции купания в холодных прорубях не имеют прямого отношения к самому Празднику Крещения Господня, не являются обязательными и, что особенно важно, не очищают человека от грехов, о чем, к сожалению, много говорится в СМИ.

К подобным традициям не нужно относиться как к магическим обрядам – праздник Крещения Господня празднуют православные и в жарких Африке, Америке, и в Австралии. Ведь и пальмовые ветви праздника входа Господня в Иерусалим были заменены вербами в России, а освящение виноградных лоз на Преображение Господне – благословением урожая яблок. Также и в день Крещения Господня будет освящены все воды независимо от их температуры.

протоиерей Игорь Пчелинцев, пресс-секретарь Нижегородской епархии

Протоиерей Сергий Вогулкин, настоятель храма во имя иконы Божией Матери «Всецарица» города Екатеринбурга, доктор медицинских наук, профессор:
— Наверное, следует начать не с купания в крещенские морозы, а с самого благодатного праздника Богоявления. Крещением Господа нашего Иисуса Христа освящается вся вода, во всех ее видах, ведь за две тысячи лет вода реки Иордан, коснувшаяся благословенного тела Христа, миллионы раз поднималась к небесам, плыла в облаках и вновь возвращалась каплями дождя на землю. В чем она — в деревьях, в озерах, реках, травах? Ее частички повсюду. И вот приближается праздник Богоявления, когда дарит нам Господь изобилие освященной воды. В каждом человеке пробуждается беспокойство: а как же я? Ведь это мой шанс очиститься! Не упустить бы его! И вот люди без раздумий, даже с каким-то отчаянием бросаются к проруби и, окунувшись, потом целый год рассказывают о своем «подвиге». Приобщились они благодати Господа нашего или потешили свою гордыню?

Православный человек идет спокойно от одного церковного праздника к другому, соблюдая посты, исповедуясь и причащаясь. И к Богоявлению он готовится неспешно, решая в кругу семьи, кто сподобится после исповеди и причастия по старинной русской традиции окунуться в Иордань, а кто по малолетству или недомоганию омоет святой водой лицо, или обольется на святом источнике, или просто примет с молитвой святую воду как духовное лекарство. Нам, слава Богу, есть из чего выбирать, и не нужно рисковать бездумно, если человек ослаблен болезнью. Иордань — это не Овчая купель (см. Ин. 5: 1-4), и приступать к ней нужно с осторожностью. Опытный батюшка благословит на купание далеко не всех. Он позаботится о выборе места, укреплении льда, сходнях, теплом месте для раздевания и одевания и присутствии кого-то из православных медицинских работников. Здесь и массовое крещение будет уместным и благодатным.

Другое дело — масса людей отчаянных, которые решили без благословения и просто элементарного раздумья искупаться «за компанию» в ледяной воде. Здесь речь идет не о силе духа, а о силе тела. Сильнейший спазм кожных сосудов в ответ на действие холодной воды приводит к тому, что масса крови устремляется во внутренние органы — сердце, легкие, головной мозг, желудок, печень, и для людей со слабым здоровьем это может плохо кончиться.

Особенно возрастает опасность для тех, кто готовился к «очищению» в проруби курением и алкоголем. Приток крови к легким только усилит хроническое воспаление бронхов, которое всегда сопровождает курение, может вызвать отек стенки бронхов и пневмонию. Длительный прием алкоголя или острое опьянение и в теплой воде постоянно приводят к несчастьям, что уж говорить о купании в проруби. Артериальные сосуды алкоголика или бытового пьяницы, даже если он сравнительно молод, не способны правильно реагировать на массивное холодовое воздействие, в этих случаях можно ожидать парадоксальных реакций вплоть до остановки сердца и дыхания. С такими дурными привычками и в таком состоянии лучше к проруби не подходить.



– Объясните все-таки, для чего православному человеку купаться в Крещение в ледяной воде, когда на улице мороз за тридцать градусов?

Священник Святослав Шевченко: – Нужно различать народные обычаи и церковную богослужебную практику. Церковь не призывает верующих лезть в ледяную воду — это каждый решает для себя индивидуально. Но сегодня обычай окунуться в морозную прорубь стал для нецерковных людей чем-то новомодным. Понятно, что в большие православные праздники в русском народе происходит религиозный всплеск — и в этом нет ничего плохого. Но не очень хорошо то, что люди этим поверхностным омовением и ограничиваются. Более того, некоторые всерьез считают, что, искупавшись в крещенской иордани, они смоют с себя все грехи, накопившиеся за год. Это языческие суеверия, и ничего общего с церковным учением они не имеют. Грехи отпускаются священником в таинстве Покаяния. Кроме этого, в поиске острых ощущений мы упускаем главную суть праздника Крещения Господня.
источник


Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Автор темы
Имя: Ксения
С нами с: 12 дек 2006
Сообщения: 4983
Изображений: 3
Откуда: между двух мостов
Благодарил (а): 187 раз
Поблагодарили: 766 раз
Иллюзия смирения, или Что делает нас людоедами
Прежде чем встать на путь духовного роста, необходимо вырасти психологически. О том, почему это условие обязательно и чем опасно его невыполнение, рассказывает аналитический психолог Лидия Сиделева.
Изображение

Была такая шутка в свое время, очень грустная, но реально отражающая суть вещей: «Словарь Эллочки Щукиной состоял из 30 слов, студентка ПСТГУ легко обходится тремя». А ведь действительно беда с нами приключилась, дорогие. Самые глубокие слова, послушание, искушение и смирение, были настолько «заезжены» и упрощены, что устное народное творчество стало наполняться вот такими карикатурами.
Сразу хочу извиниться перед студентками вышеназванного университета, они лично не сделали автору ничего плохого, но послужили некоторым иллюстративным материалом для очень важной и непростой темы, связанной с уплощением смыслов важнейших аксиом, без которых построение здоровой и разумной жизни едва ли кажется возможным.

Темы о том, почему человек может десятилетиями ходить в церковь, отказываться от мяса, но продолжать есть людей, поднимаются всё чаще. На волне неофитства церковное общество кинулось читать святых отцов и сложнейшие богословские труды, не изучив таблицы умножения. И нас можно понять.

Голод по духовной жизни, по истине, по свободе толкал нас на подобные приключения. Мы, как тот горе-пианист, играли как умели.

Еще несколько лет назад я попыталась поднять тему на психологической секции в рамках Рождественских чтений о специфике психотерапии верующих. И была поднята на смех, потому что мысль о том, что люди, находящиеся в Церкви, могут иметь какие-то проблемы и нуждаться в психологической помощи, почему-то показалась очень странной. В прошлом году, однако, уже открыто, хоть и несколько пугливо, звучали другие слова: «Проблемы в православных семьях бывают глубже и серьезнее».

Конечно же, дело не в том, что верующие люди чем-то хуже или там зашореннее, как нередко высказываются люди со стороны. В каждой избушке свои погремушки. Но если посмотреть в общем, то оказывается, что человеку свойственно искать поддержку собственным убеждениям, даже если они ложные.

А неправильное понимание терминологии создает иллюзию, что всё идет как полагается, и меняться и серьезно работать над собой не надо!

И, как мне кажется, самые печальные моменты связаны с понятиями «гордыня» и «скромность». Но прежде чем описать их подробнее, давайте поговорим о механизмах, мешающих относиться к себе критично, что влияет на духовную жизнь вообще и подготовку к исповеди в частности не лучшим образом.

Психика человека по умолчанию стремится к стагнации. Она ригидна по определению и не хочет ничего менять. Любые попытки человека выползти куда-то на силе воли сталкиваются с мощным сопротивлением. В свое время эти ригидные защиты спасли человека от глубокой боли, с которой он не мог справиться.

Такой человек, конечно же, очень тревожен, потому что он постоянно вынужден находиться как будто на передовой и не иметь ни малейшего представления, выживет он или нет. Постоянные рутинные молитвы, походы в церковь и посты становятся не дверью в мир свободы, а привычными подпорками, мешающими развитию. От ритуалов тревога снижается, от постоянного проговаривания на исповеди одного и то же уходит напряжение, которое могло бы послужить толчком к переменам.

То есть вот такая компульсивная обрядовость внезапно не дает никакого роста, а консервирует!

Для детской психики таким «застреванием» может стать много чего. Перечислять не буду, желающие изучить эти механизмы могут прочитать прекрасную работу Людмилы Петрановской «Травмы поколений», где описывается механизм влияния событий истории на формирование психики целых поколений.

Итак, человек получил некую травму, психика смогла построить какую-то защиту буквально из того, что было, конструкция получилась ненадежная, и потому человек находится под давлением с двух сторон. С одной стороны, сознание всячески лелеет и охраняет эти защиты. С другой стороны, спрятанная в подсознании боль от травмы старается вылезти наружу и быть пережитой. То есть человек хочет столкнуться с тем, что считает для себя самым опасным. Когнитивный диссонанс налицо.

Такой человек будет жаловаться на апатию, на недостаток сил и мотивации, что ему надо себя понуждать, заставлять, держать в ежовых рукавицах. Чтобы оправдать такое положение вещей, православный может сказать: «Да, жизнь – не сахар. Господь терпел, и нам велел. Но ничего, смиряюсь».

Непонятные термины и отсутствие живых примеров настоящего счастья быть с Богом делают такого человека заложником собственной депрессии, а из-за неустойчивости психических защит, оберегающих картину мира (пусть нелегкую, но свою, понятную) от рассыпания, он бывает очень жестким по отношению ко всему, что из этой картины мира выпадает. Всё, что отличается, потенциально опасно и должно быть предано анафеме.

Так что собственный небольшой набор «правильных» действий может трактоваться как смирение. А чужая принципиальность (тоже защиты, но немного другие) – именоваться гордыней.

И делается всё не потому, что люди глупые или склонны к членовредительству. Нет, нет и еще раз нет! Депрессивное состояние, которое я здесь описываю, характеризуется так называемым тоннельным мышлением и без дополнительной проработки, зачастую и медикаментозной, не дает человеку сил и возможностей слезть с этих каруселей и увидеть другие способы существования.

Депрессивный человек в силу своей болезни очень сильно зациклен на себе.

Его мысли и чувства вращаются вокруг того, как ему выживать в рамках его боли и тревожности, как сохранить его картину мира. А ограниченность ресурсов дает иллюзию собственной слабости. И тогда получается, что другой человек выступает вечным спасателем, дедом морозом и волшебником.

Отсюда можно сказать, что такой человек постоянно одинок, ему не хватает ресурсов увидеть и услышать другого человека (в том числе и духовника), он не может строить отношения, а только «воровать» их у тех, кто подвернулся под руку, использовать ближнего для снижения собственного уровня болезненного одиночества.

Человек может понимать, что происходит что-то не то, ругать себя, снова бежать на исповедь и «выливать» свои чувства на священника, получать временное облегчение и снова бежать по этому кругу. И еще раз подчеркну, что никто не виноват в такой ситуации, мантры из серии «я – червь, я ничтожество, жалкий грешник» не помогают, а мешают человеку выздороветь.

То есть прежде, чем говорить о смирении и гордыне, человеку просто необходимо выйти из тоннельного мышления, стать свободным, в том числе от собственных детских страхов. И первым шагом на пути к смирению для такого человека будет признание (ой, как оно болезненно), что по новым данным разведки мы воевали сами с собой.

Что всё то, в чем варился человек под предлогом возросшей духовности, на самом деле – попытка к бегству. Принять собственную слабость, ограниченность, при этом удерживаясь от самобичевания. Это и есть смирение – называть вещи своими именами. А гордыня – закрывать глаза на правду о себе и играть в игры с реальностью, подгоняя ее под себя.

Гордыня – это считать, что человек хуже других или лучше других.

Смирение – это уверенность в собственной обычности, ограниченности, слабости, но при этом признание, что каждый человек (и вы тоже!) может быть счастливым, довольным, творческим, сильным и свободным.

Смирение – это путь золотой середины. А главный признак того, что кто-то уже на этом пути – ощущение невероятной свободы, это способность выражать любовь миру, ближним. И ничего не ждать взамен. Вот правда совсем-совсем ничего. Даже благодарности.
Источник



За это сообщение автора Сеничка поблагодарили: 3 Anna-MariaАндэлэMartinika
Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Автор темы
Имя: Ксения
С нами с: 12 дек 2006
Сообщения: 4983
Изображений: 3
Откуда: между двух мостов
Благодарил (а): 187 раз
Поблагодарили: 766 раз
День святого Валентина: Именины без именинника
Изображение
Современное почитание и современный праздник
Человеческое восприятие – удивительная штука. Очень часто мы склонны принимать некую информацию за истину только на том основании, что у нее, выражаясь современным языком, высокий индекс цитирования. Иными словами, один и тот же текст с небольшими вариациями кочует из издания в издание, из блога в блог. И чем чаще он воспроизводится, тем чаще мы готовы брать его на веру на том основании, что «все говорят».

Но увы, нередко бывает так, что копируемый друг у друга текст изначально ошибочен в той или иной степени, и, распространяя его дальше, мы поневоле вводим в заблуждение все больший и больший круг людей.

Именно такая история и приключилась с жизнеописанием человека, чью память якобы предлагается праздновать 14 февраля. Если задать поиск по интернету, запрос «День святого Валентина» принесет десятки и сотни ссылок, пересказывающих с некоторыми вариациями одну и ту же легенду.

Немного истории
Мне стало любопытно, а как же все-таки обстояло дело в те далекие времена. К счастью, помимо «глянцевой» литературы сейчас доступно немало серьезных исторических исследований, позволяющих отделить факты от вымысла. Давайте попробуем все-таки разобраться, что же произошло на самом деле, а что является лишь романтической выдумкой. И давайте не будем забывать, что даже если некие события более-менее совпадают хронологически, это вовсе не означает, что между ними непременно существует взаимосвязь. Как говорится, «после этого не означает вследствие этого».

Что касается меня, то, принадлежа к миру науки, я предпочитаю опираться лишь на достоверные, документально подтвержденные, факты, избегая домыслов и фантазий.

Первое, что подтверждается римскими мартирологами – это сам факт того, что на заре христианства по меньшей мере три человека, носивших имя Валентин, мученически погибли за веру. Но при этом любопытно отметить то, что хотя все трое скончались не позднее 270-го года, их имена отсутствуют в наиболее раннем из известных списков мучеников – Хронографе 354 года.

О первом из них известно только то, что он погиб в Карфагене вместе с группой единоверцев, и его мы дальше упоминать не будем по причине полного отсутствия дополнительной информации. Второй Валентин был епископом Интерамны (современный город Терни). О нем известно то, что он был казнен во время гонений на христиан, но когда точно это произошло – в конце третьего века в эпоху императора Аврелиана или на сто лет раньше – источники говорят по-разному. Похоронен он при Фламиниевой дороге в окрестностях Рима.

Дата смерти третьего мученика пресвитера Валентина – известна более точно. Он был обезглавлен между 268 и 270 годами, и тоже похоронен при Фламиниевой дороге, но на немного ином расстоянии от Рима. В наше время мощи пресвитера Валентина покоятся частично в Риме, частично в Дублине, а мощи епископа в Терни.

В самом конце пятого века папа Геласий принял решение прославить целый ряд мучеников, в том числе и Валентина (сейчас уже невозможно точно сказать, которого конкретно, а скорее, как раз всех разом). Как было сформулировано в соответствующем акте: « … как людей, чьи имена справедливо почитаются среди людей, но чьи деяния ведомы лишь Господу».
Рождение традиции
В том, что это празднование хронологически совпадало с местным римским языческим празднеством, кстати, полностью запрещенным тем же папой, ничего удивительного нет, это была обычная раннехристианская практика. Именно по этому принципу были выбраны и даты празднования Рождества Христова и Рождества Иоанна Предтечи, приходящиеся на языческие фестивали в честь зимнего и летнего солнцеворотов.
Ранняя церковь старалась всемерно придавать древним празднествам новый христианский смысл. Но однозначно утверждать, что празднование памяти мученика Валентина установлено вместо Луперкалий мы сейчас не можем, на сей счет не сохранилось никаких документальных записей. Более того, Луперкалии были всего-навсего местным городским фестивалем, тогда как празднование памяти святого Валентина устанавливалось в общецерковном масштабе, т.е., затрагивало всю тогдашнюю христианскую церковь. А вот в общеимперском масштабе в ту эпоху праздновался как раз совсем иной античный обряд – так называемый фестиваль Юноны-очистительницы, постепенно вытесненный христианскими Богородичными обрядами.

Такими образом, празднование памяти святого Валентина было установлено исключительно как почитание его мученичества, без какой-либо связи с покровительством влюбленных. Немного позднее, при папе Юлии Первом, у Понте-Молле была выстроена церковь св.Валентина, а городские ворота надолго получили название «ворота Валентина».

Святой Валентин упомянут, как славный Мученик, в Сакраментарии святого Григория, в Римском Миссале Томмази и в целом ряде британских житий святых. В Средние века изображали его обычно либо с мечом и пальмовой ветвью – символами его мученичества, либо в момент исцеления дочери судьи Астерия.

В последующие девять веков имя святого упоминается в Мученических актах, самый ранний из которых датируется шестым или седьмым веком и в «Золотой Легенде» – житиях святых 1260 года, где впервые упоминается о встрече Валентина с «Императором Клавдием», отказе предать Христа и об исцелении дочери тюремщика от слепоты и глухоты. По всей видимости, здесь уже сливаются воедино два жития абсолютно разных святых, как мы это увидим немного позже.

Что касается романтических легенд, тайно совершенных браков, записок «от твоего Валентина», ни о чем подобном не упоминается нигде вплоть до тех самых пор, пока английский поэт Джеффри Чосер в 1382 году в поэме «Птичий парламент» не упомянул, что птицы в Валентинов день начинают искать себе пару. Эта фраза, не вполне, впрочем, точна – в британском климате птицы начинают обустраивать личную жизнь несколько позже, но романтическая литература, вступавшая в пору расцвета, подхватила ее, развила и растиражировала в множестве более поздних произведений. Энциклопедия Брокгауза и Эфрона, изданная более ста лет назад, утверждает, что «14 февраля, в Англии и Шотландии в старину сопровождался своеобразным обычаем. Накануне дня, посвященного св. Валентину, собирались молодые люди и клали в урну соответственное их числу количество билетиков, с обозначенными на них именами молодых девушек; потом каждый вынимал один такой билетик. Девушка, имя которой доставалось таким образом молодому человеку, становилась на предстоящий год его “Валентиной”, также как и он ее “Валентином”, что влекло за собой между молодыми людьми на целый год отношения вроде тех, какие, по описаниям средневековых романов, существовали между рыцарем и его “дамой сердца”. Обычай этот, о котором так трогательно говорит Офелия в своей знаменитой песне, по всей вероятности, происхождения языческого. Еще поныне Валентинов день в Шотландии и Англии дает молодежи повод к разнообразным шуткам и развлечениям».
Обычай посылать любимым открытки в день святого Валентина также возник в Средние Века. Самой первой валентинкой в мире считается записка, отправленная из тюремного заключения в лондонском Тауэре в 1415 году Карлом, герцогом Орлеанским, и адресованная его жене.

Современное почитание и современный праздник
Что касается почитания святого, то в новейшие времена произошло вот что. Во время реформы Римско-Католического календаря святых, произведенной в 1969 году, празднование памяти св.Валентина как общецерковного святого было упразднено на том основании, что не имеется никаких сведений об этом мученике, кроме имени и информации об усечении мечом. На сегодняшний день 14 февраля память святого Валентина совершается исключительно факультативно.

В Православной Церкви, напротив, святой Валентин почитается по-прежнему. Точнее, оба упомянутых ранее мученика – епископ и пресвитер – имеют собственные дни поминовения. Валентин Римлянин – пресвитер – почитается 19 (6) июля, а священномученик Валентин, епископ Интерамны, – 12 августа (30 июля). Если внимательно прочитать жития этих святых, то становится видно, что в распространенных ныне легендах смешались фрагменты, относящиеся к совсем разным людям, да еще средневековые сочинения дополнили их множеством романтичных, но совершенно нереалистичных эпизодов.

Таким образом получается, что возникновению имиджа святого Валентина как покровителя влюбленных, а также многочисленных легенд, связанных с ним, мы обязаны Средним Векам и их романтической литературе, а отнюдь не обстоятельствам жизни реальных мучеников, погибших на заре христианства. И если уж говорить о том, «чей» это праздник, то придется признать, что вот уже более сорока лет в католическом богослужебном календаре никакого Валентинова дня нет, вместо него 14 февраля празднуется память святых равноапостольных Кирилла и Мефодия. Так что на сегодняшний день оба святых Валентина – «наши», на общецерковном уровне их память чтит только Православная Церковь.

Что же касается идеи о возможном возникновении праздника святого Валентина – покровителя влюбленных как христианизированной замены Луперкалий, то возникла она в 18 веке в качестве гипотезы у антикваров Албана Батлера – составителя «Батлерова жития святых» – и Франсиса Дуса именно в связи с тем, что о реальном Валентине не было известно абсолютно ничего. Собственно, и у этой гипотезы нет никаких достоверных подтверждений, кроме попытки привязать сочинения 14 века к реалиям третьего. Здесь я только кратко излагаю хронологию событий, а всех интересующихся приглашаю познакомиться поближе с исследованиями историков Уильяма Френда и Джека Оруча, опубликованными в 1967 – 1981 годах.

С течением времени малоизвестный обычай посылать любимым 14 февраля небольшие сувениры и записочки, существовавший главным образом в Англии и Франции, вместе с эмигрантами попал в Новый Свет, где и был поставлен на широкую ногу. Начиналось все достаточно безобидно, с блокнотов стихов, напечатанных на отрывных страничках в помощь влюбленным, не одаренным поэтическим даром, но постепенно дух века нынешнего взял свое. В разных странах к нему относятся по-разному, где-то празднуют широко, где-то весьма скромно. И вот, что я по этому поводу думаю.

Любовь против коммерции
Мне не близок весь тот коммерческий «валентиновский» ажиотаж, который возникает еще в январе, следом за рождественскими распродажами. Но точно так же мне не по духу использование Рождества и Пасхи в качестве поводов для увеличения торговли. Мне не нравится создание специфического, достаточно дурновкусного, антуража и постепенный перенос основного акцента праздника с любви-рыцарского поклонения, как это было во времена Чосера и его эпигонов, в на любовь-«эрос».

Но вот что важно. В нашей жизни, на самом деле, любви истинной, любви дающей, а не ждущей чего-то для себя, места отводится совсем мало. Мы все читали евангельские слова, или в кино видели, как юный, светящийся Андрей Рублев объясняет маленькой княжне, что такое любовь. Но часто ли мы сами говорим своим любимым о своих чувствах? Часто ли стараемся порадовать их хотя бы маленьким подарком просто так, без всякого повода? Боюсь, что очень редко. То дела заедают, то свои проблемы, когда не о другом человеке думается, а себя жалко, себе хочется и утешения, и внимания. Да и не принято в нашей культуре особенно о чувствах говорить, в любви признаваться, особенно если пара уже не первый год вместе живет. Любовь, романтика – это все удел молодых, так часто считают.

И разве плохо, если нам хоть так, при помощи иноземного календаря, напоминают о том, что хорошо бы сделать маленькое доброе чудо для наших самых родных и любимых людей? В конце концов, это же от нас самих зависит – поддаваться на коммерческие приманки или нет, следовать навязываемым извне традициям или создавать что-то свое, собственное.

По-моему, праздник любви – это замечательно. Но не громкий, пафосный, отмечаемый практически по единому сценарию от ясель до офисов, а камерный праздник любящих людей, позволяющий нам вспомнить о том, что мы не только родители, дети, ответственные работники, пастыри и прихожане, но еще и просто мужчины и женщины, любящие и любимые. Что мы вместе не только ради продолжения рода и решения всевозможных хозяйственных задач, но и просто ради друг друга и того чувства, которое нас связало.

Помните, что сказал замечательный сказочник христианин Евгений Шварц? «Слава храбрецам, которые осмеливаются любить, зная, что всему этому придет конец. Слава безумцам, которые живут так, как будто они бессмертны, – смерть иной раз отступает от них». Давайте не будем забывать об этом, и пусть не один день у нас будет праздником любви, а вся жизнь.


Источник



За это сообщение автора Сеничка поблагодарил: Андэлэ
Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Автор темы
Имя: Ксения
С нами с: 12 дек 2006
Сообщения: 4983
Изображений: 3
Откуда: между двух мостов
Благодарил (а): 187 раз
Поблагодарили: 766 раз
5 шагов к прощению – если не можешь себя заставить простить
Должен простить. Хочу простить. Стараюсь простить. И чувствую, что не могу. Психолог и психотерапевт Марина Филоник – о прощении.
Изображение
Должен простить. Хочу простить. Стараюсь простить. И чувствую, что не могу. Уговариваю себя, осознаю всю важность прощения, знаю слова Христа о прощении «до семижды семидесяти раз» (Мф. 18:22) и, что еще страшнее, о том, что «так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его» (Мк. 11:25-26), выжимаю из себя прощение, а чуда не происходит.

Но уж в Прощеное воскресенье я точно должен простить. Я с улыбкой говорю: «Бог простит, и я прощаю», и уже сам почти верю в эти слова, но в глубине души всё равно знаю, что вот этого человека, вот этот поступок я простить не могу. Остальных, может, и могу, а вот этого негодяя – никак, уж очень большое зло он сделал для меня, уж очень сильные раны нанес, и они болят по сей день – не могу! Может быть, я уже не желаю ему зла и не проклинаю его (что уже хорошо), но не могу простить.

Иногда я даже искренне считаю, что вот такие вещи прощать нельзя, и это справедливо – и многие меня в этом поддерживают, потому что бывает на свете вопиющее зло, и это объективно так.

А бывает, что я искренне хочу простить и даже молюсь об этом, прошу даровать мне дар прощения – и снова чуда не происходит. Почему?

Сегодня, когда Церковь особенным образом призывает нас к прощению, к примирению, к освобождению – перед входом в Великий пост, хочется сказать несколько слов в том числе о некоторых мифах о прощении, а также поделиться размышлениями, часть которых была озвучена ранее.

1. Прощение – не одномоментный акт и не волевое решение
Невозможно просто взять свою волю в кулак и резко всех простить. Может быть, у кого-то так получилось, может быть, есть такие люди (хотя, мне кажется, я таких не встречала), которые как только решили, что надо кого-то простить, тут же это исполнили и с чистым сердцем могут сказать: как только я захотел простить, я простил. И такие люди, наверно, могут сказать нам с укорением: «А ты чего не простил до сих пор? Зачем ты носишь в себе обиду? Она разъедает тебя, дает физические болезни, мучает тебя, прости и иди дальше» (делай, как я, посмотри на меня, как в той песне начала 90-х). И если мы такое слышим, это вгоняет нас в еще большее чувство вины и тем самым НЕ приближает к прощению. Ниже станет ясно, почему.

Для начала успокойтесь и не пытайтесь выжать из себя то, чего сейчас нет – это путь лицемерия, насильно из себя добро не выжмешь.

Лучше просто спокойно признать и по возможности принять тот факт, что сейчас я еще имею на кого-то обиду, сейчас я пока еще вот это не простил – пока что это так. И это нормально, потому что многие раны заживают долго и болят годами, не все болезни лечатся как ОРВИ или грипп, не всё происходит быстро, и – главное – не всё в наших силах.

Я не хочу сказать, что надо на всё «забить» и плыть по течению (мол, само заживет и отвалится), но хочу подчеркнуть, что важно для начала честно констатировать то, что есть – без истерики и поедания себя нездоровым чувством вины.


2. Правда о нашем бессилии
Часто мы встречаемся с мифом о всемогуществе человека, что главное захотеть – и всё у тебя получится. И в Церкви мы тоже нередко с этим встречаемся. Я должен больше никогда не грешить, я должен всех любить, я должен всех простить и т.п.

Если должен – значит, МОГУ: иначе невозможно быть должным сделать то, что ты не можешь.

И вот эти требования к себе вгоняют нас в невротическое чувство вины (то есть переживание чувства вины там, где объективной вины нет), в переживание собственной плохости, никчемности, никуда не годности и т.п. И эти переживания удивительным образом не имеют ничего общего со смирением (знанием своей меры) и, как правило, совсем не приближают нас к Богу. Подробнее об этом можно прочитать здесь.

Так вот – важно признать правду о себе, и она может быть даже более болезненной, чем переживание бесконечной виноватости по поводу и без повода. Правду о своем бессилии, о своей малости, беспомощности, слабости. Правду о том, что я чего только не делал, а мое сердце так и не стало мягче, добрее, в нем так и не прибавилось любви, хотя, может быть даже, я делал много дел любви, творил дела милосердия, помогал и служил ближним, но внутри так и не смог себя изменить. И может быть – о ужас – никогда не смогу. Не смогу прибавить в себе любви, и вместе с ней прощения, как не могу прибавить себе сантиметр роста (Мф. 6:27).

Как важно смочь встретиться с этим: может быть, я никогда не сумею себя изменить, я столько старался, и ничего не вышло. Может быть, никогда я не смогу… И в этой точке невозможности, в этой точке бессилия и беспомощности, когда руки опускаются в истощении, важно задать себе вопрос: а для чего я так стараюсь измениться? Какова цель? Какова мотивация моей работы над собой? И что случится, если я никогда не изменюсь, если останусь таким, какой я есть?

И еще: может быть, в этой точке бессилия и беспомощности мне наконец по-настоящему станет нужен Бог, и тогда опущенные руки поднимутся к Небесам. Но с какой просьбой они поднимутся? И зачем мне станет нужен Бог? Чтобы дать мне дар прощения? Чтобы поднять меня и менять меня, потому что я сам не могу? Чтобы я наконец стал хорошим и достойным Царствия Небесного, стал достойным встречи с Богом? Или, может быть, мне в этой точке отчаяния наконец станет нужен Бог, чтобы просто меня любить.

Нам безумно трудно поверить, что Бог любит нас уже сейчас, уже сегодня и еще вчера, и что Его Любовь БЕЗусловна, НЕ зависит от наших дел. Мы к этому еще вернемся.


3. Зачем мне это нужно?

Есть еще важный вопрос, когда мы говорим о прощении и хотим кого-то простить. А какова мотивация? Почему мне так важно простить? Зачем я хочу простить? Бывает, что верующий человек мотивирован страхом, то есть рассуждает примерно так: «Если я не прощу, то попаду в ад. Поэтому я должен простить. И – о ужас – я не могу простить! Бог не простит меня, и, значит, я погибну в вечности». Вообще, страх – не лучшая мотивация. Много для чего, в том числе для подлинного развития, возрастания, становления личности, преображения. И в педагогике, и в духовной жизни.

Страх наказания может хорошо влиять на внешнее поведение (не буду делать что-то плохое, чтобы никто не заметил и не наказал), но не способствует взрослению.

На страхе далеко не уедешь. Многие могут здесь начать спорить, но это тема отдельного разговора.

Пока скажу только: неужели вы всерьез думаете, что если человек хочет простить, осознает в себе эту проблему, кается, старается и у него не получается, неужели Любящий Отец посмотрит на него и скажет: нет, этого человека нельзя простить, ему место в аду, потому что он не простил своим ближним, как Я ему велел. Простите за такой текст от лица Бога, но я хочу сказать, что наши представления о Нем как о карающей инстанции, скорее всего, являют собой искажение образа Бога, Который есть Любовь, с Которой нам так трудно встретиться.

Кроме страха попасть в ад, мотивация простить может быть связана с тем, чтобы быть хорошим и заслужить прощение. Мы боимся предстать перед Богом такими, какие мы есть – в частности, с нашим непрощением в сердце и с нашим бессилием. Иными словами, бывает, что мы хотим повлиять на отношение Бога к нам. Или нам кажется, что надо сначала стать лучше, а потом уже идти к Богу (негоже идти к Нему таким непричесанным).

Эта логика очень понятна в отношениях между людьми. И мы судим о других по себе, в том числе о Боге думаем, что можем (а может быть, даже должны) повлиять на Его к нам отношение. То есть опять и опять – не можем поверить, что Он УЖЕ нас любит. И не просто «нас», а меня конкретно, меня такого, какой я есть сейчас, такого кривого и несовершенного, в том числе – вы не поверите – даже тогда, когда я не прощаю.


4. Смена парадигмы – разрушение мифа о всемогуществе


Как мы относимся к себе, так же и к другим, и по той же модели строятся наши отношения с Богом. Если я считаю, что могу взять себя в руки и резко исправиться (миф о всемогуществе), то я буду ждать того же и от других и, соответственно, буду их осуждать (а себя обвинять). Моя любовь на этом этапе условна, то есть зависит от условий, и еще она требовательна, ее пока трудно назвать принимающей (я должен, он должен, все друг другу что-то должны, и неважно при этом, могут ли). Такое отношение к себе и другим пока не приближает меня к смирению и прощению, зато отлично вгоняет в невроз.

Если я понимаю, что я реально очень мало что могу, а может быть, и совсем ничего не могу сам, то тогда я понимаю, что и другой, так же, как и я, мало что или почти ничего не может.

И тогда я перестаю его осуждать. И могу увидеть, что и я, и он – в одной лодке. Это приближает меня к прощению, потому что я начинаю видеть, что, скорее всего, обидчик сделал мне больно не специально, не со зла, и, скорее всего, в тот момент времени он просто не мог поступить иначе по каким-то своим причинам, которые я, может быть, пока не вижу.

Однако принять свое бессилие весьма и весьма трудно. Почти в любой аудитории, где мои коллеги и я начинаем об этом говорить, разгораются жаркие споры о том, что на самом деле мы можем, например, влиять на возникновение своих эмоций и на чувство обиды, в частности.


5. Альтернативный путь – сначала принять прощение Бога и Его Любовь ко мне грешному
Как важно бывает сначала простить себя, позволить своему сердцу умягчаться под Светом божественной Любви, в Его руках. Дать Богу делать то, чего Он так хочет – дать Ему возможность меня любить! И через это дать Ему возможность менять меня так, как Он (а не я) этого хочет. Отдать Ему свое раненое, заскорузлое, черствое сердце («сыне, даждь Ми твое сердце»), чтобы оно постепенно начинало оттаивать, отогреваться. Не я его буду менять своими руками, а отдам его в руки Божии, чтобы Любовь его преображала, чтобы Бог его взял в Свое милосердие.

Это может быть, в частности, такой молитвой, когда я просто встану (или сяду, как угодно) перед Богом, войду в Его присутствие, как призывает нас владыка Антоний, и просто замолчу перед Ним. И потом честно скажу:

«Господи, вот я. Такой, какой есть. Есть во мне обиды и раздражение, суета и тревога, боль и страх. Боюсь Тебя, не верю нутром в Твою безусловную Любовь, хочу заслужить Твое прощение и Любовь… Ты видишь, как я пытаюсь простить и не могу, как я стараюсь и опять падаю, но прошу Тебя, приди Ты Сам и сделай что-нибудь, потому что я сам не могу!»

И можно честно поплакать перед Богом, всё-всё Ему рассказать, и про обидчика-негодяя, и про мою боль, и про мое бессилие. И в какой-то момент, может быть, просто замолчать и не пытаться что-то делать. Просто быть. Быть с Ним. Позволить Богу меня любить, быть открытым к Его Любви, дать Ему действовать. Ведь в молитве главное не то, что мы делаем (Бог и так про нас всё знает), а то, что Он делает в нас.

Источник



За это сообщение автора Сеничка поблагодарили: 2 АндэлэMartinika
Вернуться к началу
  Профиль  
 

 Заголовок сообщения: Re: Статьи дня. 5 шагов к прощению
СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Автор темы
Имя: Ксения
С нами с: 12 дек 2006
Сообщения: 4983
Изображений: 3
Откуда: между двух мостов
Благодарил (а): 187 раз
Поблагодарили: 766 раз
Что такое наш крест и почему его надо нести

Изображение
Воскресное евангельское чтение Крестопоклонной недели Великого поста особо выделено словами Христа Спасителя: «Тот, кто хочет идти за Мною, пусть отречется от себя самого, возьмет крест свой и последует за Мною» (Мк.8:34).

Учитывая, что эти слова Господь произносил задолго перед Своими Крестными страданиями, вряд ли Он подразумевал patibulum (лат. съемная, горизонтальная балка, которую осужденные несли на себе к месту казни).

Термин σταυρος (греч. «крест») появляется в Евангелии в данном месте на этапе письменной фиксации – спустя некоторое время после определенного переосмысления сказанного Спасителем в свете Его Голгофской смерти.

О смысле земных страданий

Крест в евангельском понимании – это боль, страдания, которые порождаются не зависящими от человека обстоятельствами, преодолеть которые он не в силах. Взять крест – означает принять скорбные обстоятельства жизни, принять посланные испытания, но не пасть под их бременем и не дать им раздавить себя.

«Отречение от себя» – важное условие обнаружения человеком внутренних духовных сил, нужных для несения своего креста. При этом очень важно отчетливо понимать, что есть наш крест, а что крестом не может являться, какое страдание должно отождествляться с крестом, какое – нет.

Евангелие и история Церкви определенно свидетельствуют, что крест, если это действительно крест от Бога, не может оказаться непосильным, не может быть погибельным для человека, что каждому из нас непременно дается от Господа запас внутренних сил для претерпевания и преодоления страдания.

Отец Александр Ельчанинов в своих дневниковых записях когда-то резюмировал эту мысль следующими словами: «Бог никогда не посылает испытаний выше сил самого человека».

– Но если человек, например, лежачий больной, уже так устал, что не может и слышать об этом – что делать?

– Боль – это то, что больше всего беспокоит человека. О страданиях трудно молчать. Как же понимать природу страданий? Весь вопрос, как правило, концентрируется в плоскости нашей земной жизни, как будто бы вечной жизни нет вообще…

Христианство открыло великую истину: жизнь человека – не миг нашего земного существования. Этот миг является всего лишь преддверием, только началом, и наша земная жизнь – это начало вечной жизни. Если хотите, наша жизнь – это экзамен!

Христианство утверждает: земное существование человека имеет огромный смысл! Мы верим, что наша земная жизнь – очень важный промежуток, именно в нем человек обнаруживает себя как личность и показывает направление своей свободы! Именно в вечности откроется подлинная суть вещей.

Если нет Бога, вечной жизни, какой тогда смысл страданий?! Полная бессмысленность! А если есть Бог? А Бог есть Любовь, следовательно, Премудрый Бог-Любовь не может допустить бессмысленных страданий человека, значит, в них есть какой-то смысл.

Бог не может являться причиной страданий человека

– Как реагировать, если на слова о том, что и Господь за нас пострадал, люди в беде и муке отвечают, что лучше бы Бог и Сам не страдал, и им страданий не посылал?

– Страдание является всегда следствием нарушения законов нашего существования. Во-первых, страдание – это нарушение закономерности жизни, нашего человеческого организма, души, закономерности социальной, общественной жизни. Во-вторых, страдание – от страстей: Бог не может являться причиной страданий, человек своими похотями вызывает атмосферу вражды, нестроений и проистекающих отсюда бед.

В этой связи очень важно подчеркнуть Бог – есть Вечная Любовь! Он никогда, никого не наказывает! Наказание, в нашем понимании – это справедливое воздаяние за нарушение каких-то договоренностей путем причинения определенного ущерба, даже в форме физической боли – но это наше человеческое представление наказания.

Бог – бесстрастен, Он не гневается и не карает. Да, Он наказывает – но, наверное, правильней было бы понять этот глагол в его славянской форме: «наказывать» – назидать, образовывать, а еще точнее – уврачевать. Наш Бог – Врач, а не Судья! Вот основная идея, которая является важной в вопросе наказания.

Страдание, действительно, ставит человека в тупик. Христианство же указывает на корень и причину страданий – болезни духовного характера, которые коренятся в нашей душе: зависть, жадность, гневливость и т. д. Мы рождаемся в этот мир с полным набором страстей, но впоследствии у каждого индивидуально выделяется какая-то особенная проблема.

Есть понятие «родовой грех» – это духовная болезнь, в истории человечества все без исключения рождались с наследственными болезнями. Единственный, кто родился без родового греха, был Господь Иисус Христос, потому что Он родился от Духа Святого. Господь был чист в этом плане. Основной причиной страданий являются наши страсти, которые, к сожалению, стали естественны для нашей человеческой природы.

Основной закон бытия – любовь, а не правда


– Должен ли человек быть готов к страданиям, духовным, физическим, которые могут стать просто фоном или даже сущностью его жизни?

– Человек страдает… Но виновен ли он, что родился с увечьями (слепой, без слуха, с врожденными душевными проблемами)? Нет, не виновен! Но он страдает… Где же справедливость? За что страдает человек? Наверное, сам вопрос звучит ошибочно. Правильно было бы спросить: почему?

К сожалению, очень часто мы считаем, что наше бытие построено на принципе справедливости, мы строим свои оценки на этой правовой, юридической почве. Основной закон бытия – любовь, а не правда. «Там, где правда – там нет любви, а где любовь – там нет возмездия» (преп. Исаак Сирин). Мать проводит бессонную ночь у постели больного ребенка: у нее нет ощущения, что она исполняет «долг», она так поступает по любви, она не может поступить иначе.

Христианство однажды сделало величайшее открытие: всё человечество – это «единый Адам»: мы один организм, центром которого является Христос! Все мы – Тело Христово. Каждая личность – это клеточка большого организма. Мы не бездушные горошины в мешке жизни – мы одно Тело!

Страдающая личность – это пораженная клетка, а страдание – отражение греховности, которой поражены его родные. Ни одна капля страданий не попускается человеку Богом без того, чтобы не воздать человеку в Вечной Жизни, и только когда человек переступит порог Вечности, ему будет открыт смысл его страданий.

Глубокая истина человеческого существования

Как относиться к страданиям, болезням, скорбям? Каждый христианин должен знать, что в первую очередь, когда эти скорби объективны, и мы ничего не можем сделать – нужно терпеть! Следующий этап: реально взглянуть на свою жизнь, не обвинять кого-то, а подобно евангельскому разбойнику констатировать: …мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли… (Лк.23:41). Только при стяжании взгляда без прелести на свою жизнь человек может подняться выше: «Господи, я Тебя благодарю за ниспосланное испытание!»

Поразительно, но именно страдание и боль иногда человека преображают настолько, что они могут послужить мощным толчком к обретению подлинной веры! Страдания воспитывают наш дух, это средство укрепления духа человека, чтобы мы утвердились в верности Богу.

И если попытаться в своей жизни осуществить то, к чему призывает Господь: стремиться преодолевать страдания и скорбь через терпеливое и мужественное несение креста, поставлять в центр своей жизни Бога и следовать Его заповедям, то мы с неизбежностью убедимся в том, что это не простые слова, но глубокая истина человеческого существования.

Подготовила Марина Богданова

Источник



За это сообщение автора Сеничка поблагодарил: Андэлэ
Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Автор темы
Имя: Ксения
С нами с: 12 дек 2006
Сообщения: 4983
Изображений: 3
Откуда: между двух мостов
Благодарил (а): 187 раз
Поблагодарили: 766 раз
Как коренной китаец стал православным священником
Изображение

Иерея Анатолия в Хабаровской семинарии называют первым в истории Гонконга «священником нового поколения». Священник Анатолий Кун (Кун Чеун Мин) – первый коренной житель Китая, который был рукоположен за последние 60 лет. О своем пути к вере и о служении рассказывает иерей Анатолий.

Мне подарили крашеное яйцо, и вскоре я принял Крещение

Однажды во Франции мне рассказали о человеке, который напился, ходил по улицам, а потом упал на пороге храма и после этого решил стать священником. Наши истории немного похожи.

В студенческие годы мы зашли с друзьями во время Пасхи в храм на юго-западе Москвы. Мне подарили крашеное яйцо, я запомнил это посещение и стал много читать, изучать православие. В 2013 году я принял Крещение в храме Св. Петра и Павла в Гонконге и в том же году поступил на сектор заочного обучения Хабаровской духовной семинарии.

К тому времени я уже тринадцать лет был женат, воспитывал сына. Моя семья живет в Гуанчжоу. Жена младше меня на четыре года. В Китае четыре года для супругов – большая разница в возрасте.

Жена с пониманием отнеслась к моему решению. В Гуанчжоу нет постоянно действующего храма, но по мере возможности они с сыном ходят на службы, и она осознает, что будет исполнять роль матушки. Мой сын – подросток, сейчас он очень занят учебой, в Китае напряженная программа, но я всегда стараюсь обсуждать с ним вопросы веры.

Раньше я открывал китайские рестораны

Я родился в 1969 году в городе Яньчэн (провинция Цзяньсу, КНР) и рос в традиционной семье. В детстве я вообще не задумывался о религии. Многие китайцы не слишком религиозны. Мои родители были небогаты, но образованны, поэтому хотели, чтобы и я получил высшее образование. В нашей стране абсолютно любое высшее образование – верный залог того, что ты сможешь найти престижную работу.

В Китае не принято рассчитывать на помощь родителей, я должен был сам зарабатывать себе на жизнь. Я поступил в Гуанчжоуский институт иностранных языков и выбрал факультет… русского! Это был совершенно случайный выбор! Кроме русского, я выбрал английский и японский языки. Я изучал русскую литературу, русский язык.

В 2002 году я поступил в аспирантуру Института востоковедения РАН в Москве, получил степень кандидата наук по специальности «экономика», работал в крупной компании по экспорту чая на позиции менеджера, а потом стал заниматься собственной предпринимательской деятельностью – открыл несколько китайских ресторанов. Русские люди, наверное, не знают всего о китайской кухне – у нас есть восемь кулинарных школ! Мой бизнес был успешным. Я действительно многого добился.


Ощущаю на себе пристальные взгляды прохожих

Я не хожу в облачении по улицам Китая, но, разумеется, мой внешний вид вызывает вопросы. Иногда я ощущаю на себе пристальные взгляды прохожих, некоторые посмеиваются надо мной, но в целом все относятся с пониманием. Я не ощущаю себя как-то необычно, ведь я не нарушаю закон, не делаю ничего запретного. Китай сейчас открыт всему новому, там никогда не было единой религии, в стране живут буддисты, католики, протестанты, православные. Есть даже государственные союзы всех религий: христианства, ислама, буддизма.

Православные пока – в меньшинстве. Хотя на севере Китая живет много российских эмигрантов. Постоянной эмиграции здесь нет, большинство приезжает по работе на 5-10-15 лет, но и коренное население Китая принимает православие, здесь нередки межэтнические браки, многие впервые пришли в храм благодаря русской жене. В Китае в семьях равноправные отношения, женщину не будут заставлять принимать религию мужа.


Пока мы служим в интернете


Сейчас идет ремонт храма в Гонконге, и мы надеемся, что, как только он завершится, у нас будет действующий храм. Пока же мы служим там, где мы нужны, например, в интернете. В Китае очень популярна электронная платформа WeChat, там сидят абсолютно все. Возможно, это связано с тем, что китайцы – интроверты и часто предпочитают общение в сети.
Даже к бабушке из деревни, которая лепит очень вкусные пельмени, могут приехать внуки и предложить: «Давай сделаем объявление об их продаже в WeChat», и у бабушки появляется тысяча заказов, она становится миллионером. Конечно же, эту платформу мы используем и для проповеди. Люди задают волнующие вопросы, иногда немного странные, просят: «Помолитесь за меня перед экзаменом», я активно общаюсь там с молодежью. Делюсь своими миссионерскими записками, потому что в Китае не очень много религиозной литературы на китайском языке.
Иногда мне приходится учитывать особенности национального менталитета, и я объясняю христианские истины через привычные образы. Например, рассказываю об ученике Кун-Цзы, который жил в глубине улицы и очень скудно питался. Все соседи жалели его! Но он был богаче их, потому что собирал себе небесные сокровища. Китайские предания полны поистине христианской моралью.
У меня есть чувство, что молодежь перестала думать исключительно о материальных благах и стала задумываться о смысле жизни, о нашем месте в этом мире, о Боге. В WeChat мне иногда начинают задавать такие вопросы, мы начинаем общаться, и человек постепенно присоединяется к пастве.


За 60 лет – я первый рукоположенный священник из Гонконга

Но, конечно же, у китайских верующих пока, увы, нет нормальной церковной жизни. Это и нехватка священников, и нехватка храмов.

Люди стали более открыты всему новому, но православие в Китае – далеко не новость, ему 300 лет! Согласно преданиям, христианство было проповедано в Китае еще апостолом Фомой.
Ввиду политических обстоятельств в 1954 году действующая Российская духовная миссия в Китае была упразднена, поэтому православная традиция в Китае была практически полностью утрачена. Сейчас мы пытаемся ее восстановить, и меня называют священником нового поколения как раз потому, что за последние 60 лет я – первый рукоположенный священник из Гонконга.
На китайский язык переведены Священное Писание и Священное Предание, некоторые жития святых. Я публикую свои миссионерские записки на электронной платформе, но планирую издать воспоминания, например, о своей недавней поездке в Грузию и Нижегородскую митрополию, где нам подарили икону преподобного Серафима Саровского.

Грузия поразила меня своими храмами! Нам в Китае их очень не хватает. Мы встретились со схиархимандритом Иоанном, и я запомнил, как он пошутил, что считает себя немного эгоистом, потому что любит всех людей, – так проще жить ему самому. Я подумал, что здорово было бы всем быть такими «эгоистами».


В Китае нет специфических «китайских» вопросов верующих

Мне пока не приходилось сталкиваться с необходимостью отговаривать женщину от аборта, но мы знаем, что в православии это однозначно считается грехом. В Китае многодетные семьи платят достаточно большой штраф (30 000 юаней), но это не останавливает тех, кто хочет родить много детей. В деревнях детей могут просто не регистрировать. Острая проблема массовых абортов не стоит.

Я не могу выделить в Китае специфических именно «китайских» вопросов верующих. Думаю, как и везде, главная проблема – материализм. Надо повышать у людей интерес к духовной жизни, для этого мы и проповедуем во всём мире, Иисус сказал: «Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа».

Из особенностей в Китае – соблюдение поста. Для нас это не представляет никаких трудностей. Мы вообще редко едим мясо и совсем не едим свинину. В Гонконге есть ресторан, где подают только овощные блюда. Во время поста мы всегда обедаем только там. На юге Китая морепродукты – постоянно в рационе. Еще у нас есть соевое мясо – вкус, как у мяса, запах, как у мяса, но при этом мяса мы не едим.


Христиане в Китае защищают свои храмы до конца

История с демонтажем крестов в Китае нас не коснулась. Мы не знаем точно, что там происходило, но речь шла о протестантских храмах.

Многие христиане в Китае предпочитают не регистрировать свои религиозные организации, чтобы не попасть под контроль государства. Чтобы показать, что ситуация под контролем, местные власти могут проводить подобные акции. При этом христиане защищают свои храмы до конца.

Мы не проповедуем в ситуации богоборчества, но проповедуем в ситуации некоего кризиса: не хватает людей, не хватает средств. Но именно в ситуации кризиса Церковь, как ни странно, всегда развивалась лучше всего, и я думаю, что у православия в Китае большие перспективы.

источник


Вернуться к началу
  Профиль  
 

СообщениеДобавлено:  
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя
Автор темы
Имя: Ксения
С нами с: 12 дек 2006
Сообщения: 4983
Изображений: 3
Откуда: между двух мостов
Благодарил (а): 187 раз
Поблагодарили: 766 раз
Патриарх Сербский Павел: «Самое высокое положение состоит в том, чтобы быть примером в служении и заботе о ближнем»
Изображение
Начало пути

Гойко Стоичевич, будущий патриарх Павел, родился с очень слабым здоровьем в праздник Усекновения главы Иоанна Предтечи 11 сентября 1914 года в бедной крестьянской семье. Были моменты, когда над его кроватью у изголовья зажигали свечу, думая, что он умер. Как ни странно, это сыграло для духовного развития Гойко свою положительную роль. Родители понимали, что работник на поле из него никакой, и после окончания начальной школы разрешили учиться дальше.

Завершив среднее образование, по мотивам не столько личным и религиозным, сколько под давлением семьи он поступил в семинарию в Сараеве. За годы учебы в семинарии Гойко прошел те испытания и искушения, которые свойственные юному возрасту: сомнения в вере, страх и прочее. Постепенно он начинал понимать, какое большое значение в нашей жизни играют терпение и доверие к Богу. В 1936 году он поступает на богословский факультет Белградского университета.

Окончание учебы совпало с началом Второй мировой войны. Чтобы выжить, нужно было скрываться в горах, много трудиться. Годы войны также были временем потрясений и духовного осмысления жизненных ценностей. Гойко не единожды видел тела убитых и подвергнутых страшным пыткам ни в чем не повинных монахов. Промысл Божий привел его работать преподавателем у детей беженцев из Боснии в небольшом селении Бане-Ковиляче. Там с ним случилось событие, которое во многом определило дальнейшую судьбу будущего патриарха.

Болезнь. Монашество
Гойко заболел туберкулезом. Врачи сообщили, что жить ему осталось максимум три месяца. Понимая, что жизнь пришла к концу, он слезно молился Божией Матери, и его молитва была услышана: начали появляться первые признаки исцеления. Этот случай стал для него знаковым.

Планы жениться и стать приходским священником резко отменились. С этого времени он направляет свою жизнь по пути монашества.

В 1945 году Гойко становиться послушником одного маленького монастыря в Овчаре. Монастырь выживал за счет земледелия и небольшого стада. Его друзья послушники потом вспоминали об этих годах жизни будущего патриарха: «Гойко мог отремонтировать почти всё. Достать обувь в те годы было трудно, и он находил ботинки без подошвы, брал выброшенные на свалку покрышки от автомобиля, делал из них подошвы, и получалась приличная обувь. Если не было резины, он делал подошвы из дерева, а потом подбивал металлом».

Послушник Гойко был пострижен в монахи в канун Благовещения в 1948 году с именем Павел. В том же году он был рукоположен в иеродиакона. Павел был единственным в монастыре, кто получил университетское богословское образование. Основным его послушанием стало преподавание. Это у него получалось настолько хорошо, что слава о нем достигла патриарха в Белграде.

В 1954 году его рукополагают в иеромонахи и назначают на должность протосинкела (секретаря или канцлера) патриархии. Видя его незаурядные способности, Синод Сербской Православной Церкви направляет его завершить обучение на богословском факультете Афинского университета. Там иеромонах Павел был замечен благодаря своему благочестию и смирению. Архиепископ афинский Дорофей говорил: «Пока у них будут такие кандидаты, как отец Павел, Сербской Церкви не нужно будет беспокоиться относительно будущих епископов».

Епископство
В 1957 году Священный Синод Сербской Православной Церкви возводит иеромонаха Павла сначала в архимандриты, а затем в епископы. Владыка Павел больше тридцати трех лет исполнял обязанности епископа Рашинско-Презренского. В течение этого времени он был вынужден противостоять многочисленным проявлениям агрессии против Церкви и против сербского народа со стороны мусульманско-албанского населении региона с молчаливого согласия, а иногда и одобрения коммунистического государства.

Сам владыка часто становился жертвой агрессии. На улицах, по которым он ходил без сопровождения по собственной воле, несмотря на опасность, прохожие выкрикивали оскорбления в его адрес, толкали, были с ним грубы. Бывало так, что его выталкивали из общественного транспорта, которым он пользовался по своей скромности. Однажды на автобусной остановке разъярённый албанец ударил его по лицу, да так, что скуфейка отлетела в одну сторону, а сам владыка – в другую. Он встал, поднял скуфью, надел ее, с грустью и состраданием посмотрел на своего обидчика и, не сказав ни слова, спокойно продолжал свой путь.

Будучи истинным монахом, владыка Павел был очень скромен. Несмотря на то, что он как епископ мог ездить на личном автомобиле с водителем, владыка пользовался только общественным транспортом даже для дальних поездок. Было удивительно видеть, как владыка ночью ездил без сопровождения на автобусе или поезде, неся с собой чемодан с облачением, чтобы служить в церквах и монастырях, особенно там, где не было священника. Часто ему случалось проходить пешком по десять километров, чтобы добраться до места. Бывало, по окончании службы, чтобы вернуться домой, епископу нужно было добраться до какого-нибудь населенного пункта, где был автобус, при этом он пропускал вперед всех, кто туда заходил. Если же мест в автобусе после этого не оказывалось, то он шел пешком преодолевал расстояние в двадцать-тридцать километров. Понуждаемый своим окружением купить автомобиль для нужд епархии, владыка Павел ответил: «Пока у каждой сербской семьи в Косове не будет машины, у меня ее не будет тоже».

Резиденция Презренского епископа размещалась в бывшем русском консульстве. Владыка занимал в нем одну комнату, остальные отдал в безвозмездное пользование студентам, которые по своей бедности не могли позволить себе снимать их в городе. При этом владыка не только давал им кров и пищу, но и следил за их учебой, занимаясь с отстающими.

В резиденции не было даже телефона, и Синод вызывал владыку Павла на заседания телеграммой. В отличии от большинства епископов, у него не было прислуги, он сам готовил себе еду на старой, коптящей, забрызганной жиром плите. Питался владыка Павел очень скромно. В зависимости от дня это могла быть картошка, белая фасоль, капуста, шпинат с рисом, но чаще всего – крапива. Все это он готовил без масла и лишь в праздничные дни делал исключение.

Кровать, на которой спал епископ, заслуживает отдельного разговора. Это была старая железная рухлядь, на которую владыка, живя в монастыре, набил доски. Тюфяк он соорудил из соломы, которую позже заменил листьями кукурузы, подушка была из того же материала. И эту самую кровать епископ Павел забрал с собой в Белград, когда стал патриархом. Один архимандрит попробовал было ночь проспать на кровати епископа, пока тот был на заседании Синода, и так и не смог этого сделать. Кровать была ужасно жёсткая и неудобная.

Не довольствуясь уборкой в келье, владыка также убирал и кафедральный собор, вычищая утварь и подметая пол. Он сам непосредственно принимал участие во всех строительных работах. Конечно же, это вызывало удивление и даже замечания, что, мол, «не подобает в таком возрасте и сане трудиться, как молодому послушнику». На это Владыка Павел как-то ответил:
«Некоторые утверждают, что епископ не должен чинить черепицу на крыше и что ему не следовало бы работать…Как будто работа – что-то унизительное! Не труд унижает человека, а грех. Между прочим, если Господь был способен трудиться, своими руками обрабатывать древесину, то почему я не могу? Если труд не унижал Его, то меня уж тем более не унизит».
Доходило даже до того, что епископ сам чинил обувь расквартированным в его резиденции студентам.

Особенное внимание владыка уделял миссионерской работе, лично проводя лекции и беседы с прихожанами и духовенством.

Духовная жизнь
Будучи епископом, а затем и патриархом, владыка оставался прежде всего монахом. Он неукоснительно исполнял монашеские правила, ежедневно служил Литургию, строго соблюдал пост. Где бы он ни был, Святейший обязательно начинал день с Литургии. Как-то, приехав в 2000 году в Москву на освящение храма Христа Спасителя, где по регламенту он должен был служить на следующий день, Святейший сразу же после ночного перелета отправился искать храм, где совершается Литургия. И поскольку его епископские облачения были уже переданы в храм Христа Спасителя, патриарх Павел, найдя ближайший храм, попросил пресвитерские облачения и отслужил Литургию священническим чином.

Патриарх
Патриархом Сербским владыка Павел стал в самое тяжелое для Сербии время, осенью 1990 года. В это время владыке было уже семьдесят шесть лет. То, что выбор упал на владыку Павла уже в первом туре, было удивительно как для него самого, так и для всей Сербии. Хотя он и был уже известен и почитался за святость жизни, но всё же не относился к епископам, работавшим в окружении предыдущего патриарха, или архиереям, популярным благодаря СМИ. Его простая и смиренная жизнь, казалось бы, не прочила ему такого высокого социального, политического и церковного положения. Скромность, кротость и малый рост не создавали впечатления человека авторитетного и представительного, чего требует патриаршее служение. Сам он не только не выдвигал свою кандидатуру, но и вовсе не стремился к такой деятельности. По своей простоте и смирению, владыка Павел был удивлен и смущен тем, что выбор упал именно на него. По его собственным словам, назначение стало для него настоящим шоком. Однако позже он скажет:

«Я упокоился, когда понял, что самое высокое положение состоит в том, чтобы быть примером в служении и заботе о ближнем, а не в том, чтобы раздавать приказы»

Служение Церкви
Как показало время, избрание владыки Павла на патриаршее служение было лучшим выбором для сербского народа. Освобождённый от страстей многолетней аскезой, обладавший незыблемым внутренним стержнем, исполненный любви, сострадания и смирения, патриарх всегда владел ситуацией. А время его правления было тяжелейшим для Церкви. Бедственное положение Югославии в период распада и гражданских войн, международных санкций и военной агрессии США и Европы, демонизация страны западными СМИ, агрессивная сепаратистская политика косовских албанцев при поддержке США и основных европейских держав, поэтапное спланированное разрушение региона, ставшего колыбелью Сербской Церкви и ее исторического и религиозного наследия – всё это легло тяжелым бременим на плечи патриарха.

Укоренённый в духе Предания, сдержанный в суждениях, он умел слушать и слышать каждого, при этом руководствуясь только Евангелием, а не какими-либо политическими предпочтениями. Его слова, сказанные в то время, актуальны для нас сегодня как никогда:

«Любая власть так или иначе хочет замкнуть на себе все остальные институты, чтобы они служили ей рабским образом. Что бы я ни сказал, чего бы ни сделал, меня критиковали и письменно, и устно, будь я на стороне власти или оппозиции. Я могу ответить лишь то, что на всех нас должно распространяться предписание апостола Павла: «едите ли, пьете ли, или иное что делаете, все делайте во славу Божию» (1 Кор. 10, 31). Это же правило распространяется и на политику. Она, как и все остальное, тоже может быть во славу Божию, а может быть и наоборот. Для апостолов неважно было знать, кто из них сядет рядом с Иудой, для них важно было знать, не будет ли он Иудой. У нас не всегда есть возможность выбирать, рядом с кем проводить свою жизнь. Но кем будем мы сами, людьми или нелюдями, – зависит от каждого из нас».
В течение долгих межэтнических войн, которые сопровождали весь период его патриаршества, патриарх Павел не только стоял над страстями, но и был выше любых критериев политической оценки. Он не был на стороне ни одной из сербских партий и даже не на стороне Сербии, но на стороне жертв, кем бы они ни были.

«Мы переживаем страдания всякого человека как наши собственные. Поскольку каждая человеческая слеза, каждая рана телесная или душевная – это братская слеза, братская рана и братская кровь», – писал он в своем послании 1992 года. Вот почему сам он приходил на помощь несчастным людям вне зависимости от их религиозной принадлежности, молился за всех людей и оказывал им материальную помощь.

Страдая душой за сербский народ, защищая его, Святейший Патриарх Павел противостоял всякой идее «национального очищения», любой идее, согласно которой сербское население должно исключить другие нации из своего жизненного пространства. Он поступал так, потому что Бог наделил людей одинаковым достоинством и рассматривал их как равных, каким бы ни было их этническое происхождение и религиозная принадлежность.

Национализм, понимаемый не как уважение и любовь к своему народу и присущим ему ценностям, а как чувство превосходства одной нации над другой, ведущее к исключению, унижению или ненависти, он считал противоречащим евангельским принципам, приводящим к самоуничтожению в личном и общественном плане:

«Ни в коем случае у христианина не должно быть внутреннего конфликта по отношению к своему собственному народу и к своей способности как верного православного следовать заповедям Бога. Если человек сосредотачивает всю свою доброту и великодушие только на своем народе, не оставляя в душе никакого места для благородных чувств по отношению к другим народам, это оборачивается злом как для него самого, так и для его народа».
Патриарх отмечал, что если любовь к врагам – слишком трудный образ для поведения, требующий высокого духовного уровня, то, по меньшей мере, стоило бы соблюдать другую евангельскую заповедь – не желать другому того, чего не желаешь себе. «Будьте людьми, поступайте со всеми по-человечески», – очень часто повторял Патриарх.

Аскеза
Изображение
При всей своей загруженности патриарх Павел оставался верным своим монашеским обетам. Каждый день он вставал в четыре часа утра и исполнял монашеское правило. В пять утра служил Литургию. Так же неукоснительно он придерживался и вечернего уставного богослужения. Земные поклоны занимали важное место среди аскетических упражнений патриарха. Он оставил их только во возрасте девяносто одного года, когда травма колена сделала их невозможными. Весь день в меру сил он наполнял молитвой. Молитва занимала и часть его ночного времени.

В отношении пищи он установил для себя суровый режим. Утром после Литургии патриарх не завтракал, довольствуясь чашкой чая и куском хлеба. В полдень съедал небольшую порцию овощей, которую отваривал сам с небольшим количеством зелени, собранной вокруг патриархии. Почти всегда воздерживался от ужина. Питался постной пищей даже вне постных дней и больших постов. И только в праздничные дни позволял себе немного масла и рыбы. Алкоголь не употреблял вовсе, довольствуясь обычно томатным соком. Ложился поздно, вставал рано.

Став патриархом, владыка занимал малую часть апартаментов. Его внучатая племянница Снежана Милкович, одна из немногих, кто мог войти в его частные покои, рассказывала:

«Большинство из предметов мебели, которые стояли в комнате патриарха, нельзя было увидеть больше нигде, как только в некоторых кафе, владельцы которых желали сохранить атмосферу прошлого, и в комиссионных магазинах, где продавалась старая затертая мебель. Место его спальни было самым меленьким помещением в патриархии. По всей видимости, раньше здесь была кладовая. В ней помещалась только кровать, старый шкаф, металлический сундук и стул. Над кроватью была прикреплена полка, где он держал очки, книги и еще несколько личных предметов, чтобы иметь их под рукой. Эта комната была точь в точь такой же, как и его монашеская келья, которую я видела, когда посещала со своей матерью монастырь Девич».
Патриарх не пользовался не только личным автомобилем, но даже и телефоном. Готовил пищу себе сам, покупая продукты в ближайшем магазине. Убирал не только в своих покоях, но и в здании патриархии. В конце трапезы святейший патриарх тщательно собирал и съедал крошки, оставшиеся на столе. Один епископ рассказывал, что как-то Святейший был приглашен на праздник. На трапезе подавали рыбу. Когда рыбу съели и собирали остатки, то он заметил, что на них осталось еще много рыбного мяса, особенно возле головы. Святейший попросил пакет, чтобы забрать остатки с собой, говоря: «Жалко всё это оставлять». На следующий день, когда епископы были приглашены к нему на обед в патриархию, Патриарх достал эти остатки, чтобы съесть. Поскольку он привык делиться, то предложил и гостям угощаться…

Для всего у Святейшего было богословское обоснование. Он говорил, что природа содержит духовные энергии. Расточая питание, даже в малых количествах, мы расточаем благодеяния, подаваемые нам Богом. Святейший напоминал эпизод из Евангелия, когда Господь после того, как накормил пять тысяч человек пятью рыбами и несколькими хлебами, повелел ученикам «собрать оставшиеся куски, чтобы ничего не пропало» (Ин. 6, 12).

Патриарх Павел сберегал и свои монашеские одежды. Сам их стирал, гладил, зашивал и ставил заплаты, если видел где-то дыру. Сам заботился о своей обуви и чинил, когда это было нужно. Если она изнашивалась так, что ее невозможно было носить, он находил где-нибудь выброшенную, подходившую ему по размеру пару, чинил ее и носил. Как-то он изготовил пару высокой обуви из женских сапог.

Так же он относился ко всему, что принадлежало патриархии. Сотрудники вспоминают, что Святейший вел себя как хозяин дома. Чинил двери, ремонтировал электропроводку, латал крышу. Так же Патриарх вел себя и тогда, когда ему приходилось ночевать в другом храме или монастыре. Патриарх никогда не требовал ничего для себя и всегда было готов поделиться со всеми.

Даже став патриархом, он продолжал ездить на службу в общественном транспорте или ходить пешком. При этом он был доступен всем и каждому. Любой мог подойти к нему на улице и поговорить с ним. Передвигался он всегда без охраны, хотя в условиях гражданской войны это было не безопасно. На пути из храма Святейший мог зайти еще в гости к сестре или внучатым племянникам. По пути в патриархию он заходил в магазин и покупал вещи, необходимые для работы. Человек, который не знал в лицо патриарха, никогда бы не догадался, что сзади него в очереди, на остановке или в магазине стоит Святейший Патриарх Сербский, по молитвам которого уже при жизни совершались чудеса.
Почил Святейший Патриарх Павел в возрасте девяносто пяти лет 15 ноября 2009 года.

Изображение
источник


Вернуться к началу
  Профиль  
 

Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему [ Сообщений: 38 ]  Страница 2 из 2  Пред.1, 2

Часовой пояс: UTC + 10 часов


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

[ Администрация портала ] [ Рекламодателю ]