Как живут дети в детском доме в Южной Корее

Наш цикл «7 дней заботы о детях-сиротах» вызвал большой интерес. Поэтому в редакции портала Владмама решили продолжить эту тему другими рассказами о буднях детей, оставшихся без попечения родителей.

Проблема социального сиротства — мировая. Ребят, которые остались без семьи даже при живых родителях, много и в странах Запада, и в странах Юго-Восточной Азии.

Гораздо меньше подобных учреждений в странах, принадлежащих к системе мусульманского вероисповедания. Там ребенок-сирота, как правило, остается на попечении родственников или фамильного клана.

В разных странах эту проблему — проблему социального сиротства — решают по-своему. У каждой страны свой опыт, свои традиции. Наверное, системы государственной помощи разных стран не имеет смысла сравнивать, но при ближайшем и более скрупулезном рассмотрении выясняется что, в России законодательством закреплены гораздо более щедрые меры поддержки детей-сирот, чем в других странах. Проблема только в исполнении эти законов.

Сегодня мы предлагаем вашему вниманию репортаж из детского дома в Пусане (Республика Корея). Его записали корреспонденты Владмамы Ольга Сиянко и Регина Вакуленко летом 2017 года, в период лечения здесь подопечных Владмамы: Даниила и Ярославы.

Получился очень интересный диалог, каждая из сторон задавала друг другу вопросы о жизни и буднях детского дома. Гости спрашивали о корейских порядках и правилах, а хозяева задавали вопросы о жизни сирот в России.

Детских домов в этом городе несколько. Наши журналисты доверились рекомендации сотрудников мэрии Пусана и посетили один из них, не государственный, а частный…

Еще при входе переводчик Дарья Квашнина, представитель компании «Корё», партнера Владамы, предупредила:

— Не принимайте во внимание такое, с виду плохо отремонтированное здание… Дети, которые отсюда выходят, вырастают очень ответственными и хорошими людьми.

Сколько лет этому детскому дому?

Этому детскому дому уже более 60 лет. Вот госпожа Пак Чин Су, это хозяйка детского дома. Почти 60 лет назад, сразу после войны, разделившей Корею на два государства, ее мама создала этот дом для сирот и стала его руководителем и основным работником на долгие годы. Она работала здесь, пока ей не исполнилось 90 лет. Никаких машинок и приспособлений для ведения быта тогда не было. Было очень тяжело.

Сколько воспитанников в центре?

Сейчас 29 человек. До прошлого выпуска было 140 человек. Многие дети уже выпустились. Практически все из них выпускаются до старшей школы, это примерно наш 11 класс. Многие дети получают высшее образование, заканчивают институты. Мама Пак Чин Су всегда говорила: «Очень важно, чтобы дети были накормлены и хорошо одеты, но прежде всего они должны вырасти умными. Прежде всего, должна быть учеба».

изображение

Из истории детского дома Пак Чин Су

— Раньше государство вообще не помогало центру. Мама полностью содержала детей за свой счет. Однажды, когда ей стало очень тяжело, она обратилась за помощью к окружающим. Никто не помог. Тогда мама пошла на американскую военную базу, что была рядом, попросить еды для детей.

— Как сейчас помню, она принесла оттуда пиццу и много еды. Пицца очень понравилась детям, и мама сказала им — «Американцы — люди очень высокого роста! Насколько они велики, настольно и душа у них большая!»

Нынешняя хозяйка детского дома не говорит по-английски, но ее мама прекрасно им владела. Она очень хотела, чтобы все дети, поступившие сюда, с большей ответственностью относились к своей судьбе и умели хорошо учиться.

— Раньше, чтобы девочки могли больше уделять времени учебе, их одевали как мальчиков, для того чтобы они не задумывались о красоте или чем-то таком, что отвлекало бы от учебы. Волосы девочкам или туго заплетали или обрезали вовсе. Но это было давно. Сейчас этого нет.

В настоящий момент государство финансирует его или он содержится на частные пожертвования?

Да, государство поддерживает. Детям хватает, всего в достатке. Государство обеспечивает продуктами. Мясо, курица, рыба — всего очень много. Дают много риса, деньги на еду и на одежду детей, плюс каждому ребенку в зависимости от возраста идет какая-то сумма на развлечение и карманные расходы. Обуви и одежды предоставляют достаточно.

При этом хозяйка детского дома не работает с деньгами, есть отдельный человек, который ведет финансовую часть.

А частные пожертвования есть?

Иногда обычные люди приходят и спрашивают, что нужно, в чем нуждаются? Мы отвечаем, что у нас всего очень много, поэтому если есть возможность, то лучше пожертвовать средства и перевести их на личный счет ребенка или на счета всех детей. Потому что когда они выпустятся, важно, чтобы у них были какие-то деньги. Свои.

Получается, государство их потом не содержит, не платит им?

Государство, после того, как дети выпускаются из детского дома, предоставляет жилье на два года. Они снимают квартиру для ребенка, но не передают ее в собственность.

Только аренда или соцнайм?

Да. Государство предоставляет детям только возможность для образования и карманные деньги, то есть те средства, что ежемесячно ребенку переводят на счет. В зависимости от возраста ежемесячные суммы составляют от 10 до 30 долларов.

С какого возраста ребенок может пользоваться этими деньгами?

Все дети учатся в обычных школах, вместе с домашними детьми, поэтому своими деньгами они пользуются сразу. Они получают их на руки, и после занятий в школе, как и все остальные, покупают с друзьями что-нибудь вкусное или игрушку какую-нибудь, т. е. тратят сразу.

В России такое невозможно. Дети не могут тратить деньги, пока им не исполнится 18 лет. Хотя они тоже учатся в общих школах. Отсюда и проблемы с деньгами: практически все выпускники не умеют ими распоряжаться, планировать расходы или экономить. Даже когда дети в 16 лет поступают в училище, они не могут распоряжаться этими деньгами.

А где они живут?

В общежитии.

Ууууу! Здесь, в Корее, детям на счет поступают в основном частные пожертвования. Как правило, жертвователи — это знакомые директора, люди, с которыми она работает или бывшие ее однокурсники, друзья и близкие. Есть среди друзей и преподаватели институтов, они помогают детям с поступлением и дальнейшей учебой.

А как строится работа с волонтерами? Людьми, которые приходят к детям с мастер-классами, устраивают праздники или просто играют?

Государственная поддержка детей-сирот в Корее не обеспечивает никаких кружков. Фактически, оно отвечает только за то, чтобы дети выжили. Поэтому государственные средства расходуются только на питание, одежду и, максимум, канцелярские товары. Все остальные расходы обеспечиваются пожертвованиями от частных лиц. Они присылают сумму или на расчетный центр центра или на счета детям, а уже с этих счетов оплачиваются все дополнительные занятия детям. Занятия проводятся не в детском доме, а при школах или других внешних площадках вместе с остальными детьми.

изображение

А если какой-то человек хочет пообщаться с детьми, сводить в музей на экскурсию?

Чаще всего к детям приходят люди, чтобы поиграть в спортивные игры или пообщаться. Как правило, это те, кто старается регулярно посещать детей. Они водят детей в кино или развлекательные центры. Много помогают представители компании Lotte. Они раз в месяц отправляют шеф-поваров своей гостиницы, и те готовят для детей праздничные блюда.

Случайных посетителей, кто первый раз пришел с улицы, к детям стараются не допускать. В настоящее время, например, в центре живут два малыша в возрасте 3,5 месяца. У них есть 2 постоянных человека, которые ежемесячно регулярно переводят средства. Один из них жертвует по 200 долларов, и всегда спрашивает, что необходимо в первую очередь? И дает не наличными, а покупает все необходимые предметы: каши, памперсы, смеси и т. д.

Очень много частных лиц помогает центру. Сотрудники дома даже не всех знают лично. Люди могут просто заказать детям через интернет курицу или пиццу и анонимно, через службу доставки отправить. Не сообщая, кто они.

Бывает ли в вашей практике такое, что детскому дому нужна помощь, поэтому вы обращаетесь к благотворительным фондам или к частным лицам через социальные сети, газеты?

Нет. Напрямую никогда. У нас всегда есть список необходимых потребностей, но мы предоставляем его только тогда, когда кто-то спрашивает, в чем нуждается детский дом. Человек сам выбирает, чем помочь и на что потратить финансы.

В Приморье, например, не все детские дома имеют собственные автобусы, а расстояния от населенного пункта, где находится детский дом, до центра края, где проводятся интересные мероприятия, велики. Поэтому благотворительные фонды помогают с оплатой аренды автобусов. Или, например, ребенок добивается успехов в спорте, а у детского дома нет финансирования для того, чтобы отправить на соревнования. Тогда они тоже обращаются за помощью к фонду. У вас такое бывает?

Нет.

А за счет чего или кого вы поддерживаете талантливых детей, подающих надежды?

Не знаю, как вы отнесетесь к том, что я сейчас скажу. Возможно, это и не хорошо, но обычно ребенок начинает развивать свои таланты на свои деньги. Например, если ребенок хорошо поет, то мы отправляем его на музыкальные занятия, но оплачиваем их с его счета. Учеба оплачивается за счет ребенка. И если мы видим, что ребенок действительно может и хочет развиваться и заниматься дальше, то в таком случае, дальнейшее обучение берет на себя детский дом.

Это хорошо. У наших учреждений нет такой возможности. А сколько человек работает в центре?

15 человек. Это учителя, их работу оплачивает государство. Получается, на 30 детей, 15 педагогов. На 2 ребенка по одному учителю.

— Я пришла сюда работать сразу после института, работала учителем, по сути, была «учителем жизни». Всю жизнь учу детей тому, как им нужно будет жить потом, в обычной жизни за пределами детского дома, после него.

— А сейчас для нас это дом, это семья. Все дети называют меня бабушкой. Нет такого, чтобы детей посадили на стул и начали рассказывать: «Ты должен делать это или то…». Все, как в семье. Ребенок вернулся из школы, ты ему: «О, привет, как ты сходил, что получил?» Примерно так.

Чему учат учителя, если дети ходят в обычную школу и у них есть возможность заниматься дополнительно?

Эти педагоги, скорее, как приходящие мамы. Они помогают сделать домашнюю работу, просто пообщаться о том, как прошел день. В основном, они больше психологи, чем учителя.

Какой график работы у педагогов?

Сутки работают, сутки отдыхают. Есть педагоги, которые 2 суток работают, 2 отдыхают. На каждого учителя от 6 до 8 детей, за которыми они наблюдают.

В доме работают не только учителя. Есть заместитель директора Кан Ги — управляющий. Если учителя, работая с детьми, выполняют функцию мамы, то он работает на налаживание отношений ребенка со школой, кружками и секциями. Еще одна важная задача — уравновесить отношение между взрослыми. У каждого учителя свое представление о воспитании. Он должен сделать так, чтобы учителя-мамы не спорили между собой, чтобы не происходило никаких стычек, чтобы все нашли определенный выход без навязывания своей точки зрения.

Сколько детей живет в одной комнате?

По три ребенка. У каждого — отдельный шкаф, спят на полу. (В Корее это общепринятая практика, полы с подогревом — прим. Редакции)

Кроме педагогов, кто еще работает?

У нас есть 2 повара, которые постоянно готовят.

А дети учатся сами готовить?

Да, они начинают этому учиться с 8 класса под присмотром педагогов. Есть еще отдельная программа, которая помогает детям учиться выживаемости, вне центра. В рамках этой программы ребенок с наставником могут жить в социальной квартире, где ребенок учится самостоятельности. Готовить, убираться, стирать и т. д.

Эта программа финансируется государством?

Частично. Есть договоренность с большими государственными детскими домами, программа реализуется совместно с ними. В основном помощь предоставляют крупные компании.

Вы сопровождаете детей после выпуска, отслеживаете их судьбу? Как у вас это происходит?

В течение 5 лет после выпуска, мы обязаны отслеживать, как они живут. Обычно перезваниваемся, часто приезжаем друг к другу в гости. Бывают дети, которые после выпуска теряются, меняют номер телефона не выходят на связь, но таких сейчас очень мало. Несмотря на попытку прервать общения, мы стараемся следить за их судьбой через социальные сети.

У нас есть одна выпускница, женщина, ей уже 60 лет. Она до сих пор приезжает к нам, теперь уже со своим ребенком.

Есть проблема вторичного сиротства? Бывает, что выпускницы оставляют своих детей?

Нет. Во-первых, те, кто выпускается из центра, считаются малоимущими, и им государство выделяет помощь. Лечение для них обходится гораздо дешевле, поэтому они могут спокойно пользоваться медицинскими услугами. Даже если и рожают девочки после выпуска из центра, государство им все равно помогает. Мы не можем припомнить подобных случаев.

Кроме того, работает система усыновления, приемные семьи, им государство тоже предоставляет помощь. Но в приемной семье не может быть более 7 детей.

Приемным семьям платят за ребенка?

Государство предоставляет пособие только на питание, чтобы ребенок не голодал. На одного ребенка в месяц родителям платится от 300 до 400 долларов.

Каковы шансы на усыновление у детей, попавших к вам в дом?

Нет, практически такого не бывает. В основном, 100% детей, попавших сюда, живут здесь до определенного возраста и выходят в самостоятельную жизнь.

А международное усыновление не работает в Корее?

Работает. Но у нас же не классический детский дом, это частный приют. Это дом, в котором дети живут. Есть отдельные детские дома, государственные, в которых детей можно усыновить. Те, кто хочет усыновить ребенка, могут обращаться в государственное учреждение.

А здесь какой статус у детей? Они чьи? Кто выступает их законным представителем?

Каждый ребенок в нашем доме записан на хозяйку (бабушку) с пометкой «вместе проживающие». Наверное, это как опекуны по-русски.

Если с ребенком что-то случится, кто несет ответственность?

Хозяйка детского дома.

Проверки часто бывают? Контролирующие органы как часто приходят?

Один раз в два года. Их цель — пожарная безопасность, состояние здания, чистота. Проверяют, сколько квадратных метров приходится на одного ребенка, количество проживающих в комнате, наличие телевизора. В основном, проверяют удобство ребенка. Дотошности по поводу пыли и грязь нет.

Дети убираются у нас сами. Каждый вечер перед сном, прежде, чем постелить одеяло, моют полы в комнате. Живут как дома, убирают комнаты, коридоры. Потом учителя проверяют их работу, понимая, что дети не могут сделать все хорошо, убирают поверху.

А в России детям нельзя убирать…

Здесь тоже бывают такие дети, которые не всегда готовы помогать. Объясняем им, как устроена жизнь дома, чтобы ребенок мог понять и почувствовать благодарность за то, что для него делают.

Самое главное, если ребенок хочет учиться, он должен начать это делать на свои деньги. Только таким образом мы можем победить иждивенческое настроение. Естественно, если ребенок будет ходить на занятия и не скажет через пару месяцев «Мне надоело!», то мы будем помогать и продолжим его обучение уже за счет центра.

Спасибо вам всем огромное за интересную беседу и экскурсию по дому! Мира вашему дому и всем его жителям!

  • 04.03.2019
  • 440 просмотров

Поделиться с друзьями